Японское архитектурное бюро Nikken Sekkei победило в конкурсе на лучший проект застройки московского Южного порта. Там появятся 20 небоскребов, два музея и крытые авеню. «Афиша Daily» спросила у архитекторов и урбанистов, что они думают об этих планах и как проект изменит город.

Как изменится территория Южного порта?

Согласно проекту, на участке в 43,7 гектара появятся 1,5 млн квадратных метров недвижимости. Жилая застройка составит 1 млн квадратов, нежилая (включая детсады, школы и клинику) — 415 тыс. Возвести собираются 20 небоскребов, два центра искусств, парящий ресторан, крытые авеню, стеклянный атриум, паромные и яхтенные причалы, а также центральную плазу, эспланаду, спортивный и общественные парки.

Вдоль реки должны появиться 16 жилых башен (высотой от 90 до 200 метров), четыре башни апарт-отеля и 350-метровый офисный небоскреб. Первые этажи и стилобаты зданий займет в основном торговля и социальные учреждения. В основании офисного небоскреба запланирован транспортно-пересадочный узел с доступом к остановкам наземного транспорта, такси, велосипедным маршрутам, паромному причалу и канатной дороге.

Вдоль квартала обустроят набережную, на которой сконцентрируется торговля, образовательная и творческая активность. Культурно-музейная зона объединит театр и центр современного искусства, между которыми проложат улицу сакуры. Она пройдет вдоль реки, плавучей сцены и еще одного центра искусств.

Зачем это нужно?

Как рассказали инвесторы (AEON Corporation и «Ферро-Строй»), у проекта есть несколько целей. Прежде всего — превратить транспортно-пересадочный узел в новую точку притяжения для москвичей. Для этого здесь появятся, с одной стороны, офисы, отели и атриум, а с другой — достопримечательности, смотровые площадки и пешеходные маршруты.

Вторая идея — вернуть прибрежную линию горожанам. Жизнь появится в пространстве, которое раньше было либо пустым, либо промышленным.

Третья идея — вернуть потерянный природный ресурс территории Южного порта, сохранить и активировать его. Для этого здесь проектируется центральный парк, а также парки-спутники для занятий спортом и мероприятий. Также на крышах двух самых высоких зданий разобьют сады.

Сколько это стоит и что даст городу?

«На данном участке предусмотрено строительство объектов производственного, а также общественно-делового назначения, в которых будет создано более девяти тысяч новых рабочих мест. В реорганизацию территории площадью 18 га вложат 100 млрд рублей, а ежегодный бюджетный эффект для города составит 13 млрд рублей», — прокомментировал заместитель мэра Владимир Ефимов.

Когда это все появится?

Максимальный срок реализации проекта — 11 лет.

Евгений Асс

Архитектор, основатель и ректор архитектурной школы МАРШ

В целом этот подход, эта градостроительная философия кажется мне давно вышедшей из обихода. Я бы сказал, что это проект 70-х годов прошлого века. И с градостроительной точки зрения и с точки зрения архитектуры. Я понимаю, что с позиции девелопера это очень эффективно — одного жилья там миллион квадратных метров. К сожалению, такая застройка находится в рамках сегодняшнего коммерческого тренда.

Это больше похоже на курорт где‑нибудь в Дубаи, чем на притягательную городскую среду. В этом проекте нет ни любви, ни поэзии, только холодный бездушный профессионализм. На мой взгляд, образ светлого будущего в отражениях сверкающих небоскребов уже сильно потускнел, архитектура сегодня должна быть более теплой и дружелюбной, более внимательной к масштабу человека. К сожалению, это тяжело дается из‑за серьезных экономических интересов строителей и девелоперов.

Создатели рассчитывают, что это будет новый притягательный для горожан хаб, сравнивая его с Сити, но ведь Сити так и не стал активным центром московской жизни. Несмотря на все архитектурные амбиции, никто туда особенно не стремится. Люди с гораздо большим удовольствием предпочитают гулять в уютной среде где‑нибудь вокруг Патриарших прудов.

Аркадий Гершман

Урбанист, автор блога «Город для людей»

Что хорошо


  • Сейчас это скорее мертвая территория с промзонами и пустырями, которая разрывает ткань города. При этом место ценное из‑за Москвы-реки и относительной близости к центру.
  • Проектом предусмотрена смешанная застройка, когда в одном месте будет и жилье, и объекты культуры, и бизнес. Мы получим полноценный район со всем необходимым для жизни.
  • Переосмысление роли реки в городе и создание набережной.

Что плохо


  • Любовь к высотному строительству может плохо аукнуться в будущем — такие здания сложно и дорого поддерживать, а еще сложнее в случае чего переделывать. Например, если сейчас здание офисное, то с учетом пандемии и массового перехода на удаленную работу востребованность таких площадей может пропасть — здание придется переделывать или сносить. Реконструировать среднеэтажное здание значительно проще, чем небоскреб.
  • Картинки проекта никак не учитывают «московскость» — с одинаковым успехом такое можно воткнуть в Воронеже, Токио, Нью-Йорке или любой другой точке мира. Архитектура не учитывает и не создает уникальность города.
  • Массовая высотная застройка давит на человека и плохо раскрывается с уровня пешехода. В этом плане проект уже можно считать устаревшим. Посмотрите на мировые штаб-квартиры успешных компаний или новые районы европейских городов — там везде плотная среднеэтажная застройка с единичными высотными доминантами.
  • Есть подозрение, что вместо обычных улиц тут появится один большой торговый центр, — это будет не общедоступная городская территория, а частная собственность.
  • У города очень плохая связность, но вместо моста через реку мы видим канатную дорогу. Это глупая затея: у канатной дороги низкая провозная способность, она не позволяет развивать сеть общественного транспорта или обслуживать велосипедистов. Кроме того, проезд наверняка будет платным. Даже простой пешеходный мост без движения транспорта был бы лучшим решением.
  • Заявляется о транспортно-пересадочном узле. В таких проектах, как правило, это означает торговый центр, где пассажиров автобусов или метро заставляют наматывать крюки через магазины.
Екатерина Малеева

Директор проектов «КБ Стрелка»

Проекты подобного масштаба сложно оценивать, так как их структура обусловлена сложной системой причинно-следственных связей, и внешний эксперт не может обладать всей информацией. Однако мы можем более или менее однозначно определить проект с точки зрения его влияния на городскую среду. И здесь мне бы хотелось отметить несколько моментов.

Во-первых, проект основан на принципах транзитно-ориентированного девелопмента. Комплекс будет располагаться вокруг крупного транспортного узла, а значит, его жители будут включены в жизнь города, а сам район будет легко доступен для других горожан. Это заметный плюс для проекта.

Во-вторых, согласно «ООН-Хабитат» (программа ООН в сфере населенных пунктов. — Прим. ред.), один из основных принципов в создании устойчивой городской среды — формирование mixed-use-районов, где 30% площадей выделено под нежилую функцию. За счет разнообразия сценариев использования одной территории снижается потребность в автомобиле и увеличивается микромобильность, что отвечает современным стандартам качества городской среды.

Выбранная этажность или высотность застройки подходит для офисной недвижимости в большей степени, чем для жилых домов. Двор, окруженный 300-метровыми зданиями, не способствует комфорту повседневной жизни. Например, из окна выше 12-го этажа невозможно наблюдать за ребенком, который гуляет во дворе. Решение многих бытовых вопросов осложняется — будь то мытье окон или подъем негабаритной мебели.

В итоге мы имеем проект, по уровню функционального разнообразия соответствующий параметрам стандарта комплексного развития территорий. Однако более высокая плотность и этажность застройки формирует не совсем комфортную жилую среду. В результате получается новый центр деловой жизни, а не новый район для комфортной жизни.

Оят Шукуров

Архитектор, партнер архитектурного бюро «Хора»

Главным плюсом этого проекта я нахожу то, что в случае его дальнейшей разработки и реализации множество людей, в первую очередь проектировщиков и строителей, получат работу и смогут прокормить свои семьи, дать своим детям образование. Это пойдет на пользу всем нам.

На мой взгляд, Москва такова, к счастью или к сожалению, что здесь уместно все, в особенности в юго-восточной части города, где у этого проекта чуть больше потенции принести экономическую, а в далекой перспективе культурную пользу окружающим пространствам.

Важное качество представленного проекта застройки — он в значительной степени закрывает фронт реки, у этого есть два аспекта. Первый — все, что будет строиться севернее, окажется в тени предлагаемых башен (так как солнце в северном полушарии движется через юг), и вид на реку будет затруднен для жителей и пользователей будущей застройки к северу.

Второй аспект более положительный — вероятно, предлагаемая застройка спасет их от ледяного ветра. В случае реализации в предлагаемых исполинских масштабах проект насытит преимущественно промышленное место общественными функциями, что даст оживляющий эффект для территории с точки зрения экономики, в том числе цен на уже существующее жилье. Комплекс такого широкого функционального разнообразия потенциально следует рассматривать как будущий локальный центр и двигатель джентрификации окружающей территории. Эта потенция имеет и обратную сторону — очень велик контраст между проектом и местом, в котором он появится. В кратковременной перспективе это может оказаться сложностью в части его востребованности и полноценного воздействия комплекса на окружающую территорию. В то же время я совершенно уверен, что все необходимые исследования на этот счет были проведены и учтены. Значит, как мы можем видеть на визуализациях, быть городу-саду на отдельно взятом участке.

Обновление: после публикации материала ответы на вопросы «Афиши Daily» прислал представитель компании-инвестора проекта.

Дмитрий Старостин

Вице-президент AEON Corporation

На сегодняшний день высокие здания — это символ современной архитектуры, отражающий стремительный ритм жизни крупных городов. Реорганизация производственной зоны Южного порта в первую очередь призвана создать новый центр притяжения. К тому же нельзя было не использовать смотровой потенциал Москвы-реки — с высотных зданий открывается отличный вид. При этом мы сознательно сделали ставку на разноэтажные дома: проект предусматривает средне- и малоэтажные здания, включая социальную инфраструктуру.

Застройка Южного речного порта — это не про метры, это создание уникального современного района сегодняшней Москвы, визитной карточки огромной территории, реорганизация которой запущена городскими властями. Поэтому проведенный международный архитектурный конкурс занял почти год и собрал лучших мировых архитекторов. На каждом этапе проект обсуждался с сотрудниками Москомархитектуры и лично главным архитектором Сергеем Кузнецовым. Важно отметить, что город инициировал застройку огромной промзоны на условии, чтобы архитектура проекта была современной и передовой. Победителей конкурса выбирало профессиональное жюри, председателем которого был главный архитектор Москвы.

Я полагаю, что сейчас это самый комплексный проект развития территорий во всех смыслах. Нельзя сказать, что это преимущественно деловой или жилой район. Он мультифункциональный: сюда будут приезжать домой, на работу, для отдыха, прогулок, спорта, на культурные мероприятия. Фактически мы создаем прообраз полицентричного города, к которому стремится Москва. Южный порт станет примером новых градостроительных подходов, в Москву будут приезжать, чтобы посмотреть на него и впитать передовые идеи, как когда‑то ездили и продолжают ездить, скажем, в Дубай.

Подробности по теме
«Превращение Москвы в ультрасовременный мегаполис»: планы застройки на ближайшие 15 лет
«Превращение Москвы в ультрасовременный мегаполис»: планы застройки на ближайшие 15 лет