Три недели назад историк архитектуры Александр Можаев написал в «Афишу Daily» о том, что на Биржевой площади в рамках реконструкции «Моя улица» раскопали церковь времен Ивана Грозного. Теперь он приводит промежуточный статус в сюжете с этой археологической находкой (спойлер: пока ничего не ясно).

23 июня мы извещали о начале полноценных археологических работ на Биржевой площади — прецеденте, впервые притормозившем неумолимый ход реализации «Моей улицы». Как ни странно, минувшие три недели не принесли официальных релизов от Департамента культурного наследия, который имеет обыкновение бодро и своевременно отчитываться об успехах гораздо меньшего масштаба. Поскольку дальнейшая судьба раскопа, а значит, самой площади, остается неопределенной, приходится исходить из слухов и сплетен, витающих в профессиональных кругах.

Проект реконструкции Биржевой площади в рамках программы «Моя улица»

Напомним, что на Биржевой площади, располагающейся на северной стороне Ильинки, в двухстах метрах от Красной площади, ведется реконструкция, которая должна превратить бывшую асфальтовую парковку в часть пешеходной зоны между Никольской улицей и парком в «Зарядье». На внешней стороне площади должен появиться фонтан в виде наклонного диска — на том месте, где в XVI–XVIII веках стояла каменная Введенская церковь. Несмотря на то что сам фонтан вполне тактичен, он требует устройства подземных помещений глубиной около четырех метров. Но вот незадача: ведущиеся раскопки открыли прекрасно сохранившееся основание храма, мешающее строительству фонтана.

Подробности по теме
Лучший вид на этот город
Ильинский крестец: Александр Можаев о находке, которая перевернет «Мою улицу»
Ильинский крестец: Александр Можаев о находке, которая перевернет «Мою улицу»

Профессионалы не первый год пытаются убедить городские власти в том, что основой подобных проектов должна быть археологическая структура места, что о ней надо вспоминать на стадии разработки концепции, а не в процессе проведения работ. Насыщенность культурного слоя Китай-города фрагментами древних построек, сильно выступающих за красные линии современных улиц, для историков очевидна. Городские власти проигнорировали советы, и благоустройство вновь споткнулось о предсказуемую сенсацию. При этом раскопали уже не фундамент, а полноценные стены нижнего этажа, арочные ниши и ступени лестницы, ведущей в еще неразведанный подвал храма грозненского времени.

А теперь посмотрим, что принесла на хвосте краеведческая сорока. Рассказывают, что археологи делают все возможное в сложных погодных условиях и уже освоили более ста квадратных метров на территории, примыкающей к руинам церкви с севера. Их не то чтобы подгоняют, но борьба за сроки тормозящих стройку раскопок идет каждый день. Городские власти в лице посетившего объект заместителя мэра Петра Бирюкова выразили заинтересованность раскопками и их практическим результатом. Официальное мнение руководства пока не озвучено, но в целом тема сохранения руин храма в верхах возражений не вызвала. И вот здесь начинается тревожное, потому что пешеходная зона должна быть реализована ко Дню города, а подготовкой проекта музеефикации покуда никто не озаботился.

Теоретически возможны три варианта. Самый лучший — устройство подземного павильона, где будет экспонироваться кладка стен (может быть, включая интерьер загадочного подвала), а также археологические находки. Глубина залегания руины позволяет сделать это без ущерба для рельефа площади — останется лишь решить вопрос входа в подземелье. Либо можно устроить открытый атриум с ведущими вниз лестницами — в этом случае придется решать вопрос с отводом осадков.

Здесь и далее: фотографии с места работ

1 / 5
2 / 5

Второй вариант — прозрачное «археологическое окно» в мостовой, подобно тем, что устроены в прошлом году в Кремле. Но он осложняется тем, что находка отстоит от поверхности современной улицы на 2,5 метра. И наконец, совсем простое решение — укрепить слабые места руины, осторожно засыпать ее песком на радость народам будущего и обозначить контур здания выкладкой в мостовой площади. Все варианты никак не сочетаются с идеей обустройства фонтана на этом месте.

А вот, наконец, очень страшная сплетня: кто-то из командиров стройки придумал, как решить проблему дешево и сердито. Надо разобрать на кирпичи верхнюю часть руины, а потом сложить из них такую же, но на более удобной высотной отметке, одновременно освободив место для фонтана и его насосов. Лишнее ликвидировать, про недокопанное забыть. По слухам, операция может начаться со дня на день, и для того чтобы скрыть ее от глаз, в раскопе строится навес из досок.

Звучит дико, но правдоподобно. Не раз приходилось убеждаться, что представления заказчика о допустимом в работе с памятниками бывают запредельно туманными и варварскими. И сейчас среди лиц, принимающих решения, могут оказаться те, кто видит на Ильинке лишь яму, полную трухлявого камня, и слышит непонятные разговоры о приоритете сохранения кладок in situ. А значит, самое время специально обученным профессионалам — чиновникам Департамента культурного наследия, археологам, историкам, реставраторам — повсеместно разъяснять ценность находки и ее судьбы как важнейшего прецедента.

Я вот тоже добавлю как музейный работник. Вспомните Ильинку: улица самая расцентральная, так как начинается от Спасских ворот нашей Родины. Самая известная ее постройка — Гостиный Двор, построенный при Екатерине Великой. Остальное — хорошие, но довольно монотонные здания второй половины XIX столетия. А между тем в древности Ильинка была великолепна — комплексы Государевых Старого Гостиного и Посольского дворов с орлеными башнями, шесть храмов, купеческие хоромы и подворья богатейших монастырей. Руина Введенского храма могла бы проявить средневековую историю улицы, сейчас никак не представленную. Сам храм тоже загадка: cохранившихся грозненских построек в центре Москвы — сосчитать одной рукою, причем Введенская церковь — это особенно интересный доопричный период. Сам он перестал существовать в 1779 году, и о его внешности ничего неизвестно.

Очертания храма на глубоко предварительной схеме. Здесь показаны уже раскопанные стены северной паперти, еще нераскопанный интерьер подвала (предположительно) и примерный радиус проектируемого фонтана

Может быть, обнаруженный подвал — не усыпальница богатых вкладчиков, а торговый склад, что встречается лишь в Китай-городе? Стоявшая ровно напротив Введенской Дмитриевская церковь вообще имела в первом этаже магазины — рядом Торг, чего уж там. Подобные детали могут иметь большое значение для истории Москвы — они будут пересказываться в ученых трудах и путеводителях, на них будут акцентировать внимание экскурсоводы. А главное — исследование Ильинских недр только начато. Во-первых, основной объем Введенской церкви находится за пределами огороженной стройплощадки. Во-вторых, сразу за церковью должна залегать деревянная мостовая несохранившейся части Богоявленского переулка, а затем — стены палат Троице-Сергиевского подворья. Они также выстроены в XVI веке, запечатлены на планах XVIII века и должны пребывать в неплохом для своего возраста состоянии.

Все это может стать единым археологическим комплексом, подобных которому в Москве нет. А фонтан — дело хорошее, но для этого места совершенно произвольное. Его можно с легкостью разместить где-нибудь еще, не лишая Ильинку столь уникального шанса.