Сервис каршеринга «Делимобиль» сначала всем нравился, но потом стали выясняться разнообразные подробности.

В сентябре 2015 года в Москве появился свой сервис краткосрочной аренды автомобилей — каршеринг «Делимобиль». Для пользования им нужно было скачать специальное мобильное приложение, зарегистрироваться в системе, выбрать на карте свободный автомобиль, отыскать его — и можно ехать. В торжественной церемонии запуска сервиса принял участие мэр Сергей Собянин. Одни говорили, что это отличная опция для тех, у кого нет автомобиля, но есть необходимость совершать краткосрочные поездки по городу. Другие — что отсутствие дополнительной инфраструктуры создаст нагрузку на парковки города.

Услугами каршеринга «Делимобиль» воспользовался среди прочих издатель «Медузы» Илья Красильщик. Ему понравилось, о чем он и написал у себя в фейсбуке 23 мая. После этого он неожиданно для себя оказался вовлечен в скандал.

28 мая — тоже в фейсбуке, в сообществе «Синие ведерки», — появился пост с критикой сервиса. В нем рассказывалось, что пользователи «Делимобиля» подписываются на «кабальные условия»: в случае аварии они «должны платить безумные штрафы за безумные незаконные вещи». В соцсетях «Делимобиль» обещает, что при ДТП с клиента причитается лишь 20% ущерба, тогда как на деле это, согласно «Синим ведеркам», не «вместо ремонта, а вместе с ремонтом»: придется оплатить «стоимость ремонта авто или полную стоимость авто при его полной гибели, упущенную выгоду каршереров от простоя тачки, штраф 20% от стоимости ремонта (или от стоимости авто при полной его гибели) и разнообразные неустойки».

Красильщик стал честно разбираться и перепостил рассказ человека по имени Александр Семенов, которому «Делимобиль» выставил счет, сравнимый со стоимостью целого автомобиля. По информации vc.ru, сервис требует 97046 рублей и 20 копеек штрафа за попадание в ДТП, 485 231 рубль за ремонт автомобиля Hyundai Solaris, а также 5500 рублей за проведение экспертизы и 750 рублей 60 копеек почтовых расходов.

Представители «Делимобиля» пригрозили Семенову привлечением «компетентных органов», обвинили его в шантаже и пиар-кампании против сервиса.

Семенов, меж тем, запустил сайт nedelimobil.ru. Он пишет, что согласен на штраф в размере 20% от стоимости ущерба, о которой представители компании ранее писали в соцсетях, однако погасить всю стоимость ремонта не может.

Как полагают многочисленные комментаторы конфликта, основная проблема в том, что «Делимобиль» решил сэкономить на страховании своих машин. Впрочем, компания отреагировала на критику и с 1 июня вводит тариф с каско по цене 10 рублей/минута. Но и у пользователей, однако, остались вопросы.

Сергей Радько
адвокат, эксперт партии «Автомобильная Россия»

По гражданскому кодексу и закону «Об организации страхового дела» страховщик, который произвел возмещение вреда, вправе стребовать с причинителя вреда этих расходов. То есть если вред причинен арендатором автомобиля, даже при наличии каско владельцу возмещается ущерб, а потом страховая компания с арендатора взыскивает эту сумму. Это общее положение: страхование по каско имеет своей целью защиту финансовых интересов страхователя, то есть собственника автомобиля, а не лиц, которые на нем ездят.

Во многих странах условия страховки более лояльны, но у нас эта область только развивается, потому пока так. Тем более мы знаем, что ОСАГО покрывает далеко не все — поэтому, наверное, каршеринговые компании берут или каско, или вообще не берут страховку. Надеются на то, что можно будет взыскать непосредственно с причинителя вреда.

Сервис в своем праве: его имуществу причинен ущерб. Можно поспорить о стоимости — стоит ли автомобиль таких денег, которые требуют взыскать, но это вопрос чисто технический. В рамках судебного заседания может быть назначена еще одна экспертиза.

Обычно в договоре у каршеринговой компании написано, что арендатор заранее согласен с той суммой ущерба, которая будет определена. Это не совсем соответствует закону. Согласно закону, причинитель вреда должен возместить ущерб, то есть ухудшение стоимости имущества, — это определенная сумма и определенная цифра, поэтому заранее в договоре невозможно написать, что он согласен с любой суммой.

Про 20% — это сомнительно с точки зрения закона. Это было бы законно, если бы был заключен с конкретным причинителем вреда договор на конкретный автомобиль с указанием конкретного причиненного ущерба — то есть они добровольно прощают долг. Если причинитель должен оплатить 500 тысяч рублей, а они заключили соглашение после конкретного ДТП и определили, что взыскивают не 500, а 100 или 150, то это вполне законно. Но до этого — незаконно, потому что это отказ от защиты собственных прав.

Данный договор во многих пунктах закону не соответствует, поэтому ничто не препятствует взысканию полного ущерба, который должен быть рассчитан.