Худрук и арт-директор Центра Мейерхольда объясняют, почему они отменили премьеру оперетты «Тараканище» на самом деле, а видевшие ее зрители рассказывают, хорош ли спектакль и похож ли таракан на Путина. В скандале разобрался театральный критик Алексей Киселев.
Виктория Нарахса
режиссер хип-хоп-оперетты «Тараканище» по мотивам произведения Корнея Чуковского
Елена Ковальская
арт-директор Центра им. Мейерхольда
Виктор Рыжаков
художественный руководитель Центра им. Мейерхольда
Надежда Толоконникова
активист и художник широкого профиля
Дмитрий Лисин
театральный критик
Валерий Печейкин
драматург

Виктория Нарахса, режиссер: «Художественному руководителю намекнули, что спектакль «политический». Этого было достаточно, чтобы принять решение спектакль запретить. «Как бы чего не вышло». А меня и так называемую «команду» из ЦИМа исключить». — полный текст в фейсбуке

Надежда Толоконникова, сыграла на прогоне спектакля «Тайну» Утесова: «Центр имени Мейерхольда (революционного Мейерхольда!) запретил к показу хип-хоп-мюзикл «Тараканище» по сказке Чуковского. Причины: 1) таракан похож на Путина; 2) исполнение Толоконниковой на рояле аккомпанемента к песне Утесова «Тайна» сделало спектакль излишне политическим». — полный текст в фейсбуке

Елена Ковальская, арт-директор театра: «Виктория Нарахса репетировала «Тараканище» у нас в сентябре для фестиваля «Яркие люди». Нам нравилась музыка Ивана Кушнира и декорации Павла Семченко — такой «Мейерхольд для маленьких». У спектакля был потенциал к отличному мюзиклу про супергероев: Достоевский, Толстой, Чехов и Гоголь спасали народ от невежества и тирана. Вот о таком мюзикле мы договорились с Викторией. Мы предоставили сцену и технические службы, которые создали к спектаклю саунд, свет и видео. И сказали охране: «Не выгоняйте людей ночью, люди репетируют сложный спектакль». И всю неделю перед выпуском охранники на мониторах видеокамер смотрели документальный сериал «Вика репетирует». Там кто-то выпивает, тут кто-то дерется, парни курят на лестницах, группа людей ссорится и в ссоре выламывают дверь, другие засыпают на сцене. Виктории от художественного руководителя было предупреждение: «Еще один косяк — и вас здесь не будет». Вика сказала: «Ок». В ЦИМе стала часто появляться Надежда Толоконникова. Я спрашиваю: «Что Надя у тебя делает?» «Ничего», — отвечает.

На прогоне мы увидели классный детский мюзикл. Актеры бессодержательно существуют, но это оттого что режиссер — дебютант и еще не научился ставить задачи. Толоконникова вышла в одном из эпизодов и сыграла на пианино песню Утесова. Потом на публичном обсуждении я спрашиваю: «Зачем здесь Надя?» «Потому что она моя подруга, — говорит Вика. — Мы с ней подружились неделю назад, а мне как раз некому было играть на пианино, я ей предложила». Ну хорошо. Что ж мы, звери, запрещать человеку, который безвинно пострадал и отсидел свой срок, на пианино у себя поиграть? Пусть играет на здоровье. Худрук Рыжаков где-то похвалил спектакль, где-то поругал и сказал: «Хорошо, продолжайте работу». Ну и в ночь свой успех группа отметила вечеринкой. Богема, что с нее взять.

Но худрук был непреклонен. 13-го числа в полдень Нарахса получает приказ о том, что ЦИМ с ней больше не сотрудничает. С тех пор Вику я не видела и не слышала две недели. Некогда: после дебюта в театре Вика отправилась дебютировать в кино — снимать клип «Чайка» для Толоконниковой. Так она сказала, когда мы встретились 28 января и когда я подтвердила: мы с ней не работаем. К премьере клипа девушки актуализировали историю с «запретом» спектакля. Вика отправилась на телеканал «Дождь» рассказать, как у нас уничтожают свободу».

Дмитрий Лисин, критик: «Виктория Нарахса делала «Тараканище» для уличного представления. Может, на День города оно и ничего, но перформанс в ЦИМе разочаровал. Огромный трехколесный велосипед, свастические пропеллеры и трубчатый ромбододекаэдр сами по себе великолепны, как и красно-черная гамма светопроекции. Музыка хороша, но опять-таки сама по себе. На фоне происходящего несрастания прекрасных элементов в целое главным номером стало трехминутное явление Надежды Толоконниковой на сцене. Но премьера Надежды в театре выглядела приходом свадебного генерала. Почему? Дело не в лиричной песне Утесова «Тайна», коей аккомпанировала на рояле Надежда. Дело в самом ее появлении на сцене модного театра.

То есть, как сейчас выяснилось, чиновники оценивают театр по странным критериям, давно описанным в специальной науке НЛП. Увидели какое-то лицо, цвет, жест, букву — и все, закрывают спектакль, журнал, театр. А если оценивать целый спектакль, а не сильнодействующую на чиновников деталь, то ясно — простенькие танцы остались где-то на улице, сценография Семченко осталась в «АХЕ» (петербургский инженерный театр Максима Исаева и Павла Семченко. — Прим. ред.), музыка Кушнира — у него в компьютере, художественного и тем паче политического высказывания не случилось. То есть трехминутная игра Толоконниковой на рояле выглядела домашним музицированием. И нет намека на политические реалии в спектакле. Вывод: лучше бы режиссер рискнула и дала главную роль Толоконниковой, а то все пустое — изымать из репертуара не за что, но смотреть тоже незачем».

Та самая «Тайна»

Валерий Печейкин, драматург: «Так получилось, что я познакомил Вику Нарахсу и Надю Толоконникову. Это произошло незадолго до премьеры «Тараканища». Они подружились, и одна устроила другой камео. На показе я был. Во второй половине спектакля Толоконникова выходит из зала, садится за рояль и играет — довольно неплохо, кстати. Собственно, все. Никакого таракана-Путина в спектакле нет. Но репортаж «Дождя» создал такую оптику, мол, режиссер держит фигу в кармане. И все стали видеть там подозрительное что-то и узнавать кое-кого. «По лесам, по полям разбежалися: тараканьих усов испугалися».

Спектакль, на мой взгляд, был на твердую четверку. Со своими проблемами, но «сделанный» и нестыдный. Не знаю, правда ли актеры устроили страшный дебош. Я задержался в театре после премьеры: дебоша не видел».

Виктор Рыжаков, худрук театра: «Мне не перед кем оправдываться. Ситуация с несовершенным (что естественно для дебюта) и несостоявшимся спектаклем «Тараканище» имеет исключительно этические корни. Мне не удалось разглядеть на публичном прогоне «Тараканища» 12 января внятных гражданственных настроений. Кроме замечательной компании молодых актеров, декораций Максима Исаева, придуманных к уличному представлению, и уникального текста Чуковского, ничего художественно ценного в представленной работе на тот момент еще не сложилось. Мы были готовы дать возможность дебютантке еще поработать над спектаклем, но после неоднократного и грубейшего нарушения ими театральной этики и правил внутреннего распорядка ЦИМа 13 января в 12 часов утра мной был издан приказ о прекращении работы.

Все дальнейшие акции дебютантки с привлечением СМИ только доказали правильность такого решения. Вероятно, она ошиблась в выборе собственных ценностей и приоритетов в данной работе, чем ввела в заблуждение и отвлекла от дела большое количество серьезных и ответственных за свои действия людей».

Для справки: в Центре им. Мейерхольда на данный момент работают 28 резидентов, включая Liquid Theatre, «Мастерскую Дмитрия Брусникина» и «Антикварный цирк». Программа центра включает множество театральных фестивалей, семинаров, лекций, выставок, социальных проектов и театральных лабораторий. В числе главных премьер: «Сван» Юрия Квятовского, «Конармия» Максима Диденко, «Саша, вынеси мусор» Виктора Рыжакова.