Проект «Международный Мемориал» перезапустил карту «Топография террора». На ней можно узнать, скажем, что напротив ресторана Nobu было милицейское отделение, куда свозили диссидентов, а около ЦУМа — общежитие беспризорников. «Афиша Daily» спросила у создателей, зачем Москве нужна карта страданий.

Сайт «Топографии террора» разрабатывается в рамках проекта «Международного Мемориала» с 2013 года. В своей новой версии он называется «Это прямо здесь» и представляет фактически адресную книгу несвободы в Москве. Кроме современных улиц и проспектов на нее нанесены названия советского времени и здания, которые не сохранились.

Александра Поливанова
Куратор проекта «Это прямо здесь»

«Президент на открытии памятника жертвам репрессий говорил о «трагических страницах истории» — мы хотим показать, что у этих страниц были авторы. Каждого пострадавшего человека кто-то допрашивал, пытал, вез из тюрьмы на железнодорожные станции, а у автомобилей был прикрепленный к ним шофер и место в гараже. Жизнь могла закончиться в подвалах, где проводились массовые расстрелы, где кто-то нажимал на курок и подписывал акт о расстреле. Мы не считаем, что в городе на каждом углу нужно открывать музей террора или ставить мрачный памятник: мы просто рассказываем, из чего состоит полотно городской памяти. Скажем, в Москве есть памятник Гагарину, но на нем не написано, в каких условиях и какой ценой проводились космические исследования, какая была судьба у Сергея Королева. Это невозможно исключить из городской памяти — мы просто активируем эту информацию.

Многие архивные фонды или даже целые архивы по-прежнему закрыты. И эти закрытые источники невероятно усложняют процесс нашей работы. Самое сложное — находить ненаходимое и решать загадки, когда приходится доказывать факты окольными путями, но доказательства могут оказаться недостаточно убедительными. Понятно, что нам ни одно государственное ведомство не даст схему 1930 года здания на Лубянке. Но почему нельзя увидеть схему 1861 года страхового обществ «Якорь» на Большой Лубянке, 11? Этот дом в 1918 году перешел чекистам и до сих пор остается в ведомстве ФСБ. Почему схема XIX века тоже засекречена? Это просто смешно.

Когда мы открывали сайт, то нанесли на него в первую очередь тюрьмы, места захоронений и расстрелов, но постепенно раздвигаем оптику. Теперь мы говорим больше о месте человека в пространстве, о его тотальной несвободе в тоталитарном государстве. Мы хотим показать банальность и рутину, повседневную жизнь этого зла. В новой версии нашего сайта изменился интерфейс, стало возможно менять подложку карты, одновременно читать и видеть, что происходило в конкретной точке, изучать несколько объектов, связанных с одним и тем же явлением. Например, видеть несколько отделений одного лагеря. Кроме того, появился новый слой — «ГУЛАГ в Москве», где фигурируют больше 190 точек содержания заключенных в 1940–1950-е годы. Мы изменили название проекта с «Топографии террора» на «Это прямо здесь», потому что наш проект ориентирован на современников: мы хотим рассказать сегодняшним людям о том, что происходило в городе, рядом с ними, буквально за углом.

В ближайших планах — работа с новыми темами и слоями: наша хронология охватывает 1917–1991 годы и в этом году мы очень плотно занимаемся обеими датами. Скоро выпустим карту первых дней революции в Москве — с местами, которые связаны с захватом власти большевиками. Идет масштабная работа по сбору данных про последние столкновения человека с советским государством в Москве: хронологию событий августа 1991 года мы восстанавливаем буквально по минутам. Также ведем исследования, чтобы выложить карту применения карательной психиатрии в Москве, придумываем новые экскурсии и аудиогиды».

Ссылка на карту topos.memo.ru
Подробности по теме
Грабли, лестница в «Ашан» и бассейн: какими могут быть памятники русской свободе
Грабли, лестница в «Ашан» и бассейн: какими могут быть памятники русской свободе