Исторический огород и фестиваль «Для Леши»: кто развивает в регионах гражданские проекты

4 июля 2024 в 15:09
Всероссийский грантовый конкурс «Скиньте мяч» помогает инициативным людям реализовывать проекты в области спорта, творчества или других увлечений в своих дворах, районах или селах. Недавно были объявлены победители третьего сезона «Скиньте мяч», а пока мы рассказываем про трех участниц прошлых лет, которые уже реализовали свои проекты.

Как Ольга Дудорова пытается сохранить историю своей деревни через земледелие

Ленинградская область

Ольга Дудорова живет в деревне Верхняя Бронна недалеко от Финского залива. Она переехала сюда с семьей из Петербурга восемнадцать лет назад, чтобы восстановить развалившийся домик на родовом участке. В центре села, вдали от проезжей части, — Дом культуры, открытый в 2023 году.

Энтузиасты местного объединения «Ягодный берег» пытаются сохранить старинные сорта растений, которые когда‑то здесь росли в изобилии. Они разводят травы и кустарники на своих участках, а год назад администрация разрешила им разбить аптекарский огород за новым Домом культуры. Ольга отправила проект огорода на грантовый конкурс «Скиньте мяч» и победила. На 150 000 рублей она закупила рассаду, инвентарь, оплатила ландшафтного дизайнера и таблички с названиями растений, установила домики для насекомых и кормушки для птиц.

«Я с этим родилась просто: с интересом к травам, к лекарственным растениям, к природе, — говорит Ольга. — Чем бы в жизни я ни занималась, меня всегда тянуло к земле».

Садоводы здесь, по словам Ольги, живут с петровских времен. До этого тут обитали ижоры — древний финно-угорский народ, — которые ловили и продавали корюшку с салакой. А когда Меншиков решил построить дворец с парком Ораниенбаум, он привез из Москвы профессиональных садовников, чтобы те выращивали для него диковинные фрукты и цветы в оранжереях. Так здесь появилась первая русская деревня, и ее жители стали возводить сады. «И хоть потом случилась революция, люди-то остались те же — профессионалы. Они объединились в совхоз», — рассказывает Ольга.

Жители Верхней Бронны помнят совхоз «Плодоягодное». «Это был самый северный плодово-ягодный совхоз на северо-западе России. Здесь выращивали клубнику, жимолость, черную смородину и всеми этими ягодами снабжали Ленинград, — рассказывает Дудорова. — То, что оставалось, шло на Хладокомбинат номер один. Было в Ленинграде такое мороженое за семь копеек в бумажном стаканчике, „Ягодное“ называлось. Вот его делали из наших ягод».

В девяностые совхоз закрылся. На полях, где в советское время росли клубника и смородина, появились коттеджные поселки и гольф-клуб. «От совхоза почти ничего не осталось — только питомник, где когда‑то велась селекционная работа и были выведены сорта всех этих кустарников и ягодных культур. А больше ничего, — рассказывает Дудорова. — Мы забеспокоились: как сохранить эти старинные сорта? Как вообще историю этого места сохранить?»

Около пяти лет назад Ольга и садоводы-любители объединились в «Ягодный берег». Они открыли сбор на краудфандинговой платформе и на полученные деньги закупили саженцы старых сортов, которые еще оставались в питомнике. Стали раздавать кусты и деревья односельчанам, чтобы те выращивали их на своих участках. «У старых сортов совсем другие характеристики. Даже антоновка, которую мы знаем, сейчас совсем другая. У нее нет такого характерного запаха», — объясняет Ольга.

Жительница Верхней Бронны верит, что старые растения хранят память о нашей истории.

Когда дедушка Ольги уходил на фронт, он посадил во дворе прутик яблони. Дедушка погиб на войне, а яблоня до сих пор жива.

«Во время войны бесконечно бомбили Кронштадт. И в этом несчастном совхозе женщины копали окопы и одновременно работали на полях, потому что нужно было кормить армию. Память об этом хранится и в этих выведенных сортах, в растениях».

В аптекарском огороде Ольга решила собрать травы, цветы, кусты и деревья, которые будут рассказывать о местной истории и культуре — и разработала экскурсию по участку. Не только чтобы сюда туристы приезжали, но и для местных: они же приходят на концерты в ДК. «Мы ведь и ботанические экскурсии в лес с травниками практикуем. А пожилым людям ходить в лес далековато. Когда есть такой участок в центре села, любой может прийти, что‑то сорвать для чая», — говорит Дудорова.

Как Сона Тадевосян организовала в своем городе творческий фестиваль для молодежи и ушла с нелюбимой работы

Челябинск

На втором курсе студентка Петербургского архитектурного университета Сона Тадевосян записалась в бесплатную танцевальную студию при учреждении. Сона приехала в Петербург из Челябинска и на танцах познакомилась с девочками из других городов: Ижевска, Красноярска, Хабаровска, Симферополя. «Во время тренировок мы поняли, что сходимся в творческом плане, энергетическом. Решили делать проекты вместе», — рассказывает Сона. Студентки стали разрабатывать перформансы, делать рекламу, участвовать в съемках. «Мы даже думали, может нам работать вместе в будущем», — вспоминает Тадевосян.

На последнем курсе, весной, Сона увидела анонс конкурса «Скиньте мяч» в интернете. Она тогда готовилась к защите диплома и параллельно работала архитектором и дизайнером. Девушка предложила подругам участвовать.

Они точно не хотели делать проект в Питере: «Здесь достаточно культурного движа». «Мы все из регионов — вот и решили: просто выберем город кого‑то из нас», — рассказывает Сона. Сначала была идея провести танцевальные мастер-классы или батлы, но решили мыслить шире — охватить больше творческих направлений. К тому же во всех городах, которые Сона с подругами рассматривала, танцевальная культура и так неплохо развита.

«Тогда я вспомнила своего школьного друга Лешу из Челябинска, — говорит Сона. — Он всегда был самым харизматичным парнем: что‑то сочинял, делал приколы. В школе мы были уверены, что когда он вырастет, то обязательно будет заниматься чем‑то творческим. Но Леша работает в офисе и заканчивает магистратуру в финансовом университете. Когда я рассказала о Леше подругам, мы долго сидели и обсуждали: почему так получается? Почему после школы столько людей оказывается в нелюбимой профессии — взять хотя бы нас? Сколько таких Леш среди нас и наших ровесников?»

Так родилась идея творческого фестиваля для молодежи в Челябинске: для всех, кто мечтает танцевать хип-хоп, снимать клипы и писать сценарии, но вынужден заниматься нелюбимым делом. Назвали его «Фестиваль для Леши».

«Когда мы выиграли грант, времени на реализацию оставалось очень мало — месяц или два. Параллельно у всех была своя работа, проекты, мы защищали дипломы», — вспоминает Сона. Летом все разъехались по своим городам и большая часть подготовки к фестивалю проходила в дистанционном формате. Работали на доске в Miro, и у каждого была своя зона ответственности: кто‑то рассчитывал финансы, кто‑то занимался продвижением, кто‑то людей обзванивал. Сона между тем ходила в Челябинске на встречи с потенциальными участниками фестиваля и искала площадку.

Многие художники и перформеры, выступавшие на «Фестивале для Леши», приезжали в Челябинск из других городов, некоторые останавливались дома у Соны или ее друзей. «Фестиваль для Леши» длился четыре дня. На площадке перед институтом дизайна проходили концерты, лекции и мастер-классы: видео и фотопродакшен, танцы и перформансы, граффити и искусство. Сона впервые управляла таким крупным проектом и прямо на ходу училась в состоянии аврала рассчитывать бюджет, составлять смету, искать нужных людей, руководить командой на расстоянии.

Сона говорит, что вместе с командой фестиваля она пережила полный спектр эмоций: от волнения и страха до радости и восторга — и, несмотря на плохую погоду, фестиваль получился лучше, чем организаторы ожидали. «Все гости были вовлечены в мастер-классы, всем было интересно. Особенно было приятно смотреть на ребят помладше, мы видели неподдельный интерес в их глазах», — говорит девушка.

«Меня пять лет не было в городе, и я не знала, чем он живет. И тут всего за два месяца у меня появилась куча контактов. Я узнала, что сейчас происходит в городе, поняла, что здесь вообще-то классно и круто. Все говорят, что в регионах ничего нет и скучно, а здесь, вообще-то, много чем можно заняться, много чего можно развивать и двигать», — рассказывает Сона. После окончания университета она решила вернуться в родной город.

На фестивале Сона познакомилась с директором крупного видеопродакшена в Челябинске, который позвал ее к себе в команду. «Полгода мы никак не могли встретиться, — рассказывает Сона. — В феврале я пришла к ним, познакомилась с продакшеном и теперь работаю у них продюсером и креативщиком. Мне удалось поменять сферу деятельности, как я и мечтала. Получается, в моем случае „Фестиваль для Леши“ отлично сработал, выполнил свою миссию».

Как Елена Новичкова расписывает скамейки, чтобы дети помнили историю города

Ульяновск

Писательница и сценаристка Елена Новичкова из Ульяновска приехала в 2022 году в Москву на книжный фестиваль. Она зашла в ГУМ — и увидела деревянную скамейку, которую дети разрисовали. Елена вспоминает: «Эта лавочка такая хаотичная была! Я тогда подумала: как бы было здорово дать возможность ребенку оторваться, нарисовать, что он захочет, — но в то же время не просто абстракцию какую‑то, а чтобы это было с пользой».

Вернувшись домой, писательница забыла про столичные скамейки. И вспомнила о них только через год, когда увидела в интернете информацию о грантовом конкурсе «Скиньте мяч». «Все тогда сложилось. Мой муж столяр, занимается изготовлением мебели, моя лучшая подруга художник-иллюстратор, я автор текстов и очень люблю путешествовать. Мы решили: а почему нет?» — рассказывает жительница Ульяновска.

В поисках вдохновения Елена Новичкова с художницей Ольгой Шепталиной отправились в рейд по местным музеям и усадьбам. Они стали собирать информацию о писателях, связанных с Ульяновском: о Гончарове, Аксакове, Карамзине, о Пушкине, который изучал тут материалы для «Капитанской дочки», — всего набралось семь авторов. Эскизы скамеек разработали такими, чтобы детям было интересно и легко через ассоциации запоминать истории про известных писателей, чтобы после этих мастер-классов они захотели увидеть эти места своими глазами.

Некоторые эскизы пришлось разрабатывать по архивным документам, потому что места не сохранились. Так случилось с усадьбой поэта Языкова, друга Пушкина: в советское время в ней открыли правление совхоза «Языковский», а потом дом сгорел. Остался только парк с посаженной Пушкиным елью. Елена собирала материалы о Языкове в библиотеке, а Ольга по фотографии изобразила усадьбу на эскизе скамейки с дорожкой в виде языка. «Когда ребенок смотрит на такую лавочку, он начинает спрашивать, отгадывать, правильно ли он понял, что это язык нарисован. Такие ассоциации очень глубоко утрамбовываются в сознании», — говорит Елена.

Многие исторические памятники в Ульяновске безвозвратно утеряны. Например, окрестности села Архангельское, где у Елены есть участок, ушли под воду во время строения Куйбышевского водохранилища. «Здесь после затопления не осталось ни одной старой постройки — ну то есть пятьдесят седьмой год, все, — рассказывает Елена. — Рядом с селом нет трасс, сюда нужно специально ехать, оно в глуби находится. И у нас там есть дом нежилой. Там мы с местными детьми делали эти лавочки». Она надеется, что через творчество и рассказы можно передать детям память о культуре и истории города.

Все летние каникулы 2023 года Елена с мужем и подругой регулярно проводили мастер-классы на участке в Архангельском: дети пилили деревянные ножки, разводили краску, играли с соседской кошкой и пили приготовленный Еленой лимонад. Сейчас семь скамеек курсируют по культурным учреждениям Ульяновска — их уже выставили на открытии модельной библиотеки и в нескольких музеях. В планах у Елены — купить лазерный станок и выпустить следующую партию скамеек, с литературными комиксами.

Расскажите друзьям