В Хорошево-Мневниках из-за строительства метро хотят снести пятиэтажки, которые также включены в программу реновации. Жителям предложили новостройку, куда одни уже переехали, а другие остались в доме и требуют лучших условий. «Афиша» поговорила с теми, кто остался, о том, почему они не выезжают.

Что с домом в Хорошево-Мневниках

Дом 20, корпус 1, на проспекте Маршала Жукова в Хорошево-Мневниках издалека выглядит как обычная панельная пятиэтажка. Но если подойти ближе, становится заметно, что часть окон отсутствует, проемы забиты фанерой, а балконы срезаны, будто кто-то прошелся по фасаду бритвой. Мародеры выносят все что можно из оставленных помещений, в том числе ванны и технику. При этом в некоторых квартирах все еще живут люди: в окнах горит свет, висит тюль, цветы стоят на подоконниках.

Жителей выселяют, потому что дом планируют снести. Он включен в программу реновации, за это жители проголосовали почти единогласно. Осенью 2017 года жильцам объявили, что их дом снесут не по программе реновации, а из-за строительства на этом месте метро — третьего кольца подземки. До последнего не было понятно, по какой программе будут сносить дом. В январе 2018-го глава Департамента градостроительной политики Сергей Левкин подтвердил, что жителей района Хорошево-Мневники переселяют из-за строительства Большой кольцевой линии метро. Для переезда всем предложили новостройку в том же районе, на Карамышевской набережной. А жителям двух домов, которые одновременно включены еще и в программу реновации, обещают выплатить от трехсот до пятисот тысяч рублей. Это компенсация за то, что квартира в новостройке не соответствует заявленным стандартам реновации.

Дом на проспекте Маршала Жукова, 20, корпус 1

© Митя Колычев
1 из 3
© Митя Колычев
2 из 3

Одни жители приняли эти условия и уже заселились в новостройку по адресу Карамышевская набережная, дом 60, другие отказались переезжать. В пятиэтажке остались те, кто считает, что их права нарушены, — примерно двадцать квартир из ста. Все они хотят, чтобы были соблюдены условия переселения: кто-то из них надеется купить дополнительные метры жилья, а кто-то — что предложат другой дом. Жители двух домов по адресам проспект Маршала Жукова, 20, корпус 1, и проспект Маршала Жукова, 22, корпус 2, рассказывают, почему они остались в своих квартирах.

Юлия Белова
Юлия Белова

Жительница проспекта Маршала Жукова, 22, корпус 2

Живу здесь больше тридцати лет. Однажды прихожу домой, у меня на двери бумажка наклеена, что смотровой ордер в почтовом ящике лежит. В уведомлении указано, что по двум постановлениям у нас изымается имущество, земля, квартира и так далее. Сначала подумала, что это развод, и сразу написала обращение в прокуратуру. Мне ответили, что прокуратура не следит за действиями правительства Москвы, и направили запрос в ДГИ. Уже в октябре нас начали поторапливать и говорить, чтобы мы быстрее переезжали, иначе останемся ни с чем. Нас вызывали к начальнику в ДГИ, спрашивали, чего мы хотим. У людей требования разные, у меня самое простое — дайте другую квартиру. После этого началась нервотрепка: мародеры стали ходить по пустым квартирам, мы вызывали полицию, но те всегда исчезали до приезда полицейских. Понимаю, те, кто выехал, сами все это оставили в квартирах, но мы-то еще живем здесь.

Я уже написала письмо Путину и в правительство Москвы. Я просто хочу, чтобы соблюдался закон. Жители имеют право знать, на основании чего их выселяют. А нам скрещивают две программы переселения, но ведь условия в них разные. Вот, скажем, в программе изъятия земельного участка для государственных нужд есть важный момент — предупреждение о переселении за год. Ведь если предупредить заранее, можно как-то планировать бюджет. Я, например, только что сделала капитальный ремонт в комнате: заказала обои дорогущие, ждала их несколько месяцев, паркет положила. Хорошо, что только одну комнату сделала.

В ДГИ сказали, что есть еще несколько адресов, но нам ничего, кроме Карамышевской, не предлагают. Кому-то понравились квартиры, кому-то — нет. Мне не понравились. Когда пришла туда, сразу увидела подтеки, на балконе какие-то дыры и трещины. Выглядело все ужасно. А когда выхожу из своей только что отремонтированной комнаты, понимаю, что мне нужно жить здесь. Естественно, я не собираюсь жить в своем доме, если все коммуникации отключат, — придется снимать квартиру. Обидно, что я выполняю долг перед государством, более двадцати лет плачу налоги. Почему к нам так относятся? Такое чувство, что государство устраивает мне, ответственному налогоплательщику, квест, мол, попробуй поживи в такой ситуации.

Александр Грузинов
Александр Грузинов

Житель проспекта Маршала Жукова, 20, корпус 1

Я коренной москвич, родился и вырос в этом районе, был здесь муниципальным депутатом и депутатом райсовета. К реновации изначально относился настороженно, потому что понимал, что делается все это вовсе не в интересах горожан. Но как житель пятиэтажки понимал и то, что наш дом устарел. К тому же реновацию многие жители воспринимали как возможность улучшить свое жилищное положение. Но в нашем случае никаким улучшением жилищных условий здесь не пахнет. Считаю, что это отъем собственности с переселением в дом, который непригоден для проживания.

Взамен добротного советского жилья с капитальными стенами нам предлагают переехать, как я считаю, в «сарай» на Карамышевскую набережную, который не отвечает существующим строительным нормам и правилам. Я зашел в квартиру, которую мне предлагали, а там дверная коробка повреждена и трещина в окне. С чего это вдруг? Пошел по другим этажам: везде одно и то же. Причина может быть только одна — наличие вертикальной нагрузки там, где ее быть не должно. Ненесущие стены под этой нагрузкой выгибаются, что приводит к выдавливанию дверных коробок. Все это говорит о неравномерной усадке, которая делает дом аварийным. Возможно, он будет стоять веками, а может быть, рухнет завтра. Какая-то русская рулетка получается.

Возможно, он будет стоять веками, а может быть, рухнет завтра. Какая-то русская рулетка получается

Сейчас начали говорить, что дом сносят по программе изъятия земельного участка для государственных нужд. Но в договоре, который мы получили от Департамента городского имущества Москвы, указано обоснование — реновация. А это разные вещи: в первом случае у жителей гораздо больше прав. Например, при изъятии земли переговоры с собственниками должны начинаться с вопроса о сумме убытков, которые он понесет в результате вынужденного выселения, а также с оценки стоимости жилья и доли придомового земельного участка по рыночной цене. Этой суммы будет достаточно, чтобы приобрести другую квартиру, улучшив свои жилищные условия. Мы ведь не требуем ничего сверхъестественного, всего лишь хотим, чтобы выполнялись законы, которые сами же чиновники и написали. Если нам положено равнозначное жилье, пусть дают нам его. Или выкупают по рыночной цене, с учетом стоимости земли, чтобы мы могли приобрести другое равноценное жилье.

Елена Яницкая
Елена Яницкая

Жительница проспекта Маршала Жукова, 20, корпус 1

В этой пятиэтажке живу двадцать лет, а муж — с 1965 года, как дом построили. Он простоит еще много лет, дом действительно теплый, с ним никаких проблем. Были косметические ремонты, меняли батареи, а когда расширяли проспект Маршала Жукова, нам заменили окна на пластиковые. Живи и радуйся. Осенью дочь пришла домой и сказала, что нам в почтовый ящик бросили смотровой ордер. Я спустилась, посмотрела, действительно он. Разве такие документы так вручают?

В ноябре мы поехали смотреть квартиру на Карамышевской, но она нам не понравилась, поэтому мы отказались переезжать. Нас не устраивает качество дома: прежде чем туда заехать, нужно делать ремонт. Сантехника непригодная: раковина оказалась вообще не закреплена, дочь на нее оперлась, а та перевернулась. Вышла на балкон, а там ощущение, будто кирпичи из стены вытащили. Нет плитки ни в ванной, ни «фартука» на кухне, входную дверь толкни — упадет. Линолеум постелен непонятно на что, по стене рукой потрешь, штукатурка осыпается. Говорят, что дадут компенсацию. А зачем ее нам давать? Почему нельзя собрать ее со всех квартир, сделать капитальный ремонт, а уже после вселять людей? Мне в данный момент компенсация не нужна: у меня нет сил на ремонт, мне надо въехать и жить нормально. Плюс на эту компенсацию не сделать ремонт.

Мне в данный момент компенсация не нужна: у меня нет сил на ремонт, мне надо въехать и жить нормально

В своем доме собираюсь оставаться до тех пор, пока не предложат жилье в другом доме, которое нас устроит. Не может быть, чтобы был только один вариант для переселения. После того как у нас на двенадцать часов отключали свет, отопление, воду, мы вынуждены были обратиться даже к Путину. В нашем доме некоторые квартиры опечатаны, но мародеры срывают эти печати, заходят в квартиры, режут балконы, окна вынимают. Я живу на третьем этаже, под нами все жильцы съехали, в таких условиях жить очень страшно.

Новостройка на Карамышевской набережной, 60

© Митя Колычев
1 из 11
2 из 11
Елена Сагайдачная
Юрист коллегии адвокатов «Мосюрцентр», член рабочей группы при Государственной думе по программе реновации

«Дома на проспекте Маршала Жукова (дом 20, корпус 1, и дом 22, корпус 2) сносят по программе изъятия для государственных нужд. Это четко регламентируется 32-й статьей Жилищного кодекса, который в правовой иерархии стоит выше закона города Москвы. Но в данном случае нарушаются все нормы.

Насколько я осведомлена, жильцов не уведомляли за год, как должны были. Более того, по программе изъятия для госнужд предусмотрено возмещение: в него входит рыночная стоимость квартиры, расходы на аренду временного жилья на время подбора замещающего и другие выплаты. Это жителям не объяснили. Собственники могут настаивать на рыночной оценке, причем ее было целесообразно проводить, когда дом был в нормальном состоянии. Также можно требовать предоставления жилья, которое бы их удовлетворяло. А не так, как сейчас, когда людям просто дали ключи и сказали: «Вы переезжаете туда». В данном случае происходит уничтожение частной собственности и прав собственника.

В договоре мены, который я видела, не отражен такой немаловажный момент, как стоимость обмениваемых товаров. Никто не проводил оценку квартир, ни той, которую отдают жители, ни той, что им предоставляют. Также сложно говорить про равнозначность компенсаций. Необходимо провести строительно-техническую экспертизу, установить, соответствует ли дом ГОСТам и СанПиН. Это дорогостоящее удовольствие, но только после этого можно сказать, насколько возмещение соответствует рыночной стоимости».

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!