Главный куратор Центра фотографии имени братьев Люмьер Наталья Григорьева рассказала «Афише Daily», как изменилось в обществе отношение к новой выставке Джока Стерджеса, что год назад послужила настоящим поводом к скандалу, и о том, как она действовала в экстремальных условиях.

В Центре фотографии имени братьев Люмьер 13 января завершилась нашумевшая выставка «Без смущения 2.0» американского фотографа Джока Стерджеса. Его первую экспозицию в Центре пришлось закрыть в 2016 году, после того как сенатор Елена Мизулина и детский омбудсмен Анна Кузнецова потребовали проверить ее на предмет наличия детской порнографии, а в адрес организаторов стали поступать многочисленные угрозы. Дошло до активных действий: работы художника обливал зловонной жидкостью активист общественной организации.

Наталья Григорьева
Наталья Григорьева

Главный куратор Центра фотографии имени братьев Люмьер

Первая попытка

До скандала это была наша обычная выставка. Прежде чем поднялась шумиха, она спокойно экспонировалась две-три недели и никого не задевала. На открытии были различные СМИ, все ее видели и ни у кого не возникло вопросов. Вдруг госпожа Мизулина выступила с обвинениями Центра в демонстрации детской порнографии. Это была суббота (24 сентября. — Прим. ред.). Буквально за два часа новость поднялась в топ. У нас обвалился сайт, в наши соцсети стали активно писать. Я сперва просто пыталась понять, что происходит. В этот самый момент в Белом зале, где висела выставка, проходил мастер-класс английского фотографа, в зале было полно людей.

Тут же появились агрессивные комментарии у нас на сайте, в соцсетях. Энтео (Димитрий Энтео, или просто Энтео — российский «православный активист», бывший руководитель движения «Божья воля». — Прим. ред.) публиковал посты о том, что придет и чуть ли не подожжет фасад Центра. Я поняла, что у меня там полный зал посетителей, села в машину, приехала из дома в Центр и повесила табличку: «Центр закрыт по техническим причинам». Сотрудников отпустила домой. Оперативно завершила мастер-класс и вывела людей из Центра. Скандал набрал максимальную силу за сутки. Мне поступали настоящее угрозы в личные сообщения в фейсбуке: «Мы знаем твой номер машины», «Мы знаем, где твои дети». Точка кипения достигла максимума. Никого уже не интересовала моя выставка, что я говорю о ней. Мнение сформировалось. И в воскресенье я решила ее закрыть.

Поступали настоящее угрозы: «Мы знаем твой номер машины», «Мы знаем, где твои дети». Никого уже не интересовала выставка

Силами администрации мы писали и Мизулиной, и Кузнецовой. Спрашивали, видели ли они выставку, пытались объяснить, что фотографии, которые они выкладывали в интернете, не имели ничего общего с тем, что висело на выставке. Но нам никто не отвечал. Единственный человек, который отозвался, — это господин Цветков из «Офицеров России». Он посмотрел выставку и признал: «Здесь нет того, что я видел». Я ему благодарна за то, что он хотя бы посмотрел выставку, потому что никто из тех, кто ее осуждал, к нам так и не пришел. А также за то, что «Офицеры России» Цветкова задержали сумасшедшего, который обливал мочой работы. Они его вывели и сдали полиции.

© Центр фотографии им. братьев Люмьер 1 / 7
© Центр фотографии им. братьев Люмьер 2 / 7

Вторая выставка

О второй выставке я не получила ни одного плохого сообщения на сайте и в соцсетях. Она агрессивно волновала только тех, кто хотел пиариться, но кому повод найти было непросто. Обычные люди поняли, что их просто обманули в прошлом году и использовали в своих корыстных целях. Продолжал кричать Милонов, но мы к этому привыкли. На новогодних праздниках к посетителям вернисажа приставали активисты общественной организации SERB. Администрация вызвала полицию, и их забрали. Но в целом выставка прошла абсолютно достойно и спокойно и не вызвала негативного резонанса, сравнимого по силе с прошлогодним.

Но все-таки пришлось изменить систему безопасности. В этом зале появились видеокамеры. Тема безопасности всегда актуальна там, где есть ценные предметы и большое количество посетителей. Но давайте будем реалистами, мы говорим о Центре фотографии, а не об экономическом форуме. Охрана существует всегда, но меня не охраняет вся полиция округа.

Люди поняли, что их просто обманули в прошлом году и использовали в своих корыстных целях

Новая выставка «Без смущения 2.0» отличается от предыдущей. Новых фотографий не появилось, но часть старых убрали. Это сделано, чтобы разместить дополнительные материалы. Мы решили добавить хронику событий вокруг выставки годичной давности. Информация зачастую до людей доходила в искаженном виде, и мы решили из первых уст рассказать, что же происходило. Добавили в сжатом виде цитаты пользователей соцсетей — и положительные, и отрицательные. Люди, я считаю, реагировали абсолютно адекватно на ту искаженную информацию, которая им усердно доносилась.

Об ограничительных мерах и патриотичном пиаре

За этот год я четко поняла, что происходило. У нас все хотели пиариться. Вот мы занимаемся искусством, делаем выставки, в том числе продвигаем советскую фотографию. У нас есть большая коллекция, много исследовательской, выставочной, издательской работы. А у кого-то другие задачи. Скоро выборы, и каждому надо засветиться, показать свой якобы патриотизм. Этих людей я бы назвала провокаторами. Они устраивают акции с целью привлечь к себе внимание и, собственно, добиваются этого, многие СМИ о них пишут. Цель достигнута. А где правда, а где нет — это мало кого волнует.

Я уверена, сейчас придаются большой огласке в СМИ проблемы, связанные с педофилией, поэтому и возник такой резонанс. И часть общественности интерпретировала содержание выставки по-своему, не захотев разобраться в ситуации. Мы сняли экспонаты по собственному желанию в рамках сотрудничества со Следственным комитетом. Люди, которые никогда не были в нашем Центре фотографии, писали в прокуратуру телеги с требованиями всех посадить, наказать. Писали со всей страны — из Владивостока, Иркутска и так далее. Все это было явно спланированной акцией. Ее цель? Когда-нибудь мы это узнаем.

О распущенности

В русском языке есть замечательное слово — «распущенность». Эти общественные организации распущенны сейчас, им позволяют вести себя вседозволенно. Их можно сравнить с распущенными женщинами, которые ругаются и считают себя в праве обзывать кого-то, неадекватно себя вести. Этого хулигана (Александр Петрунько, активист прокремлевского движения, который облил мочой работы фотографа на выставке. — Прим. ред.) посадили на семь суток, но он продолжает творить беспредел: опять пытается испортить фотографии. И эти хулиганы кричат о нравственных нормах, семейных скрепах, говорят, что мы здесь что-то нарушаем.

Стерджес сделал все, чтобы, наоборот, возвысить прекрасные отношения между матерью и ребенком. Посетителей, прежде всего, объединяет эмоциональный посыл, который они получают от просмотра экспозиции. А те люди, которые обливали мочой работы автора, нарушали все нравственные нормы. Они приходят, плюют, мешают смотреть посетителям выставку, разжигают ненависть, и их никто не останавливает. По сути, они безнаказанны.

Третьей выставки не будет. У любого выставочного проекта и музейной площадки есть своя стратегия развития. Выставка Стерджеса имела место быть в определенное время. Мы вызвали правильную дискуссию даже не столько в обществе, сколько внутри каждого посетителя.

Что о второй выставке Стерджеса говорят в организации SERB

Игорь Бекетов
Лидер общественного движения SERB

«Организаторы или кураторы этой выставки намеренно пытаются нам внушить западные ценности. Я не поверю, что в России, Крыму, даже на Донбассе нет хороших фотохудожников, которые нормально будут фотографировать даже детей. Конечно, по сравнению с предыдущей выставкой самые провокационные [работы] убрали. Например, где негр голый обнимал мальчика. Фотографии новой выставки сильно отличаются от прошлой. Они нас приучают: «Смотрите, это нормально, что голая женщина то ли целует, то ли обнимает несовершеннолетнего». Можем поспорить, в конце 2018 года пройдет «Без смущения 3.0» — и они добавят еще чуть-чуть острее фотографии.

Организаторы или кураторы этой выставки намеренно пытаются нам внушить западные ценности

Мы всеми силами поднимаем интерес к этой теме. Да, вы скажете: «Вы ее пиарите». Но на нее начинают обращать внимание нормальные люди. Поднимается волна. И тогда госаппарат начинает быстрее работать. Прошлую выставку пришел закрывать Цветков. Но именно благодаря тому, что мы облили все это мочой, пошел еще больший скандал. Тогда уже закрутился и Следственный комитет. Организаторы приняли решение эту выставку закрыть. Если бы в этот раз мы действовали более радикально, сильнее облили бы, то, возможно, опять пошла бы волна.

Но мы никогда не позволим себе нанести человеку физический урон. Грубо говоря, сломать руку, не дай бог нанести травму физическую. Моральную травму, пожалуйста, мы наносим, потому что мы не видим другого выхода. Мы понимаем, что обливание — это моральная травма. Но мы никогда не перейдем на физические воздействия. Когда показывают драки с нашим участием в сетях, то, если вы посмотрите внимательно, увидите, что активисты SERB никогда первыми кулаками не бьют. Сколько было потасовок, сколько было стычек, никто ни разу не смог привлечь нас к ответственности за физические травмы. Пытались снимать побои, но их не было. Эту грань мы никогда не перейдем».

Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!