Внеплановые проверки и несуществующие нарушения давно стали неотъемлемой частью ресторанного (да и любого другого) бизнеса в России. «Афиша Daily» вспоминает о самых ярких примерах полицейского произвола в отношении рестораторов за последние несколько лет.

7 февраля основатель сети «Додо Пицца» Федор Овчинников рассказал, что проходит свидетелем по уголовному делу о незаконном производстве и сбыте наркотиков в особо крупном размере после того, как в одной из пиццерий его партнера-франчайзи Станислава Семионова нашли «закладку» с запрещенными веществами.

По словам Овчинникова, в «распространении наркотических средств под прикрытием сети пиццерий» с поставками из Латинской Америки его и партнера-франчайзи обвинила неизвестная ему Пронина Е.В. — от нее в Главное управление МВД по Москве поступило два заявления. Проводился ли допрос Прониной, основателю сети пиццерий не сообщили.

Сегодня Овчинникова и его франчайзи-партнера Семионова вызвали на допрос (повторный для первого), но он не состоялся, так как дело передали из отделения УВД Южное Медведково вышестоящим органам.

За последние несколько лет подобные истории все чаще происходят в ресторанном бизнесе. «Афиша Daily» рассказывает о самых громких из них.

Десяток проверок в сети «Андерсон»

Подставные несовершеннолетние, пожарная инспекция и кассовые проверки

© «Андерсон»
1 из 7
© «Андерсон»
2 из 7

19 октября 2017 года Анастасия Татулова, основательница сети семейных кафе «Андерсон», опубликовала в фейсбуке пост о поиске юриста, который поможет защититься «от последствий проверок ОВД, МВД, УБЭП и прочей мерзоты». По словам предпринимательницы, на тот момент в ее заведении прошла уже пятая проверка за месяц.

На сообщение под тегами #буднипредпринимателя #АндерСонзлой откликнулись многие: только со страницы Татуловой пост перепостили 310 человек, в том числе журналист Дмитрий Соколов-Митрич, Любовь Соболь (юрист Фонда борьбы с коррупцией, член Центрального совета Партии прогресса) и Тутта Ларсен.

Татулова рассказала Inc., что проверки начались в конце сентября 2017 года. Пятничным вечером в «Андерсон» на Красносельской зашла женщина в сопровождении двух молодых людей «лет двадцати пяти» (позже окажется, что одному из них должно было исполниться восемнадцать лет только через месяц). Гости сели спинами к официантам. Женщина заказала литр вина. Его распивали всей компанией. Когда закончили, сидевшие за соседним столиком люди представились оперуполномоченными и обвинили кафе в продаже алкоголя несовершеннолетнему. Затем заблокировали вход и выход из кафе, согнали всех сотрудников в один зал и заявили, что будут проводить проверку. В тот момент в «Андерсоне» проходило три праздника. Гостям запретили покидать помещение. Директору заведения долго не давали позвонить адвокату и в офис.

Через шесть часов, рассказала Татулова корреспонденту «Афиши Daily», полицейские поняли, что «ни подписывать протоколы подставной продажи, ни платить деньги им не будут, и принялись угрожать заведению дальнейшими проверками»: «Мы можем сказать, что вы похожи на террористку и забрать вас в обезьянник» и «Вы же понимаете, что суд поверит нам, а как устроить вам веселую жизнь, раз вы такие борзые, мы придумаем». Татулова вызвала ЧОП и позвонила в службу собственной безопасности УБЭП с заявлением о вымогательстве и нарушении закона представителями власти.

«В меню «Андерсона» есть только вино и шампанское, которые продают с двадцати одного года», — поясняет владелица сети. По ее словам, подобные подтасовки — распространенная практика. «Полиция использует как приманку студентов, желающих подзаработать. Часто выбирают молодых людей с бородой, которые выглядят лет на тридцать. Те приходят в компании старших и заказывают спиртное. Если в заведении нет камер, доказать невиновность официанта и кафе крайне сложно. В таком случае заведению грозит штраф от 300 тысяч рублей и возможность лишиться лицензии».

Спустя две недели после первой проверки, сотрудники правоохранительных органов пришли в кафе на «Тульской», где, по словам Татуловой, спиртное не продают из-за отсутствия лицензии. «Посетители требовали вина и предлагали официанту сходить за ним в магазин. В итоге они выпили пива и попытались уйти без чека» (для продажи пива лицензия не нужна. — Прим. ред.). Потерпев неудачу, полицейские представились и объяснили, что проводят внеплановую проверку «по жалобе». «Жалобу предъявить отказались, как и сказать, в чем ее суть, — говорит Татулова. — В верхней одежде начали проверку кухни и складов. В протоколе написали, что «видели муху». На основании проверки — хотя не было найдено ни одного нарушения — требовали список документов по финансовой деятельности компании, включая счета собственников бизнеса и подрядчиков. На отказ пообещали прийти с обыском и забрать все, что им надо, вместе с компьютерами».

«За четыре месяца мы пережили одиннадцать проверок, все они были внеплановые. По тем, по которым были выписаны штрафы, разбираемся в суде», — рассказала Татулова. Одной из причин повышенного интереса к кафе со стороны властей она считает успешность своего бизнеса: «Возможно, раз мы выросли — сейчас в сети «Андерсон» сорок кафе, — теперь кажемся достаточно крупной добычей, чтобы срубить деньги».

Анастасия Татулова
Основательница сети семейных кафе «Андерсон»

«Сейчас мы с юристами разбираемся по всем проверкам. Часть из них была связана с алкоголем, другая — с мигрантами (почти как у Сергея Миронова). Они [сотрудники правоохранительных органов] просто приходят, забирают людей и говорят: «Проверять будем в отделении». Что им мешает проверить документы на месте, и тогда уже разбираться — загадка. Забирали даже техперсонал, клининг, который работал вообще не в нашей компании, и ответственность за которых мы не несем. Стопорят работу в разгар деятельности заведения. Конечно, никто не компенсирует убытки, даже не извиняются.

За текущие полгода подобные проверки были у многих. Проверяющим органам просто это обосновать: для внеплановой проверки достаточно жалобы, которую они могут составить самостоятельно, — никто не проверит. Часто жалобы подделывают задним числом, уже после визита. Так и живем. Не дали скидку на банкет? Идешь и пьешь кровь предпринимателю. Это сложно доказать, с этим мало кто связывается, поэтому они [проверяющие органы] чувствуют себя безнаказанно, о чем достаточно открыто говорят.

Сейчас по многим видам надзорной деятельности закон устроен так, что уйти без нахождения каких-либо нарушений в принципе невозможно. Если хотят что-нибудь найти — найдут или спровоцируют. Прийти могут по наводке, по заказу конкурентов, от жильцов дома, которые жалуются, что из ресторана пахнет рыбой, и не думают, что запах может идти из соседней квартиры.

В Москве сложилась неплохая ситуация для горожан — город их слушает. Вариантов донести до властей, что тебе что-то мешает, очень много. Но у такой муниципальной отзывчивости есть побочная сторона: она культивирует ситуацию, когда люди всем недовольны. Больше всего от этого страдают предприниматели, потому что по каждой, даже идиотской или повторной, жалобе бизнесмена заставляют писать объяснения, к нему вызывают комиссии. Нам эти жалобы всегда стоят денег — расходы на юристов, штрафы. А человеку, который жалуется, они не стоят ничего. Никакой ответственности он не несет, поэтому писать может, что хочет и на кого хочет.

Предприниматели, которые пишут в социальных сетях о подобных проблемах, ведут просветительскую работу. Они показывают другим, что не надо бояться, не надо платить, надо спрашивать о причинах проверок, узнавать свои права, оспаривать решения. Мы по каждому подобному случаю идем в суд, пишем жалобу в прокуратуру, все записываем на камеру. Когда проверяющие нарываются на предпринимателя, который может дать отпор, у них чаще всего пропадает желание связываться с ним дальше. Вообще, пользоваться соцсетями полезно: их читают все. В прокуратуре, например, о проверках узнали не из официального заявления, а из мониторинга соцсетей. Так что огласка помогает».

Миграционная проверка в ресторане «Мясо & Рыба»

Нелегалы, депортированные грузчики и обвинение полицейских в вымогательстве скидочных карт

© «Мясо & Рыба»
1 из 4
© «Мясо & Рыба»
2 из 4

12 января правоохранительные органы пришли и в ресторан Сергея Миронова «Мясо & Рыба» в ТЦ «Кунцево-плаза». Они провели миграционную проверку: 14 сотрудников (поваров, кондитеров, барменов и мойщиц посуды) забрали в отделение, чтобы пробить по базе ФМС. Правда, базы там не оказалось. И вместо положенных трех часов людей продержали больше шести часов. Миронов пожаловался, что из-за действий полицейских кухня в тот день практически «встала»: людям пришлось работать не на своих позициях, упало качество и скорость. Размер потерянной прибыли ресторатор не разглашает.

Работников «Мяса & Рыбы» сопровождала сотрудница отдела кадров ресторана. Она попыталась разобраться в происходящем, предложила полицейским взглянуть на документы, но ее отправили в коридор. Позже к ней подошел майор полиции с предложением прекратить проверку в обмен на три безымянные 50%-ные скидочные карты ресторана. Кадровик связалась с Мироновым, он отказался от сделки с властями. В интервью «Эху Москвы» предприниматель объяснил, что даже владельцам и партнерам дают только 30%-ную скидку, а популярным медийным лицам — 20%-ную.

Когда Миронов рассказал о ситуации в фейсбуке, многие его поддержали. Но были и те, кто обвинил его в пиаре. «Надо быть ненормальным, чтобы делать пиар на силовиках. Это настолько рискованно, что никакой пиар никогда в жизни этого не окупит», — прокомментировал Сергей изданию Inc.

В результате проверки у шестерых сотрудников «Мяса & Рыбы» обнаружили поддельные регистрации. Во время повторного визита в отделение четверо из них заявили, что не признают своей вины (по словам Миронова, они прекрасно говорили по-русски). Их регистрации сразу же признали «нормальными», а потом отпустили. «Два других сотрудника — грузчики, которые, в принципе, плохо говорят по-русски, — признали свою вину, за что были немедленно отправлены в суд и депортированы. При этом все эти сотрудники делали разрешение в одной фирме», — написал Миронов. По его словам, в ресторане не было выявлено никаких нарушений миграционного законодательства.

МВД возбудило проверку о вымогательстве скидочных карт. Миронов также подал жалобу в Генпрокуратуру, Следственный комитет и Главное управление собственной безопасности Министерства внутренних дел.

Сергей Миронов
Владелец сети ресторанов «Мясо & Рыба»

«С проверками нас пока больше не трогали — самоубийц нет. Вообще, о подобных ситуациях мало кто говорит, тем самым их провоцируя. Мы все хотим жить в правовой стране без коррупции, но в то же время сами способствуем ее появлению. Я патриот во многом, и разбираться со взятками — часть моей идеологии. Мы взялись за восстановление справедливости и этот процесс хотели бы довести до конца.

Госорганы не основной противник рестораторов и малого бизнеса. Основной противник — крупный бизнес, который без проблем поглощает мелкие рестораны. Если для вопросов с госорганами у нас есть прокуратура, Следственный комитет, омбудсмены, то инструментов противостоять крупному бизнесу нет.

Ни одна структура не вмешивается в споры хозяйствующих субъектов, которые зачастую неравноправны. Ресторан перед торговым центром беззащитен: торговый центр может банально выключить электричество, в ресторане испортятся продукты, и через две недели он разорится. Ресторан подаст на торговый центр в суд, тот не придет на заседание, через два месяца мы суд выиграем, торговый центр обяжут включить нам свет. Свет включат, но бизнеса уже не будет».

Следователь в кафе «Бейрут»

Уголовное дело против совладелицы за административные нарушения

© «Бейрут»
1 из 3
© «Бейрут»
2 из 3

В конце июля 2016 года в небольшое кафе ближневосточной кухни «Бейрут» в Санкт-Петербурге зашел молодой человек. Он не стал делать заказ и сразу направился на поиски туалета. Когда официант сообщил, что туалетом могут пользоваться только посетители заведения, мужчина начал кричать о нарушении закона (вероятно, он имел в виду постановление, действовавшее в городе с 2004 по 2007 год).

Молодого человека зовут Иван Лялицкий, он работал старшим следователем следственного отдела Центрального района города. В сентябре Лялицкий вернулся в «Бейрут», но не один, а в компании следственной группы. «Пять человек зашли на кухню и сказали: «Мы — власть, и поэтому будем здесь все смотреть, а вы нам не мешайте», — рассказала «Афише Daily» совладелица заведения Лиза Извозчикова.

Дальше последовали еще две проверки, во время которых в кафе было выявлено множество нарушений — от отсутствия маркировок на уборочном инвентаре до отсутствия второго эвакуационного выхода. Извозчикова, по ее словам, сразу же исправляла все, что было возможно. Тем не менее в отношении кафе было возбуждено уголовное дело по факту оказания услуг ненадлежащего качества.

Извозчикова обратилась в Следственный комитет города Москвы и прокуратуру РФ. Лялицкого отстранили от дела. Новый следователь возбудила уголовное дело уже лично в отношении хозяйки «Бейрут» — об этом девушка узнала, когда к ней в квартиру пришли с обыском.

Только в декабре 2017 года суд принял ходатайство о прекращении уголовного дела и обязал Извозчикову выплатить штраф размером 40 тысяч рублей.

Подробности по теме
«Это страшно, это настоящий террор»: за что хотят судить хозяйку кафе «Бейрут»
«Это страшно, это настоящий террор»: за что хотят судить хозяйку кафе «Бейрут»
Елизавета Извозчикова
Совладелица кафе «Бейрут»

У нас совсем маленькое кафе. Ни денег, ни связей, ни покровителей нет. Но в него было вложено много сил, денег, в нем работают люди. Я чувствовала ответственность перед ними.

Честно говоря, у меня было желание закрыть кафе — партнер не дал мне этого сделать. Во-первых, это не избавило бы меня от уголовного дела. Во-вторых, линия защиты строилась на повторных экспертизах, показывающих, что нарушения по пожарной безопасности отсутствуют, а по санитарным нормам — исправлены. Если бы кафе закрылось, проведение этих экспертиз было бы невозможно.

Бороться за свои права в суде — наиболее цивилизованный путь. Это действительно очень долго и не очень дешево, но если вам повезет найти порядочных и образованных юристов, и закон принципиально на вашей стороне — то почему не побороться?

Думаю, что огласка в СМИ сыграла огромную роль. Что же касается соцсетей, то хотя ими сейчас многие пользуются как средством массовой информации, никакой оплаченный охват никогда не заменит органических репостов друзей, с которыми мне, безусловно, очень повезло.