Люди чаще задумываются о покупке нового — будь то платье или велосипед. Осознанное потребление коснулось и книг: полки буккроссинга, где можно оставить нечитаемого Хайдеггера или забрать красивый альбом, открыты в парках и кафе Москвы. Появляются и свопы, где ненужная книга находит нового хозяина. Мы поговорили с теми, кто их организует.

Библиотека имени Ф.М.Достоевского

Зал библиотеки имени Ф.М.Достоевского
Пресс-служба библиотеки имени Ф.М.Достоевского

«Именно свопы мы проводим нечасто — когда есть запрос от конкретных читателей. Но в библиотеке на регулярной основе существует полка буккроссинга. Любой посетитель может забрать понравившуюся ему книгу или оставить там ненужную. Люди часто — например, когда книги достаются по наследству или при переезде в другую квартиру — спрашивают, можно ли принести нам книги. Мы с радостью принимаем издания, а иногда и целые библиотеки, которые остались без хозяина. То, что необходимо библиотеке, оформляем в фонд, большую часть — выставляем на полку буккросинга, в свободный доступ. Делаем это из простых соображений: у каждой книги есть свой читатель, а у нас — возможность его найти».

Бар «Лисица»

Книжный своп в «Лисице»
Маша Цицюрская, Маргарита Журавлева
Фрилансер; журналист и продюсер

Маша: Идея провести своп появилась, когда я разбирала свою книжную полку и поняла, что у меня слишком много книг, которые я точно не буду перечитывать. Выкидывать их мне не хотелось — они красивые и классные. Сдать их в библиотеку в Москве, к сожалению, слишком сложно; я работала в библиотеке и знаю, что читаные книжки туда сложно пристроить. Оставить на полке буккроссинга тоже проблемно — обычно там стоит какой-то шлак, непонятно, что с ним происходит потом. Я подумала, что моим друзьям, возможно, будут интересны какие-то из ненужных мне книг, и написала пост в фейсбуке. Желающих поучаствовать в обмене оказалось много, и мы с Марго решили провести своп. Мне нравится этот проект еще и потому, что мы немного угораем по осознанному потреблению. Благодаря свопу вещь находит себе нового хозяина, а не отправляется на помойку.

Маргарита: Мы с Машей давно дружим, учились вместе в университете. Мне нравится ее мысль о том, что, когда ей чего-то не хватает, она просто берет и создает это. Я хотела помочь ей в этом — найти помещение, придумать, как реализовать идею. Так что в моем случае это мог быть как книжный своп, так и какое-то другое мероприятие. К сожалению, люди часто отказываются от своих идей, просто потому что им кажется, что воплотить их слишком сложно или для этого нужны деньги. Мы вообще ничего не вложили и провели уже три свопа (два для взрослых в баре «Лисица» и один детский в независимом детском книжном магазине «Маршак». — Прим. ред.). Мне нравится, что на пустом месте можно сделать бесплатное мероприятие, в котором нет никакого негатива. Наоборот, тратишь немного своего времени и получаешь кучу положительных откликов. К нам подходили люди, благодарили и спрашивали, сколько времени у нас на это ушло. А нам с Машей практически не понадобилось время: мы несколько раз обсуждали идею, договорились с дружественным баром — и все.

Маша: Сама идея появилась в декабре 2017 года, а первый своп мы провели в конце января 2018 года, когда все очнулись после долгих праздников. Организовать все было довольно просто: мы сделали мероприятие в фейсбуке, позвали своих знакомых. Непонятным образом, на него собралось прийти больше тысячи человек. Оказалось, что людям это действительно интересно. Второй своп мы анонсировали в своих телеграм-каналах и отправили новости в The Village и «Горький».

Маргарита: Думаю, если бы мы делали вечеринку, рассказывали бы про нее примерно так же. Здесь не было особого социального маркетинга, просто оказалось, что есть общественный запрос. На втором свопе я была еще до официального начала и очень удивилась, что около десяти человек пришли пораньше, чтобы выйти на охоту, в хорошем смысле этого слова, за книжными редкостями. После них появились расслабленные ребята, которые пили кофе или вино и читали книжки, оставленные на свопе.

Маша: Я переживала, потому что не понимала, как своп пройдет в баре — там темно, все напьются, будет играть громкая музыка. Но в итоге локация оказалась очень удачная. Своп превратился в тусовку: люди приходили, оставляли свои книжки, что-то смотрели, шли что-нибудь выпить или поесть, а через полчаса возвращались и смотрели новые книги. Мы намеренно не просили людей рассказывать историю про каждую книгу, которую они принесли. Но все равно я видела тех, кто делился своими воспоминаниями о той или иной книге с другими. Вообще все постоянно перемещались, знакомились, встречали друзей, общались.

Маргарита: Мы понимали, что нужно написать некие правила для посетителей. Они могли принести сколько угодно книг, но мы просили их помнить о том, что это своп для друзей и, грубо говоря, Дарью Донцову у них вряд ли кто-то возьмет. В итоге только пара человек принесли журналы и книжки, которые ни у кого не вызвали интереса, — например, руководство Windows. Возможно, оно скоро станет редким, и его можно будет отправить в музей интернета. Большинство же отдавали то, что уже прочитали и понимали, что не будут перечитывать. Кто-то хотел избавиться от ненужных книг из-за переезда. Кому-то просто не нужна количественная библиотека дома.

Маша: Меня удивило, что было много книг на иностранных языках, особенно на английском. Казалось бы, они такие дорогие, неужели людям не жалко? Причем это по большей части были не учебные издания, а современная литература. Я унесла с собой «Девочек» Эммы Клайн.

Маргарита: Книги, которые никто не забрал, стали частью интерьера «Лисицы». Мы их также выкладывали на втором свопе (он прошел в начале марта. — Прим. ред.). Все, что осталось, поставили на полки и подоконники в баре, посетителям разрешают забрать понравившиеся книги.

Маша: Возможно, со временем мы будем отвозить их в региональные библиотеки — они готовы принимать все что угодно из-за отсутствия финансирования.

Маргарита: Не хочется слишком частить со свопами, поэтому следующий мы проведем в мае. На свопах, где меняются одеждой, более быстрый цикл: купил или нашел какую-то вещь, не успел ее сдать, принял решение, что хочешь ее отдать. А чтобы отдать книжку, нужно ее все-таки прочитать. Чтение — длительный процесс, может занимать больше двух недель. Да и книжек у людей обычно немного меньше, чем той же одежды и ненужных вещей.

После свопов к нам подходили люди и спрашивали, если ли у мероприятия страница в соцсетях. Поэтому мы сделали ее в фейсбуке, чтобы анонсировать следующие свопы и приглашать заинтересованных людей.

Дом на ножках на ВДНХ

Новогодняя акция в Доме на ножках
Дарья Серенко
Художница, поэтесса, создательница акции #тихийпикет

«Традиция свопов довольно большая как в России, так и за границей. Постепенно на свопах стали обмениваться не только одеждой, но и вообще всем. Я подумала, почему бы не превратить это еще и в интеллектуальный обмен? Вместо того чтобы выбрасывать книги или просто терять, почему бы не меняться ими?

Я живу в Доме на ножках, где мы с жильцами делаем большой культурный проект. Он лег на уже более-менее подготовленную почву: у дома есть активный совет, который занимается административными вопросами, фейсбук, инстаграм и телеграм-канал. Кроме того, жильцы стараются налаживать добрососедские связи: ходят друг к другу в гости, спускаются вечером в сквер, чтобы попить вместе чай и обсудить что-нибудь, постоянно переписываются в общем чате. В таком режиме — постоянной многоярусной коммуникации — мы и существуем — в принципе, это соответствует идее многоквартирного дома, это своего рода улей.

В нашем доме есть свой небольшой отдел проектов, где объединились активисты, которые хотят заниматься мероприятиями, связанными с культурой. Книжный клуб, в рамках которого прошел своп, был одной из таких инициатив. Мы с жильцами, да и со всеми желающими (я разместила анонс в группе Алексеевского района в фейсбуке, а еще позвала подростков, которым преподаю современную поэзию) встречались по выходным и обсуждали небольшие произведения с точки зрения литературы, контекста — например, цикл рассказов про Ежика и Медвежонка Сергея Козлова и повесть фантаста Роберта Хайнлайна «Дом четырех измерений».

Подробности по теме
Галерея в подъезде: Как Даша Серенко и активисты знакомят жителей друг с другом
Галерея в подъезде: Как Даша Серенко и активисты знакомят жителей друг с другом

На первую встречу книжного клуба, которая прошла несколько месяцев назад, я попросила всех принести книги, которыми они хотят поменяться. Хотя пришло не больше 20 человек, книг было много. Участники не просто отдавали книги, но и рассказывали, как они у них появились, что это вообще за произведения и почему они хотят передать их кому-то еще. Молодой человек принес два романа Набокова и один каталог современного художника. Он рассказывал, какое впечатление на него произвел писатель и что он хочет поделиться этим с другими. Был мальчик с книгами своих родителей. Эти произведения он не читал, поэтому на ходу придумывал истории о них. Одна женщина принесла книги, которые написала сама, потому что чужими произведениями обмениваться не хотела.

Своп прошел только один раз, но в мае в нашем подъезде откроется библиотека. Мы хотим наладить на ее базе буккроссинг — он уже стихийно есть в подъездах — и чаще проводить книжные свопы. Для меня своп — очеловеченный буккроссинг. Обычно, когда книжки «уходят в путешествие», мы с трудом можем отследить их судьбу. Непонятно, кто был их владельцем, каким образом они оказались в том или ином месте. А в формате свопа — обмен книгами отягощается дополнительными смысловыми сюжетными линиями: человек привез книгу из другого города или страны, она была ему дорога, но по какой-то причине он решил от нее избавиться. В таком формате это уже не просто книги, но еще и общение на их почве, которое может быть как связано с самим текстом, так и нет. Я воспринимаю своп как стихийный сторителлинг вокруг книги, поэтому он мне нравится больше, чем буккроссинг».

Независимый детский книжный магазин «Маршак»

Детский книжный своп в «Маршаке»
Сергей Карпов
Cооснователь независимого детского книжного магазина «Маршак»

«Наш магазин не похож на те детские книжные, к которым все привыкли: когда приходишь, а там все розово-голубое, повсюду дети и их родители. Мы больше про молодость и то, как она нас всех структурирует и создает свободу. Аудитория у нас тоже своеобразная — в основном это молодые родители, которые в 2011–2012 годах выходили на митинги после думских выборов, а потом у них внезапно появились дети. У этих людей сформировался запрос, они его транслировали на площадях, а потом этот инструмент отобрали, но запрос остался. Как они будут воспитывать детей на литературе, которая не отвечает их запросу? Мы сами такие, поэтому и создаем место для таких же.

Мы ищем экспериментальные формы, которые помогут нам привлечь людей, рассказать о себе и том, что мы нацелены на диалог и взаимообмен, — немного левацкая ценность, но тем не менее. Поэтому у нас нет задачи только лишь заработать денег, мы хотим создать комьюнити. А потому проводим много разных мероприятий, направленных на то, чтобы люди узнавали друг друга, обменивались чем-нибудь. В этом плане идея свопа нам очень близка.

У нас прошел только один детский своп, который делали вместе с моей знакомой Машей Цицюрской и Маргаритой Журавлевой. Считаем, что аудиторию нужно привлекать через соцсети, поэтому там мы и анонсировали мероприятие. Плюс девушки помогли разместить новости в изданиях, которые читают наши посетители и те, кому может быть интересен «Маршак». На своп пришли люди разных возрастов, некоторые были с семьями. Не могу точно сказать, сколько посетителей было в тот день, — своп длился восемь часов, одни приходили, другие уходили, — но думаю, около 100–150. Где-то шестьдесят процентов из них — те, кто уже был у нас хоть раз, остальные пришли впервые.

Подробности по теме
Сергей Карпов: «Это прикольно, потому что ты ничего не контролируешь»
Сергей Карпов: «Это прикольно, потому что ты ничего не контролируешь»

У нас небольшое помещение — всего сорок квадратных метров, — поэтому отделили зону, где можно было купить книги, от той, где проходил своп. Два стола и приступок были завалены книгами, их набор полностью менялся раза четыре. Для нас было важно, чтобы люди не выбросили ненужные им книги, а именно передали их тем, кому они нужны. Это и вопрос экологии, и вообще культурного значения книги как артефакта. Мы просили приносить детскую литературу или издания для родителей, но не ставили жестких ограничений. Единственное условие — чтобы книга не была старше тридцати лет. Но я все равно с радостью уволок домой старую детскую биографию Ленина, как раз тогда только прочитал «Ленина» Льва Данилкина. Мне кажется, это документ эпохи, культурное достояние, вне зависимости от оценки советского периода и личности Владимира Ильича Ульянова.

После свопа у нас осталось еще две коробки книг. Думаю, мы выложим их как стартовые во время следующего мероприятия. Мы хотели отдать их в поселковые или детские библиотеки, которые нуждаются в книгах, но пока, к сожалению, не смогли это сделать из-за логистической проблемы.

Обмен, инициированный людьми, которые делают что-то для того, чтобы произошли изменения, — это суперважно. Это правильный процесс городской культуры, которая начала формироваться в России, когда стало возможным выйти на площадь большой группой. Кроме того, мы поняли, что своп очень круто работает. Люди не только обменялись книгами, но и купили у нас новые издания. В итоге мы хорошо заработали, хотя не предполагали этого. Мы независимый книжный, у нас нет широких карманов и больших дядек за спиной, поэтому для нас это важно.

Следующий своп мы хотим провести в мае. Я верю, что наш мир спасут коллаборации. Если ты способен наладить синергетический процесс вместе с другими людьми или компаниями, это принесет существенно больше плода и результата, чем если будешь делать все в одиночку. Поэтому мы, безусловно, продолжим сотрудничать с Машей Цицюрской и Маргаритой Журавлевой».