В понедельник появились новости о том, что в Грузии отменили уголовное преследование за марихуану. По просьбе «Афиши Daily» тбилисский журналист Темур Кигурадзе объясняет, что это значит.
Акция борцов за легализацию в Тбилиси
© Темур Кигурадзе

«Грузия легализировала марихуану», «Го в горы», «Новый Амстердам с шашлыками» — новости в русскоязычных СМИ и посты в соцсетях обрушились шквалом после известия о том, что Конституционный суд Грузии признал чрезмерным тюремное наказание за употребление и хранение марихуаны в количестве до 70 грамм. Куча друзей со всех просторов бывшего СССР написала мне — кто-то с поздравлениями, кто-то объявил, что собирается приехать погостить. К сожалению, пришлось разочаровывать. Если кто-то пакует чемоданы в Грузию на зимние каникулы или уже купил билеты на майские, то не берите с собой ваши бонги и гриндеры — стране далеко до декриминализации, не говоря уже о легализации. Но есть подвижки…

Подробности по теме
В Грузии отменили тюремный срок за курение марихуаны
В Грузии отменили тюремный срок за курение марихуаны

Начнем с истории. Конопля в Грузии росла и употреблялась издревле не только для веревок и припарок, но и с рекреационными целями. Еще древнегреческий историк Страбон в I веке до н. э. писал, что Колхида продавала коноплю соседним странам и греческим колониям. Как с хачапури — разные регионы славились разными сортами. Горная Сванетия со своими средневековыми башнями предлагала убойную, восточная часть Абхазии и Самегрело — чуть спокойнее, какой-то местный аналог индики. При этом острая мегрельская и абхазская кухни обеспечивают отличные условия для того, чтобы заморить червячка, когда понадобится. В общем, потребляли марихуану в древности, в Средние века, и при Совке, и после восстановления независимости.

В начале нулевых после прихода к власти Михаила Саакашвили и его партии «Национальное движение» в стране началась серьезная борьба с криминалом — под раздачу попали и вещества, которые в некоторых странах принято считать легкими. Грузинское законодательство не делало различий между марихуаной и героином — за употребление могли посадить надолго. Однако при все том же Саакашвили, когда страна начала потихоньку строиться и развивать туристическую отрасль, неофициально обсуждали возможность смягчения наказания. Были слухи о полной легализации марихуаны на приморских курортах: говорят, после того как Батуми стал визитной карточкой грузинского туризма, рассматривался голландский вариант с кофешопами для всех или только для иностранцев. До конца дело не довели — может, не решились идти против традиционного в целом общества.

Однако именно тогда, в эпоху Саакашвили, подняло голову гражданское общество, и в начале 2010-х активисты стали выступать против непропорционального наказания за употребление марихуаны. Медленно, но верно поменялось и общественное мнение. На акции с требованием декриминализации вместо десятков стали приходить сотни и тысячи людей. Эта активность совпала с бумом электронной музыки, Грузию охватила «берлиномания» — с 2014 года один за другим в столице стали открываться новые техно-клубы, рейв берлинского образца захлестнул Тбилиси с не меньшей силой, чем Киев с его клубом Closer и Москву — с Arma. Клубы и большие фестивали электронной музыки власти обычно не трогают — проблемы посетителей могут ждать на выходе из них. После смены власти в 2012 году полиция вернула уже забытую систему рейдов — массовую охоту правоохранителей на возможных правонарушителей. Как это происходит? Молодых людей (девушек гораздо реже) останавливают и отвозят в центр судебной экспертизы. Там подозреваемый под пристальным взором копов мочится в пробирку и, в случае положительного результата на наркотики, становится фигурантом дела. Были случаи, когда граждан заставляли принимать мочегонные средства, что привело к как минимум одной смерти — в 2015 году в Кутаиси скончался 56-летний Леван Абзианидзе, после того как в полицейском участке для сдачи наркотеста его накачали мочегонными препаратами.

Подробности по теме
Эмиграция
«Как так – вообще нет налогов?»: московский повар о запуске бургерной в Тбилиси
«Как так – вообще нет налогов?»: московский повар о запуске бургерной в Тбилиси

Наказание за употребление в Грузии сравнимо с наказанием за грабежи и даже убийства. На первый раз виноватые отделываются административным делом и штрафом в 500 лари (185 долларов). На второй случай и далее все это квалифицируется уже как уголовка и карается штрафом от 2000 лари (1150 долларов) и выше, вплоть до десятков тысяч, — решение принимается исходя из количества вещества и его типа. Законом предусматривается и тюремное наказание — вплоть до 11 лет. Я знаю людей, которые отсидели по два года за папиросу, а представить, как изменится жизнь бородатого тбилисского хипстера из рекламного агентства после пары-тройки лет в грузинской тюрьме, довольно просто.

Драконовские законы привели к тому, что любые запрещенные вещества стали ассоциироваться с экстримом — c рискованными схемами контрабанды через турецкую границу или даже Иран. Об этом не говорят вслух, но потребителей сдают таксисты, знакомые, сотрудники. Страну накрыла паранойя: МВД наняло специальных англоязычных сотрудников, которые под видом иностранных гостей страны добавляются к местным в друзья в соцсетях и просят угостить. Пара встреч с такими «туристами» закончилась тюрьмой. С другой стороны, пошла волна суррогатов — спайсы поубивали кучу людей, появились кошмары вроде «крокодила» и подобных субстанций.

Подробности по теме
Другие города
Как поживают грузинские веганы, которых закидали шашлыками
Как поживают грузинские веганы, которых закидали шашлыками

И опять же сработало гражданское общество — после месяцев юридических процедур и проволочек Конституционный суд сначала признал незаконным принуждение граждан к наркотестам, а буквально на днях признал чрезмерным тюремное наказание за употребление и хранение марихуаны в количестве до 70 грамм. Именно это решение многие СМИ поспешили объявить легализацией. Конечно, это не так. Просто теперь виноватых не будут сажать за решетку, но ведь это и не нужно государству. Так даже лучше: штрафы остаются в силе, бюджет пополняется, нет необходимости содержать лишние рты в тюрьмах. Главной подвижкой можно считать то, что стало отступать чувство тотального страха. Многие грузинские политики продвигают тему: то же «Национальное движение» на выборах 2016 года включило обещание декриминализации в предвыборную программу, об этом говорила победившая коалиция «Грузинская мечта», немного недобравшая до 5%-го барьера партия с говорящим названием «Шишка» вообще собирается показательно посадить кусты конопли перед грузинским парламентом под Новый год — перформанс с требованием легализации.

То, что ее не будет, понимают даже самые ярые активисты, но вот декриминализация вполне может случиться. И не из-за гуманизма или прогрессивности властей, а потому, что Грузии надо сохранять туристический интерес к стране. В этом году ее посетило рекордное количество гостей — около 6 млн человек, 980 тысяч из них — граждане России. И пока в Москве закрывают фестивали и срывают техно-вечеринки, на Gem Fest в Анаклии, скажем, выступают Пауль Калькбреннер и русская же Нина Кравиц.