Противостояние между фикрайтерами и писателями, чьи работы они берут за основу, длится уже не одно десятилетие. Тем не менее некоторые фанфики все же удается опубликовать. В рамках спецпроекта о фанфикшене вспоминаем самые громкие скандалы вокруг нескольких работ — завершившиеся успехом или провалом.

Фанфикшен сегодня популярен как никогда — миллионы людей с удовольствием читают его, пишут сами и даже зарабатывают. При этом вопрос об авторском праве в фанатских произведениях по-прежнему остается открытым. Творчество, выкладываемое в интернете на бесплатной основе, в России на данный момент особо никак не регламентируется. Но популярные площадки, к примеру «Фикбук», все равно предпочитают себя защитить, указывая в правилах, что права на персонажей и миры, которые используются фикрайтерами, остаются строго за их законными правообладателями.

В США законодательство, касающееся копирайта, более разветвленное и утонченное. В частности, некоммерческий фанфикшен попадает под категорию transformative works (трансформативных работ) и поэтому не является плагиатом. Коммерческие же работы можно создавать только с разрешения правообладателей или если оригинальное произведение стало частью общественного достояния.

Подробности по теме
Все о фанфикшене — в спецпроекте «Афиши Daily»
Все о фанфикшене — в спецпроекте «Афиши Daily»

Казалось бы, тогда некоммерческий фанфикшен не должен волновать правообладателей оригинальных произведений вообще? Увы, ряд авторов не переносят фанатское творчество в принципе, и хотя некоторые из них (например, автор саги «Песнь льда и пламени» Джордж Мартин или писательница Диана Габалдон, известная серией книг «Чужестранка») в основном ограничиваются пламенными призывами не писать и не распространять фанфикшен, другие — Терри Гудкайнд, Робин Хобб, Энн Райс — с помощью адвокатов активно портят жизнь публикующим его авторам и платформам.

Чаще всего у рядового фикрайтера нет таких же ресурсов, как у популярных авторов и их издательских домов, поэтому последним достаточно послать неугодному cease-and-desist, или уведомление о незаконной деятельности, и решить вопрос в досудебном порядке. Как правило, авторы фанфикшена подчиняются требованиям правообладателей и удаляют свое произведение из общего доступа. То же самое касается самих интернет-площадок — нередко им легче избавиться от проблемных работ, чем бороться за право на их размещение в суде. На англоязычном портале Fanlore, например, размещены списки благосклонных к фанфикшену авторов и тех, кто выступает против него. А до того как появилось законодательство, поддерживающее фикрайтеров, некоторые платформы вроде MediaMiner публиковали списки авторов, работы по произведениям которых будут удалять сразу же во избежание проблем с их адвокатами.

Тем не менее некоторые фикрайтеры прибегают к ряду уловок, чтобы все-таки издать собственные произведения.

Хорошее знание классики

По истечении определенного срока (обычно 70 лет) произведения переходят в категорию общественного достояния — следовательно, их можно безболезненно экранизировать, писать их продолжения, ну и, само собой, создавать даже коммерческий фанфикшен. Отсюда, например, миллионы вариаций на тему «Гордости и предубеждения» — с зомби и без. По этой же причине киностудии так любят экранизировать классическую литературу, не смущаясь того, что у произведений Шекспира, «Джейн Эйр» или «Анны Карениной» уже и так по двадцать адаптаций — зато покупать права не нужно.

Кадр из сериала «Энола Холмс»
© Legendary/Netflix

С общественным достоянием, впрочем, тоже возможны курьезы: поклонник решил написать и издать сборник рассказов о Шерлоке Холмсе и докторе Ватсоне? Главное — не упоминать наличие у Ватсона второй жены или уход Холмса на пенсию, иначе автор рискует получить судебный иск. «Но это же общественное достояние», — может возмутиться он и будет прав, но только отчасти. Большая часть произведений Артура Конан Дойла действительно находится в общественном достоянии с 2000 года. Но его наследники и правообладатели цепляются за любую возможность подать на кого‑нибудь в суд за нарушение авторских прав — сейчас копирайт остается активным для десяти историй о Холмсе, и если поклонник до 2022 года (именно такой дедлайн был установлен судом в Иллинойсе в 2013 году) сошлется на какие‑то детали, упомянутые там, в своем произведении, то может нарушить закон.

В 2020 году наследники Конан Дойла подали в суд на Netflix за сериал «Энола Холмс», снятый по книгам Нэнси Спрингер. Фактически произведения о юной младшей сестре Шерлока Холмса — вполне легальный коммерческий фанфикшен.

Правообладатели чуть не создали совершенно абсурдный прецедент, заявив: в «Эноле Холмс» у Шерлока есть эмоции, а появились они у него только в поздних рассказах, еще защищенных копирайтом. К счастью, суд отказался брать на себя ответственность за права на чувства вымышленных персонажей и иск не был удовлетворен.

Уважение к авторам первоисточников

Разумеется, «Пятьдесят оттенков серого» Э.Л.Джеймс не были бы так популярны, если бы не уже сложившаяся армия фанатов саги «Сумерки». И когда Стефани Майер спросили, как она относится к набирающим популярность творениям Джеймс, она благородно ответила — мол, не читала, но желаю ей всяческих успехов.

Кадр из фильма «Интервью с вампиром»
© Warner Bros.

Но далеко не все писатели так благосклонны к авторам фанфикшена, причем не только коммерческого. Пожалуй, одно из самых громких таких выступлений случилось в начале двухтысячных — тогда сразу несколько крупных интернет-площадок с фанфиками одновременно получили легальные угрозы от юристов писательницы Энн Райс. Персонажи ее книг о вампире Лестате были очень популярны среди фикрайтеров, но сама Райс была категорически против их использования в чужих текстах.

Действия юристов Райс привели к тому, что один интернет-портал закрылся вообще — как вспоминает его создательница, это был фанатский сайт с публикациями о Райс и ее книгах, но также там время от времени размещали фанфикшен. Изначально представители писательницы даже делились с платформой новостями и присылали новые романы еще до их публикации. Поэтому создатели сайта были в шоке, когда получили уведомление от юристов Райс.

С возрастом мнение писательницы о фанфикшене смягчилось. В 2012 году она сказала, что приняла решение просто его не читать — и хотя ей кажется, что молодому автору лучше писать что‑то свое, фанфикшен может стать «переходной фазой» в начале творческого пути. Успокоило ли это фикрайтеров, чьи работы без весомых легальных оснований исчезли из интернета, сказать трудно.

Работа в разных жанрах

Несколько лет назад по всему миру прогремели книги американки Анны Тодд из серии «После», основой для которых стал ее фанфикшен о бывшем солисте группы One Direction Гарри Стайлзе. Как Тодд удалось избежать судебного иска, несмотря на коммерциализацию фанфика? Дело в том, что ее тексты относятся к довольно противоречивому поджанру — RPF (real-person fiction, на русскоязычных платформах часто используется хештег «фанфики про известных людей» или «известные люди»). Как можно понять из названия, героями таких текстов становятся реальные знаменитости. Морально-этический аспект таких сочинений — тема для отдельной статьи, но здесь нас в первую очередь интересует, может ли реальная персона подать в суд на авторов фанфикшена о себе.

Кадр из фильма «После»
© Diamond Films

Кейсы таких легальных запретов (или как минимум попыток привлечь авторов к ответственности) действительно есть. Например, в 2008 году пытались засудить фаната британской группы Girls Aloud, опубликовавшего жестокий фанфикшен с изнасилованиями и убийствами, героинями которого стали солистки группы (впрочем, обвинения с него были сняты). А в КНР в 2020 году и вовсе закрыли доступ к самой популярной платформе для фанфикшена Archive of Our Own после того, как фанаты возмутились слеш-фанфикам о китайском певце Сяо Жане. В случае с «После», впрочем, нетрудно заметить, что общее с реальным Гарри Стайлзом у главного героя разве что имя — и то оно, разумеется, было изменено перед публикацией на «Хардин Скотт».

Умение заметать следы

Успешные фикрайтеры, получив возможность опубликоваться и предвидя возможные проблемы с правообладателями, чаще всего попросту меняют оригинальные имена персонажей.

И если Белла Свон и Эдвард Каллен превращаются в Анастейшу Стил и Кристиана Грея, а Гарри Стайлз — в Хардина Скотта, то вроде бы никто уже ничего и не крал.

Более того, во многих случаях оригинальный фанфикшен уже нельзя найти в интернете после коммерческой публикации — именно потому, что авторам нужно защитить себя от малейшей вероятности обвинений в плагиате.

Фикрайтерам, желающим сохранить связь собственной работы с оригиналом, следует быть особенно осторожными. Именно по этой причине популярной в России серии Дмитрия Емца о Тане Гроттер оказалась закрыта дорога на европейский рынок. Когда дело дошло до суда в Нидерландах, российская сторона аргументировала, что тексты Емца — это пародия, а стало быть, они не нарушают копирайт. Правомерно ли это? В теории — да. Во многих странах использование материалов в образовательных целях, для создания критического комментария, а также для пародирования является исключением из закона об авторском праве. Но в случае с «Таней Гроттер» суд убедить не удалось.

О том, что их текст якобы является пародией, фикрайтеры заявляли и в других громких делах: например, шведский автор под псевдонимом Джон Дэвид Калифорния под этим предлогом создал сиквел к «Над пропастью во ржи» Сэлинджера, а американка Элис Рэндалл написала ремейк «Унесенных ветром» Маргарет Митчелл с фокусом на темнокожих персонажах и их судьбах. В первом случае истцам удалось добиться запрета публикации книги, а во втором издательскому дому пришлось разместить слово «Пародия» на обложке книги и выплатить правообладателям круглую сумму.

Возможности краудфандинга

Даже если автор не дает добро на креативную переработку своего произведения, фикрайтер все еще может исхитриться и заработать на ней деньги. «Гарри Поттер и методы рационального мышления» американца Элиезера Юдковского — одно из самых известных фанфикшен-произведений, выходившее на протяжении пяти лет: с 2010 по 2015 год. Автор не менял имена героев, поскольку хотел представить их в новых обстоятельствах — в своего рода альтернативной вселенной. Сумасшедшая популярность текста, разумеется, привела к тому, что фанатам захотелось печатной версии книги — и в России (где, как мы помним, авторское право трактуется своеобразно) она появилась благодаря краудфандингу. В 2018 году на печать удалось собрать рекордные на тот момент 11 млн рублей.

Хотя, заметив высокий интерес к тексту, издательство «Эксмо» обращалось к представителям Дж.К.Роулинг с просьбой авторизовать публикацию книги Юдковского, разрешение вполне предсказуемо дано не было (писательница выступает против коммерциализации фанатского творчества). Тем не менее в России можно купить некоммерческое издание «Гарри Поттера и методов рационального мышления», работу также удалось перевести еще на несколько мировых языков.

Громкое имя

Кадр из фильма «Марсианин»
© 20th Century Fox

Наконец, вероятность столкнуться с проблемами с копирайтом гораздо ниже у именитых писателей. Например, автор научно-фантастического романа «Марсианин» Энди Уир несколько лет назад решил написать рассказ по вселенной другого писателя — Эрнеста Клайна («Первому игроку приготовиться»). Клайну рассказ настолько понравился, что он включил его в одно из коллекционных изданий своего романа.

Подробности по теме
Любовь, секс и Гарри Поттер: как фанфики изменили литературу и жизнь целого поколения
Любовь, секс и Гарри Поттер: как фанфики изменили литературу и жизнь целого поколения