Реклама
Как учителя могут остановить буллинг в школе? Отвечает автор книги «Будь сильным как лев»
31 августа 2022 11:00
Даниэль Дуддек — профессиональный педагог из Германии, чьи шоу и тренинги учат родителей и детей разрешать конфликты. Недавно в издательстве «АСТ» вышла его книга «Будь сильным как лев» о том, как научить детей противостоять буллингу в школе. В первую очередь она адресована родителям, но включает в себя и главу для учителей, которую мы публикуем.

Во-первых, я думаю, что каждый педагог понимает: зачастую мы сами практикуем буллинг, а это недопустимо. К сожалению, травля встречается повсеместно в школьных классах, группах детского сада и в других образовательных учреждениях. Чаще всего я наблюдаю ее в классных комнатах. То, что говорят некоторые (я подчеркиваю: некоторые) учителя, просто невозможно слушать. Они издеваются над детьми самым низким и оскорбительным образом, какой только можно себе представить.

Я убежден: если постоянно думать о том, какие плохие у меня ученики, начинаешь волей-неволей находить тому подтверждения.

Помните мастера Джимми и кусок глины? Спросите себя, не слишком ли вы фокусируетесь на плохом. Вспомните пример с классом, в котором 28 человек: 22 из них придерживаются правил, ведут себя тихо и послушно, а 6 ребят шумят и мешают учителю вести урок. Каким ученикам уделяется больше внимания? Правильно! Нарушителям спокойствия! И если один из спокойных учеников заметит, что все внимание достается шумным детям, вполне может статься, что и он начнет хулиганить, чтобы удовлетворить свою потребность во внимании. Даже если это внимание со знаком минус, оно для многих детей предпочтительнее, чем полное его отсутствие (см. также главу «Хочу внимания»). Если вы постоянно препираетесь с теми, кто нарушает спокойствие, вместо того чтобы похвалить тех, кто ведет себя социально желательным образом, вы неосознанно поддерживаете негативное поведение .

Мы, профессиональные учителя, воспитатели и соцработники, должны относиться к детям с уважением и эмпатией. Это задача не из простых. Но мы сопровождаем детей в будущее, во взрослую жизнь. Если мы станем делать это с давлением, стрессом и внутренней тревогой, как же мы воспитаем детей, внутри которых царит мир и покой? Я понимаю, что эта тема крайне сложная и что есть учителя, которым трудно справляться с ситуацией, они не знают, как подступиться к буллингу, — возможно, также и потому, что их самих травили и они эту травму не проработали.

Взрослые закрывают на буллинг глаза и продолжают вести свои уроки: в конце концов, их задача — учить, а не воспитывать.

На мой взгляд, эти понятия нельзя разграничивать. К тому же существует масса учителей, которые своей работой доказывают, что воспитание и обучение можно сочетать без особого труда.

Однако сейчас я говорю не только об отношении к детям. Нет, я имею в виду в том числе буллинг в командах, среди коллег. Он существует, хотя многие об этом и не говорят. Это своего рода табуированная тема, но так быть не должно. Педагогические работники должны находиться на такой ступени личностного развития, на которой никакой буллинг невозможен. Кроме того, мы как профессиональные работники не имеем права оскорблять детей, унижать, относиться к каждому по-разному и игнорировать. Но случается и такое. И это вполне объяснимо, ведь многие дети целенаправленно стремятся получить статус хулигана. Кроме того, мы все — просто люди, и кто‑то нам симпатичен, а кто‑то нет. Но даже понимая, какой механизм за этим стоит, я подобного отношения к детям не одобряю.

На своих командных тренингах я часто вижу учителей, не умеющих относиться к детям с добротой и уважением, не выстраивающих с детьми доверительные отношения. Именно последние — основа успешной коммуникации, особенно при возникновении проблем. За неимением такой основы учителя, желая установить в классе дисциплину, прибегают к средствам вроде светофораСистема светофора. — Прим. ред.Традиционный метод оценки поведения детей в младших классах школы в США: в зависимости от поведения таблички с именами учеников размещают на досках разного цвета. Те, кто вел себя хорошо, оказываются в зеленой зоне; те, кто совершил серьезный проступок, — в красной, а те, к кому есть вопросы, — в желтой. Современные педагоги критикуют такой подход за формализм и отсутствие внимания к реальным причинам плохого поведения детей, а также за смещение фокуса с выстраивания коммуникации между учеником и учителем., не замечая, что это лишь ухудшает и без того плохие отношения между учителем и учениками. Вопросов нет: есть много прекрасных и достойных учителей и педагогов. Однако есть и такие, кто применяет сомнительные методы. И именно эти люди часто и знать не хотят о том, что существуют альтернативы.

Одна учительница, проходившая у нас обучение на детского и подросткового коуча, рассказала такую историю: «Я только начала работать в новой школе и взяла класс, который мне представили, как проблемный. Я попробовала применить в классе то, чему научилась на тренингах: относилась к детям с уважением, выслушивала их, не применяла давления и поддерживала в них мотивацию. Старалась относиться ко всем детям одинаково, не судить о ситуации на основании того, что было накануне, а оценивать каждую, как новую. Вела себя спокойно и расслабленно и учила детей тому, что шуметь вовсе не обязательно. Я установила четкие, но справедливые границы и выдвигала детям обоснованные требования. Не так, как я делала раньше, когда окрикивала ребенка по имени, желая его приструнить, и бросала на него злобный взгляд.

Я по-настоящему разговаривала со своими учениками, мы радовались друг другу каждый день.

В результате на моем уроке дети вели себя идеально, им было интересно и весело, конфликтов и ссор становилось все меньше. Но вот что самое печальное: ни один из моих коллег, кто на протяжении двух лет боролся с этим классом, не спросил у меня, что я делаю по-другому. Единственной реакцией с их стороны были фразы типа: «Фуф, ну наконец-то они поняли, как себя вести! Это настоящее чудо, что такие невыносимые дети образумились!»

Этот рассказ заставил меня задуматься. Почему учителя так узко мыслят, почему не видят дальше своего носа? Почему они больше не обмениваются опытом, не перенимают стратегии, которые принесли успех?

«Зайдите хоть раз в мою школу, и вы увидите, что живете в мире фантазий!» — часто говорят мне по этому поводу. Но я регулярно посещаю самые разные школы и считаю, что имею определенное представление о происходящих в них процессах, о давлении, которое испытывают некоторые учителя.

Я бы настоятельно рекомендовал вам оглядеться по сторонам и посмотреть, у кого из ваших коллег лучше получается наладить отношения с учениками.

Заметив такого учителя, подойдите к нему и спросите: «Как ты это делаешь? А меня не научишь?» Я убежден, что детям нужны учителя, способные не только преподавать учебный материал. Тогда школьный урок станет тихой гаванью, в которой школьники будут подзаряжаться энергией для перемены. Если же меня на уроке то и дело упрекают за то, что я такой, какой я есть, во мне накапливаются разочарование и обида, которые я выплескиваю на перемене в форме буллинга.

К сожалению, я замечаю, что в школах, детских садах и других учреждениях отсутствует стандартная и единая модель отношения к конфликтам и к буллингу. Постарайтесь вместе разработать последовательность действий, чтобы вы все были заодно и работали слаженно, как единая команда. Открыто и честно заявляйте о случаях буллинга, вместо того чтобы отмалчиваться, опасаясь общественной реакции. Никого при этом не обвиняйте и не очерняйте, а воспользуйтесь методом САП (см. главу «Хочу внимания»). Вместо того чтобы выставить на всеобщий позор агрессора, его последователей, зрителей или кого‑то еще, наладьте связь с отдельными группами и вместе с ними разработайте альтернативы. Покажите детям, как они могут удовлетворять свои потребности другими способами. Так, последователи могут научиться, к примеру, удовлетворять свою потребность в чувстве принадлежности, всей группой отвлекая агрессоров от буллинга и играя с ними в футбол и т. п.

Зрители, которым очень хочется чувствовать себя в безопасности и не хочется, чтобы их втягивали в конфликт, могут придумать какие‑нибудь игры и активности вместе с жертвой и тем самым отстраниться от буллинга. Я понимаю, что это может быть очень трудно и требует от учителя больших усилий. Но оно того стоит.

Целенаправленная работа с применением метода САП приносит гораздо лучший результат, чем если мы будем нагружать агрессора штрафными работами, в худшем случае сопровождая это словами: «Ты наказан потому, что Марейке мне рассказала, что ты вытворял последние несколько недель!»

Это не фраза, а полная катастрофа: в ней нет никакой нацеленности на результат, и оба ребенка — и агрессор, и жертва — выставляются в невыгодном свете.

Давайте конкретно обозначим, как именно метод САП можно применять в школе. Вы замечаете, что один ребенок страдает от издевательств, или вам об этом докладывают. Постарайтесь незаметно с ним переговорить. Незаметно, чтобы агрессоры не решили, что он сейчас их «сдаст» и не стали издеваться над ним еще больше. Начать разговор можно словами:

— Я хочу, чтобы ты знал: я не стану осуждать ни тебя, ни других. Я только хочу знать, что происходит, и найти решение, которое позволит тебе чувствовать себя спокойно. Кроме того, у меня есть для тебя пара советов. Но для начала расскажи все как есть!

Чтобы ребенок открылся, вы должны быть таким учителем или педагогом, которого он уважает и ценит. Чтобы ребенок знал, что вы свое дело знаете и к вашим советам имеет смысл прислушаться. Выслушайте его и попытайтесь разобраться, кто в этой ситуации зритель, кто последователь, а кто агрессор или агрессоры. Затем подскажите ребенку, как ему действовать. Для своих объяснений вы можете использовать образ мысленной отрыжки, собачьих фекалий или комка глины, а также метафору «Лев, комар и овца» или идею о том, чтобы отвечать на ненависть любовью. Разработайте вместе с ребенком четкие стратегии поведения и укрепите его представления о себе и любовь к себе.

Далее поговорите с агрессорами. Начините разговор, например, такой фразой:

— Я узнал о том, что вы делаете. Это видели и другие учителя, и некоторые ученики.

Затем объективно опишите все, что произошло. Вместо того чтобы сказать «Вы издевались над Саскией!», лучше произнесите:

— Вы подделали фотографии Саскии, выложили их в чат в WhatsApp, а на школьном дворе некоторые ребята слышали, как вы обзывали ее «с*****й дочкой».

Независимо от того, станут они возражать или нет, продолжайте:

— Для меня очень важно, чтобы вы знали: я не собираюсь вас осуждать или наказывать. Я хочу найти выход из создавшейся ситуации. Почему вам было важно поступать так, как вы поступали?

Откроются они вам или нет, снова зависит от того, какие между вами отношения.

Важно нащупать, какие потребности скрываются за их агрессивным поведением. Помогите агрессорам удовлетворить свои потребности, не издеваясь над окружающими.

Дайте ясно понять, чего вы хотите: чтобы все успокоилось и все остались целы и невредимы. Но честно предупредите агрессоров, что, если их атаки не прекратятся, вы поставите в известность их родителей и руководство школы. Подчеркните, что для вас крайне важно попытаться решить ситуацию в узком кругу, на уровне класса, чтобы не привлекать к жертве лишнего внимания, чтобы на агрессоров не повесили соответствующий ярлык. Но у всего есть свои границы, дайте это четко понять в своем разговоре. Поговорите затем со зрителями и последователями и вместе с ними попытайтесь разобраться, каковы их потребности. Подскажите им, какие существуют альтернативы их поведению.

Что правильно для родителей, правильно и для педагогического персонала: станьте примером для детей. Будьте львом, а не овцой. Если вы раздражаетесь по каждой мелочи и легко выходите из берегов, то тем самым учите детей вести себя как овца. Постарайтесь быть выше мелочных неурядиц, воспринимайте незначительные конфликты с легкостью и юмором.

Покажите детям, что необязательно на все обращать внимание и все комментировать и что на многое можно просто закрыть глаза.

Когда вы чего‑то требуете от школьников, говорите четко. Я продемонстрирую это на одном примере: Ярон не слушает и смотрит в окно. Учительница восклицает: «Ярон!» И надеется, что тот сразу поймет, чего от него хотят. Но лучше было бы сразу сказать: «Ярон, посмотри на меня!» Так вы, учитель или педагог, подадите детям пример четкой и уважительной коммуникации.

Кроме того, порой бывает полезно привлечь в школу дополнительных профессионалов. Ведь часто за деревьями не видно леса, и советники, взятые со стороны, помогут учителям и педагогам взглянуть на ситуацию под новым углом и подскажут альтернативные выходы. Это пойдет на пользу всем, а прежде всего детям.

Издательство

«АСТ»

расскажите друзьям
Читайте также
События недели на afisha.ru
Рекомендации партнеров