На Льва Толстого открылось арт-пространство в исторических палатах — постройке конца XVII века с сохранившимися белокаменными сводами. Здесь будут проходить лекции об искусстве и этикете, а также появится закрытый клуб с амбицией светского салона — членство в нем будет стоить 200–400 тысяч рублей. «Афиша Daily» поговорила с создательницами проекта.

Тая Тарабрина

Продюсер фото и видео фешен-съемок, владелица агентства TAYAT

Майя Сантимирова

Бывшая госслужащая, основательница студии рисования DrawAndGo, автор канала «Эстетика повседневности»

Как и зачем появилось пространство

Майя: Мне всегда была интересна культура — балет, опера, классическая музыка. Но моя работа не была с этим связана. К счастью, у меня много творческих друзей, и они делились со мной знаниями. Я собирала информацию по ниточке и за последние три года стала иначе воспринимать искусство в целом. Идешь в театр и по-другому смотришь спектакль, гораздо глубже вникаешь в суть происходящего. Мне хотелось поделиться этим, соединить два мира — творческую интеллигенцию и людей, не связанных с искусством, но которые хотят к нему прикоснуться. Я задумала создать центр творческого воспитания, мне самой не хватало такого места.

В XIX веке была традиция светских салонов, и мы ее возрождаем.

Для посетителей этих салонов было обязательно знать правила столового этикета, разбираться в театральных постановках, говорить по-французски, играть на фортепиано, читать книги. Мы хотим делать курсы для тех, кто хочет больше узнать о культуре и начать ее лучше понимать, но не готов ради этого поступать в вуз. Это будут интенсивы: что‑то между разовыми лекциями и профессиональным образованием. Мы хотим свою аудиторию растить, возродить хороший пласт интеллигенции. В дальнейшем будем организовывать совместные поездки и камерные экскурсии — в ночные музеи, закулисья театров.

Тая: Мы делаем то, чего нам самим не хватает в Москве: закрытый клуб приятных людей. Это некая масонская ложа, предполагающая доступ только определенного круга гостей. В этом есть своя романтика, которая не может не манить. В светские салоны не могли попасть люди с улицы — мы хотим воссоздать эту немного мистическую историю.

© Евгения Вдовиченко

Аудитория

Майя: Понятно, что у людей, которым интересно искусство, закрыты все базовые потребности. Мы представляем нашего посетителя как интересующегося, любопытного интеллигента.

Тая: Для нас важно, чтобы в палатах было здоровое, классное, комфортное общение, так что мы будем знакомиться с людьми до посещения. Можно назвать это собеседованием. Если у человека достаточно денег, но недостаточно воспитания, мы ему откажем. Плюс необходима рекомендация.

Цены

Тая: Разовое посещение лекции без членства в клубе стоит 15 тысяч рублей. Надо понимать, что мы не работаем как обычное общественное пространство, к нам нельзя прийти на чашку кофе. Мы организовываем лекции, курсы. Помещения в палатах маленькие, так что на событии может быть до 20 человек. Плюс после каждой лекции будет небольшая вечеринка: у нас есть зона лаунжа, где можно выпить бокальчик игристого, перекусить, обсудить с лектором его выступление.

© Евгения Вдовиченко

Майя: У хороших лекторов приличные гонорары, так что такая бизнес-модель обусловлена спецификой здания. Мы начинаем работу с разовых историй, чтобы обкатать спикеров, посмотреть на гостей. Осенью запустим полноценные курсы. Их стоимость будет зависеть от количества учебных часов — от 45 тысяч за четыре занятия.

Отдельная история — членство в клубе: это будет стоить 200–400 тысяч в год.

Члены клуба смогут посещать закрытые мероприятия, экскурсии и приходить в салон в любое время. Также они могут слушать любые лекции, но у них есть ограничение по их количеству: для полугодового абонемента — 24, для годового — 48. Клуб мы запустим еще позже, возможно, в следующем году.

© Евгения Вдовиченко

История здания

Тая: Здание мы взяли в аренду. Это палаты ткацкого двора конца XVII века, единственное сооружение, оставшееся от Хамовной ткацкой слободы. Название она получила благодаря многочисленным полотняным фабрикам. В старину слово «хам» означало лен, а ткачей называли хамовниками. Это двухэтажное здание: внизу были мастерские, а наверху жилые помещения, все комнатки маленькие и уютные.

Еще у нас есть пристройка 1960–1970-х годов, где разместится галерея, будут проходить выставки. Там уже висит несколько работ современных художников.
© Евгения Вдовиченко

Пространство

Майя: Реставрацию мы не проводили, просто все почистили, аккуратно восстановили и постарались подчеркнуть тонкость здания декораторскими решениями. Полгода искали для этого места дореволюционные двери, подбирали исторические замочки. Специально для нас русская художница вручную плела люстру — мы ее теперь бережно расчесываем. У нас много винтажной мебели и посуды, которую мы собирали по крупицам.

Тая: Интерьер эклектичный, мы решили соединить три эпохи — XVII, XX века и современность. Часть винтажа дореволюционная, часть — советская, и есть современные объекты, которые делали специально для нас русские мастера и художники. Это не в рамках импортозамещения, а чтобы показать, какие классные производства у нас есть. Даже краску покупали отечественную.

© Тим Осипов

Программа

Тая: Из ближайшего запланированного: состоится лекция-дегустация игристого вина от прекрасного шеф-сомелье Жени Усачева. Один лектор уже готовит большой курс по истории искусств.

Майя: Я планирую читать лекции по столовому этикету, сервировкам, фарфору. Конечно, это будет не просто рассказ со слайдами, я готовлюсь вместе с режиссером, это будут мини-представления или перформансы. Планируются вечеринки, обсуждения с режиссерами, презентации книг, много заявок на проведение тематических иммерсивно-развлекательных тусовок.

© Евгения Вдовиченко

Почему это актуально именно сейчас?

Майя: У людей есть желание объединяться в комьюнити, наверное, пандемия усилила эту потребность. А общие увлечения — лучший способ сближаться, тем более искусство — бесконечная тема для разговоров.

Тая: К тому же после 30 не так просто заводить друзей, нет приложения для этого вроде тиндера. В Большом театре тоже не подойдешь к незнакомому человеку, чтобы обсудить спектакль.

Майя: Я работала в банке, и искусство меня спасало — это как очищение и подпитка. Многие мои бывшие коллеги тянутся к культуре, для них это может быть терапией и разгрузкой.