13 мая у здания грузинского парламента прошла стихийная акция против жестких антинаркотических рейдов в крупнейших клубах Тбилиси — Bassiani и Cafe Gallery. К вечеру митинг перерос в огромный рейв, главным слоганом которого стал «We Dance Together, We Fight Together». «Афиша Daily» поговорила с участниками акции о том, зачем они вышли на улицы.

Подробности по теме
В Тбилиси прошли рейды в клубах. В ответ горожане устроили многотысячный рейв у парламента Грузии
В Тбилиси прошли рейды в клубах. В ответ горожане устроили многотысячный рейв у парламента Грузии
Нана Давиташвили
Сотрудница химической лаборатории

Тбилисские клубы — особенно Bassiani — в последние годы считаются лучшими если не во всей Восточной Европе, то точно на территории СНГ. К нам приезжают самые яркие музыканты мира — например, перед митингом здесь выступала Нина Кравиц. В Bassiani едут люди из Москвы, Берлина, Варшавы, Будапешта, Стамбула — этот список можно перечислять бесконечно.

Грузию ассоциируют не только с вином и высокими горами, но и со свободой, которую мы не дадим уничтожить группе каких-то людей, которым не близки эти ценности.
Фуркат Палванзаде
Журналист, создатель телеграм-канала «Новая жизнь в Грузии»

Это мой второй митинг в Тбилиси. Первый был, кажется, в декабре. Тогда люди вышли из-за ареста грузинского актера Георгия Гиорганашвили. Говорили, что полиция ему подбросила какие-то химические наркотики, потому что он отказался рассказывать, у кого купил траву. Митинг оказался безуспешным, актера не выпустили и посадили на 8 лет в тюрьму.

В Грузии есть определенная степень свободы, которой на постсоветском пространстве больше нигде нет. Здесь очень продвинутая молодежь, есть остатки реформ Саакашвили в виде продвинутой налоговой системы и профессиональной полиции — как бы это ни противоречило моим предыдущим словам, но все же. Сейчас многие говорят, что происходит очередной откат в «совок», и люди этого очень боятся. Обыски в тбилисских клубах, которые спровоцировали митинг, произошли в тот же день, когда в политику официально вернулся Бидзина Иванишвили — его ассоциируют с закручиванием гаек и правыми.

Я долго жил в Москве, но никогда не испытывал какого-то сочувствия по отношению к российской политике. Все это не вызывало ничего, кроме отторжения. Здесь же почему-то хочется поддерживать прогрессивные силы.

Надеюсь, все это оформится во что-то более внятное, а организаторы митингов расширят свою повестку и привлекут на свою сторону всех, кто заинтересован в умном перераспределении денег и создании справедливого и устойчивого общества.

Rustavelli Discovelli: Taking nonviolent protest to a whole new level.

Публикация от Will Cathcart (@willcathcart)

Леван Менабде
Сомелье

Действия полиции расцениваю как провокацию. Они хотели продемонстрировать свою силу, хотя дилеры были арестованы еще до начала операции в Bassiani. <…> Мы считаем, что действия правоохранительных органов незаконны и несправедливы. Мы вышли потому, что не боимся этой системы.

Алена Зайцева
Менеджер в дистрибьюторской компании

Мы чувствуем изменения в стране, в которой живем: есть некий откат в сторону от демократического общества. К сожалению, нарушения прав человека — это распространенная проблема во всем мире, но для меня Грузия была эталоном в вопросе свободы на постсоветском пространстве.

Действия полиции проводились с превышением полномочий, это нельзя оставлять без внимания. Поиск наркоторговцев через закрытие клубов (Bassiani и Cafe Gallery закрылись на несколько дней из-за обысков. — Прим. ред.) никогда не приводили к уменьшению пострадавших от наркотиков и количества наркоманов в целом.

Я согласна с организацией «Белый шум», являющейся одним из организаторов акции: либерализация и легализация необходима для здорового общества. Примеров таких стран множество. Запретами же, наоборот, никогда не добивались позитивной динамики среди наркозависимых.

Полиция должна быть осторожна в своих действиях и не забывать, что в клубах кроме любителей расслабиться благодаря наркотикам — что не делает из них людей другого толка — есть и другие отдыхающие. Я, например, безумно люблю танцевать и под хорошую музыку могу делать это до утра — мне для этого не нужны никакие виды наркотиков.

The Revolution will be danced! #CoupDeDisco

Публикация от Will Cathcart (@willcathcart)

Александр Багратион-Давыдов
Журналист

Я вышел на митинг, потому, что не хочу жить в похожей на Россию стране. Мы строим свободное общество уже давно, а потом приходит полиция, во главе которой находится какой-то клерк, и все рушит.

Мы протестуем за наши конституционные права. Хотим, чтобы от нас отстали и дали нормально жить. Грузия не будет жить в оурэлловском мире.

Вчера был хороший тест от правительства: они посмотрели, какой будет реакция народа, если ввести тоталитаризм. Пока еще власти не поняли, какое осиное гнездо они разворотили. Мы не отстанем от них, пока министр внутренних дел Георгий Гахария и премьер-министр Георгий Квирикашвили не уйдут в отставку. В Грузии у них нет никакого политического веса.

Шалва Балабадзе
Студент

Грузии не нужен новый Путин — здесь не Россия, мы не привыкли терпеть такое неуважение к своему мнению. На площади мы показываем, что нам не все равно, что нас пытаются запугать.

Если я хочу танцевать, то я буду танцевать. И пусть даже мне придется это делать около здания парламента, ведь из клубов нас выгнали.
Вито Осадчев
Сотрудник винного магазина

Я был около Bassiani, когда в клуб приехал спецназ. Полиция и ОМОН просто нас ловили, а мы кричали, что они не правы. Дилеров при этом задержали за час перед началом операции, поэтому нас просто запугивали под предлогом спецоперации по борьбе с наркотиками. После этого начались первые протесты. Четыре грузовика спецназа пытались разогнать нас ночью, постоянно провоцировали и угрожали.

Мы пытаемся изменить не просто правительство, а отношение власти к молодежи и нашим свободным действиям. Надеюсь, что другие жители Тбилиси будут нормально и с пониманием реагировать на наши требования и протесты. Сейчас идет ответная реакция неонацистов: они пытаются провоцировать участников митинга, но полиция не обращает на это внимания.

Подробности по теме
«Это надежда, что можно будет вернуться»: российские армяне — о «бархатной революции»
«Это надежда, что можно будет вернуться»: российские армяне — о «бархатной революции»