На выходных «Афиша Daily» побывала на фестивале вьетнамской еды от команды Lao Lee Cafe вместе с еще 6000 москвичами. Мы послушали, о чем говорили в очередях, которые поразили всех сильнее, чем супы фо, немы и булочки бань-ми.

В прошлые выходные, 11 и 12 февраля, в здании клуба «НИИ» и вокруг прошел второй фестиваль вьетнамской еды команды Lao Lee. Два дня в просторном помещении недалеко от «Курской» варили фо, жарили кузнечиков и продавали «Звездочку», кофе с ароматизаторами и плетеные корзины. Организаторы не учли свой прошлогодний опыт, когда на фестиваль пришла такая же прорва народу, и в этом году очереди к прилавкам достигли какого-то небывалого размаха.

Вход на фестиваль

1 / 8

Купить что-либо на фестивале можно было за вот такие ненастоящие деньги, их меняли в кассе, один к одному

2 / 8

Как устроено

На втором этаже НИИ, где и происходило основное действие, расположились десяток прилавков и небольшая сцена, с которой в перерывах между Gangman Style и хитами российских исполнителей вроде «Загорелой попки» группы «Зэбосы», вещал актер театра и кино Роман Хардиков. «О, это тот мужик из «Интернов». Ему там это, пылесосом засосало!» — заметил один из гостей.

«Фестиваль отлично моделирует Вьетнам — толпы, грязненько, валютный контроль», — написала гость фестиваля Вероника Алексеева. Это действительно так: прилавки на протяжении почти всего первого дня были оцеплены очередями, пройти из одного конца зала в другой пройти было невозможно. Азиатского колорита добавляли и горы одноразовой посуды и подносов, сделанных из коробок из-под пиццы. «Хотя бы под стол мусор не складывают!» — был и такой отзыв.

У команды Lao Lee в попытке передать атмосферу и культуру Вьетнама получилось выразить лишь одну его сторону — безумие азиатского базара. Иногда, правда, напоминавшего школьный утренник с переигрывающими актерами. На входе гостей встречали вьетнамцы в национальных костюмах, на сцене плясали национальные танцы, голосили под фонограмму и синтезатор. Людям предлагали есть на скорость бань-ми и перец чили. Девушки в костюмах лотосов, танцы драконов и мучительные для русского уха вьетнамские хиты — все это выглядело самодеятельно и непродуманно. Все-таки за последние несколько лет индустрия фуд-маркетов приучила москвичей к тому, что о любых национальных кухнях с ними разговаривают на языке еды, а не театральных декораций.

Фестиваль проходил с часа до девяти вечера, манго и дурианты закончились через два часа, кузнечики к началу четвертого, а очереди за фо бо — никогда

1 / 8
2 / 8

Феномен очереди

В три часа дня гостей фестиваля встречали не ароматный фо и сочные немы, а бесконечная толкучка. Главной проблемой фестиваля стали очереди, то есть то, что прославило фестиваль в прошлом году. Организаторы говорят, что старались учесть прошлогодний опыт, однако не вышло.

«Мы готовились к мероприятию на 3000 человек. Опыт показывает, что приходит всегда меньше людей, чем собирается. Для того чтобы разделить трафик, мы решили проводить фестиваль два дня. Однако анонсы и материалы в СМИ сыграли против нас — пришли 6000 тысяч человек», — так объясняет причину огромных очередей совладелица Lao Lee Екатерина Яблокова, которая в перерывах между комментариями бегает между прилавками. В первый день это были 4000 человек, во второй — 2000. Однако причина огромного количества гостей далеко не в СМИ.

Снежана и Сергей, преподаватель физкультуры и тренер по хоккею, пришли на фестиваль, увидев «пост у кого-то из друзей в фейсбуке». Так же узнали о мероприятии и большинство других гостей. Социальные сети сегодня играют важную роль в ресторанном бизнесе.

Подробности по теме
Состояние еды
Толпа на фестивале вьетнамской еды как новая очередь на Серова
Толпа на фестивале вьетнамской еды как новая очередь на Серова

Как у Тимати прошлой осенью — очереди в его суперуспешную бургерную превратились в городской миф. Секрет прост: собрать побольше подписчиков и предложить им что-то простое и не очень дорогое. Например, бургер или суп фо. Lao Lee Café это удалось. На страницу мероприятия подписались более 7000 человек, из них пришли больше половины. Организаторы не были готовы, и это странно: этот опыт в точности повторяет их же прошлогодний. За супом фо и жареными кузнечиками, которых привезли с московской фермы, в разгар мероприятия выстраивались по 60 человек. Никто из гостей не смог ответить, почему он готов простоять сорок минут за супом. «Отступать некуда», — отшутился мужчина лет сорока, ждавший жену.

Фо любят все

Единственное различие между очередями за бургерами Тимати и фо в том, что у фестиваля вьетнамской еды нет четкой аудитории. Среди людей, стоящих на Новом Арбате, легко можно было выделить социальные группы, для которых имя Тимати не просто пустой звук: школьники, студенты и обеспеченная молодежь — все очень молодые. На этом фестивале такого не было, сюда шли все. Например, начинающий режиссер Руслан и пенсионерки Анна и Татьяна, сказавшие, что таких очередей не видели с молодости и совсем по ним не скучали. Они же отметили, что очереди — это социальный феномен, объединяющий москвичей из самых разных классов.

«Публика самая разная. Пока я стоял на кассе, извините уж, заглядывал в кошельки гостей. Это очень разные люди, там есть те, по которым видно, что возьмут только фо. Но есть и такие, которые вообще непонятно зачем сюда пришли, потому что они могли бы пойти в какой-нибудь шикарный ресторан», — так описывает гостей фестиваля кассир фестиваля Роман Хардиков.

Подробности по теме
Состояние еды
Лучший фо в Москве
Лучший фо в Москве

Чем же там кормили?

Жареные немы, 150 р.

1 / 8

Шашлычки из свинины, 100 р. за шпажку

2 / 8

Исходя из опроса посетителей фестиваля, большинство из них мало знали о вьетнамской кухне и пришли с ней познакомиться. Наверное, поэтому основная очередь стояли именно за фо-бо — самым популярным блюдом вьетнамской уличной кухни в Москве. Правда, хороший фо в необходимых объемах готовить не успевали, пострадала рецептура: бульон обычный говяжий, почти без фирменных специй, мясо было слишком разваренным, из-за этого потеряло фирменный вьетнамский хруст. Однако, может, и не стоит слишком придираться: немы, фо, шашлычки из осьминога и кальмаров, по словам гостей, стоили потраченного времени.

«Попробовали бульон с лапшой и говядиной — понравилось; а вот на кузнечиков не успели. Жалко, а то мы бы попробовали!» — рассказывают пенсионерки, которые услышали о фестивале от своих детей. На фермерских кузнечиков и правда был спрос. Рассказывая о самых популярных блюдах на фестивале, Яблокова отмечает: «Кузнечиков смели очень быстро. Но в первую очередь ушли фрукты, особенно манго и дурианы — они исчезли за два часа. Гости покупали много чая, лапши и соусов. Особенно порадовало, что многие распробовали бань-куон — он очень вкусный».

Внимание к фестивалю со стороны Life, который делал оттуда прямую трансляцию, — еще один показатель массовости

Фестиваль вьетнамской уличной еды — отличный пример того, как социальные сети могут собрать огромную аудиторию, даже если вы не владелец одного из самых известных звукозаписывающих лейблов. Если вы делаете то, что любите, и с большой энергией. Первый фестиваль в феврале 2016 года собрал порядка полутора тысяч человек, второй — уже шесть. При этой положительной тенденции слова совладельца Lao Lee Максима Филиппова «в следующем году будем арендовать стадион» уже не выглядят безобидной шуткой. Хочется только надеяться, что организаторы сумеют конвертировать рост числа гостей не только в прибыль, но и в качественное развитие, и сделать фестиваль если и не без очередей совсем, то с расширенной культурной программой и меню.

Подробности по теме
Москва в тарелке иностранца
Где вьетнамцы едят в Москве
Где вьетнамцы едят в Москве