Издание «Новая газета» опубликовало манифест режиссера Константина Богомолова «Похищение Европы 2.0», в котором он критикует общественные тенденции в США и Западной Европе. Коротко пересказали содержание колонки и собрали реакции на нее из социальных сетей.

О чем Константин Богомолов написал в колонке про «Новый этический рейх»

Коротко: культура отмены в соцсетях ограничивает свободу мысли и приведет к появлению «Нового этического рейха», в котором будут «стучать не от страха, а от сердца».

После Второй мировой войны в Европе решили ограничить «сложного человека», которого режиссер описал как «одновременно высокого и низкого», чтобы не случилась еще одна трагедия. До войны «сложного человека» сдерживали религия, философия, искусство и образование. «Европа решила кастрировать сложного человека. Кастрировать его темную природу, навсегда замуровать его бесов».

Теперь «сложного человека» контролируют социальные сети и культура отмены. Они подавляют его свободу мысли и запрещают высказываться не так, как принято в обществе. «Сети дали этим новым насильникам анонимность, бесконтактность и — как следствие — безнаказанность. Виртуальная толпа, виртуальное линчевание, виртуальная травля, виртуальное насилие и реальная психическая и общественная изоляция тех, кто идет не в строю».

В Европе также случилась сексуальная контрреволюция: секс из «священного наслаждения» и «предмета искусства» превратился в оптимизированное производство, в котором половая принадлежность участников «нерелевантна». В России что‑то подобное было после революции 1917 года.

Кроме того, раньше человек мог уехать в другую страну с подходящими для него этическими нормами, теперь же в мире формируется глобальная деревня, в которой исследуют «этическое прошлое каждого успешного индивида».

В 1990-х Россия стремилась к довоенной Европе, где не боялись «сложного человека». Сейчас она далека от нее, но ей не нужно двигаться в сторону новой Европы. «Надо просто отцепить этот вагон, перекреститься и начать строить свой мир. Заново строить нашу старую добрую Европу. Европу, о которой мы мечтали».

Как в социальных сетях отреагировали на колонку Богомолова

Иван Вырыпаев

Режиссер, в ответе на колонку Богомолову в «Новой газете»

«Описанная Богомоловым модель современного западного мира, мягко говоря, очень упрощена и однобока. К тому же в его статье мало примеров — всего два, и оба, как выяснилось, абсолютно ошибочны.

Я живу в Польше уже 12 лет и вот только несколько лет назад по-настоящему стал понимать, что это за модель общества, которую пытается построить так называемая европейская цивилизация.

<…>

Идея Европы состоит в том, что человек — уникальное живое существо, обладающее несколькими универсальными правами, которые стоят выше любых конституций, законов, религий и даже моральных норм. Это право на Жизнь, право на получение Знания, право на сексуальную ориентацию и свободу своего мнения. И вот эти четыре универсальных права являются новым витком в эволюции человека, проживающего на территории Европы.

И вот в чем ошибается Богомолов, не очень хорошо представляя жизнь европейского общества. Он ошибочно принимает проблемы, возникающие при переходе с одного уровня эволюции на другой, за кризис гуманистической идеи, называя это убийством „сложного человека“. А сложный человек, по мнению Богомолова, — это такой обаятельный грешник, пускай немного аморальный и немного преступный, но зато живой, неординарный, влюбленный в себя, но в то же время очень талантливый и поэтому странный — словом, такой же, как и сам Константин».

(Источник)

Николай Подкосогорский

Заместитель главного редактора в журнале «Достоевский и мировая культура»

«Вот эти публичные покаяния, видеоролики и посты с выворачиванием души наизнанку, когда прощения просят не у того, кого обидели, а у массовой аудитории, борясь при помощи технологий и пиара за ее симпатию, мне неприятны. Особенно меня возмущают попытки принудительно отцензурировать произведения культуры прошлого, созданные в совсем иные исторические эпохи, потому что „Унесенные ветром“, „Питер Пэн“ или „Десять негритят“ в их оригинальном виде, дескать, больше не имеют права на существование, ибо могут оскорбить и ранить чувства разных меньшинств.

Но мне при этом непонятно позиционирование самого Богомолова. Он критикует прогрессистов и западников, но сам отнюдь не похож на традиционалиста и консерватора. Вернее, он отстаивает свободу для себя лично, но не против лишить ее всех остальных. Это-то и омерзительно».

(Источник)

Лев Симкин

Писатель

«Сменилось направление ветра, и он [Богомолов] из авангардиста превратился в охранителя, с жаром изобличающего „новый европейский паноптикум“ и „Новый этический рейх“. В своем „Манифесте“, который нам предлагают обсуждать, он не постеснялся написать даже о „застывшей на лице западного человека фальшивой улыбке“. А что такого?

А все потому, что он ни либералом, ни авангардистом никогда и не был, просто умело спекулировал на том, что было тогда востребовано. В отличие от Кирилла Серебренникова, вместе с которым его безудержно славила — извините за выражение — либеральная театральная тусовка».

(Источник)

Булат Столяров

Член совета директоров Forbes Russia

«Он не вам пишет, он пишет Путину, и там написано: вот новая крутая марвел-идеология, много мощнее всех прежних „суверенных демократий“ и т. п., подходящая моменту — что внутреннему, что планетарному. Все подобные манифесты здесь пишутся только образцовой шпаной, но этот, конечно, самый лихой на архетипы: никакого тупика больше нет, мы в этом мире, вообще-то, спасаем три тысячи лет европейской цивилизации от ясной перспективы самооскопления, нож над яйцами нашего Зевса не просто занесен, их уже пилят толпой Обама, гомосеки, евреи и черные инвалиды».

(Источник)

Григорий Ревзин

Архитектурный критик, партнер КБ «Стрелка»

«Люди новой этики сегодня заполнили мою ленту дружными и бодрыми криками, что неприязнь к возрождению комсомольских и хунвейбинских практик шельмования других можно высказать только за деньги. Никакие другие соображения, позволяющие предположить, что их ежедневное хоровое исполнение партии „Подонок, мразь, скотина!“ в отношении разных не связанных с государством людей, может вызывать неприязнь безо всякого коммерческого интереса, не приходит им в голову. Они поразительно искренне не видят в оппоненте никакого содержания, кроме перспективы возможных денежных доходов. Не проявляется ли здесь подсознательное и оттого особенно тревожащее убеждение, что их собственная позиция не стоит ломаного гроша и потому не может быть продажной по определению?»

(Источник)

Гасан Гусейнов

Доктор филологических наук, лектор «Свободного университета»

«Чем больше Богомолов или, скажем, мининдел [Сергей] Лавров будут выступать за свои особые ценности, за стойкость духовитых портянок, за домострой, за крепкий мужской гендер, тем скорее настанет момент, когда другие российские трудящиеся захотят снова попробовать старую добрую норманнскую теорию. Раньше я в нее не очень верил, считал легендой. А сейчас вижу, что да, было дело, и без варягов — никуда».

(Источник)

Лариса Юсипова

Журналистка

«„Скоро Богомолов опубликует манифест“, — сказал мне вчера Федор Сергеевич [Бондарчук]. „Про Навального?“ — наивно спросила я. „Увидишь“, — загадочно ответил ФСБ. Так родились завышенные ожидания, которым, как говорится, было не суждено… Прошли сутки, и что теперь?

Во-первых, в изложении Зинаиды Пронченко манифест гораздо ярче и талантливее, чем на самом деле. Во-вторых, вот чего я не могу взять в толк: почему весь мир, который, если смотреть на карту, находится слева от наших границ, Богомолов называет обобщенным словом Запад, а в конечном итоге — попросту Европой? Ведь мир — не менее сложноустроенный организм, чем сам человек, против упрощения которого восстал Константин Юрьевич».

(Источник)

Алина Бахмутская

Редактор в Inc. Russia

«В последнее время я наблюдаю активный рост новой субкультуры — иксеров-ницшеанцев (имеются в виду люди из поколения X, которые родились между 1965 и 1985 годами. — Прим. ред.). У них, как и у любой субкультуры, есть свои попсовые фетиши. Из последнего: сериал „Псих“ как пример „гениальности“ режиссера Феди [Бондарчука] или песня Земфиры про „злого человека“.

<…> Иксеры-ницшеанцы рассматривают новую этику как Новый этический рейх, потому что не могут выйти из своей собственной тюрьмы и помыслить, что система может существовать без мифа о гении, романтизации героя и бесконечного преодоления, что секс — это не „опасность и звериное“, что любви, жизни и счастья достойны не только те, кто смогли, но и те, кто просто не хотят мочь.

<…> Богомолов и другие иксеры-ницшеанцы вцепились в свои привилегии и думают, что так называемые квир-социалисты, фем-фанатики и экопсихопаты хотят отнять у них власть, деньги и связи. Но нет, вы можете оставить все это себе, потому что квир-кастраты хотят другого — уничтожить ваше право насиловать. Деньги, власть и связи у вас забирают бренды и корпорации, которые так же, как и вы, бьются в панике от мысли, что у них хотят отнять право на насилие. И это именно они создают так называемый Новый этический рейх в попытке приспособиться и понравиться молодым. Чтобы убедиться в этом, посмотрите состав правления Audi, которая разорвала рекламный контракт с Собчак, — много там экопсихопатов и квир-социалистов?»

(Источник)