Работа цифровых художников — бизнес, плотно завязанный на международные отношения, и сейчас он переживает не лучшие времена. Мы поговорили с арт-директором, преподавателем и основателем Smirnov School Иваном Смирновым об искусстве, его любимых играх и о том, как быть игровому художнику из России в это непростое время.

Иван Смирнов

Художник, арт-директор, основатель школы дизайнеров Smirnov School. Работал в Playrix (Fishdom, Gardenscapes), Mail.ru (Skyforge), Subatomic (Fieldrunners).

— Какая последняя игра вас впечатлила?

— Ghost of Tsushima. Специально нашел время, для того чтобы пройти ее досконально, а не просто пробежать от начала до титров. Очень понравилось то, как она объединяет все лучшее, что есть в самурайских фильмах, и адаптирует для западного зрителя. Не проходная игра.

— Интересно, что Артур Гимальдинов в нашем интервью тоже вспоминал о «Цусиме». Чем‑то она привлекательна именно для художников.

— Она очень кинематографична. Я так проникся стилистикой, что даже заказал коллекционный арт-бук в бамбуковом переплете.

© Иван Смирнов

— А можете вспомнить любимые игры детства?

— На меня большое влияние оказали классические хиты Blizzard: Warcraft, Diablo и Starcraft. Во многом благодаря им я захотел заниматься цифровым искусством.

Еще могу назвать Evil Genius© Elixir Studios. Комиксный стиль этой игры не упирается в количество полигонов, поэтому спустя много лет она по-прежнему выглядит классно.

— И еще о детстве. Я огромный поклонник этого арта© Иван Смирнов, не знал, что это вы его нарисовали! Можете рассказать историю его создания?

— Это рисунок возник в рамках одного из наших курсов. Задача была нарисовать стилизованный фан-арт. Мы выбрали «Чип и Дейл» и решили смешать его с «Городом грехов». Поскольку работу над изображением я совмещал с преподаванием, тратя по двенадцать часов в день на сам рисунок и общение со студентами, то от оригинального черно-белого замысла пришлось отказаться. В итоге я пошел привычным для себя путем и нарисовал все в цвете.

— Получилось здорово! А можете назвать еще какой‑то свежий арт, который по каким‑то причинам вам особенно дорог?

— Пожалуй, вот этот© Иван Смирнов. Так вышло, что работа над ним тянулась годами. Когда‑то я почти нарисовал его, но вдруг некстати скакнуло электричество и прогресс за три дня пропал. Остались одни только ранние наброски, к которым сложно было подступиться без подходящего повода.

Со студентами мы регулярно проводим мероприятие под названием «Иллюстратон», на котором я в прямом эфире рисую целый день. На одном из последних таких марафонов я и дорисовал наконец этот арт!

© Иван Смирнов

— Назовите топ-3 действующих российских художников.

— Очень сложный вопрос. Кого ни назови, получится неполный список. В России огромное количество крутых ребят, и выбор будет зависеть от того, какие заслуги лично вам кажутся особенно ценными.

Я бы назвал Джаму Джурабаева (хотя он из Таджикистана), Андрея Иванченко и Виктора Суркова.

Джама Джурабаев© Джама Джурабаев. Концепт-арт к сериалу «Мандалорец». — это бренд, знак качества; к нему, кажется, выстраиваются очереди из голливудских студий. Он работает с Disney, Lucasfilm, Industrial Light & Magic и другими топовыми компаниями. Андрей Иванченко© Андрей Иванченко. Фан-арт к Half-Life 2 (выпущенный еще до ее выхода в 2003 году). — первопроходец отечественного цифрового искусства и мой учитель. Виктор Сурков© Виктор Сурков. Концепт-арт к Pathfinder: Kingmaker. — художник, поработавший над пятыми Heroes of Might and Magic, Skyforge и недавней Pathfinder от Owlcat Games.

Сурков и Иванченко здорово вправляли мозги, их ученики стали крутейшими художниками. Принципы, которые они заложили, я стараюсь доносить ученикам в нашей школе.

© Иван Смирнов

— Я всегда считал цифровое искусство идеальным бизнесом с точки зрения фриланса. Работай из любой страны мира, зарабатывай своим творчеством. Что изменилось в этой схеме для российских художников за последние два месяца?

— Возникли проблемы с логистикой. Некоторые платежные сервисы вроде PayPal ушли, получать деньги стало труднее. Но тотальная изоляция отечественных авторов невыгодна: никто не хочет менять коней на переправе.

Заказчики не спешат расставаться с художниками из России, которые делают сверхкачественную работу за не самые большие — если брать мировой рынок — деньги.

Профессионалы высокого уровня, которые давно работают на крупные компании, не перестанут с ними сотрудничать, просто все будут искать какие‑то обходные пути. Нас ждет борьба мер и контрмер.

Я видел ситуацию, когда у западной компании были офисы одновременно в России и Украине. Украинский сейчас по понятным причинам закрылся, но российский не то что не закрывается, а, напротив, работает с удвоенной силой, покрывая затраты на релокацию украинцев. Если сейчас обрубить РФ-офис, не будет денег на то, чтобы помочь потом восстановить украинскую часть компании.

© Иван Смирнов

— Допустим, я российский художник. Нужно ли мне сейчас задуматься о переезде?

— Прежде всего надо определиться, какова глобальная цель. Если переезд коррелирует с такой целью, то почему бы не уехать, это справедливо не только для текущей ситуации, а в принципе.

Если же пытаться переехать в никуда ради самого переезда, то проблемы от релокации могут перевесить все плюсы.

На сильного профессионала будет высокий спрос вне зависимости от его местонахождения. Если же у вас еще недостаточно навыков, то, я считаю, выгоднее набраться опыта в России, а потом строить планы.

— А вы не уезжаете?

— Дело моей жизни — воспитывать классных художников и развивать их комьюнити на территории СНГ. Свои дальнейшие шаги я буду выбирать, исходя из этого.