4 декабря откроется «ГЭС-2» — долгожданный и обсуждаемый Дом культуры в здании бывшей электростанции на Болотной набережной. «Афиша Daily» поговорила с его программным директором о том, что мы будем смотреть, делать и думать в «ГЭС-2» ближайшие годы.

Катерина Чучалина

Главный куратор фонда V-A-C, программный директор «ГЭС-2»

«ГЭС-2» — что это?

«ГЭС-2» — не музей, а Дом культуры. Так мы хотим обозначить более широкую рамку разных искусств, которые будем представлять. В нашей кураторской группе 13 человек, половина из них не занимается выставочными проектами. Это эксперты по академической и современной музыке Дмитрий Ренанский и Никита Рассказов, Анна Ильдатова отвечает за театральную программу, Кирилл Адибеков — за кино, Ольга Цветкова — за танец, Кристина Анилане — за дизайн и архитектуру. Перформансы, театральные постановки, кинопоказы, концерты — это не просто сопровождение или дополнение к выставке, а самостоятельные проекты, объединенные центральной идеей сезона. Это с одной стороны. С другой — все мы слышали и знаем, что такое Дом культуры, даже если не застали Советский Союз. Это гибридная культурная организация, сочетающая в себе функции библиотеки, галереи, театра, творческой мастерской, концертного зала, музея, кинотеатра и даже школы. Современный дом культуры — это пространство, в котором благодаря круговороту знаний, образов и идей есть место критическому осмыслению себя в мире.

Вход в «ГЭС-2» будет свободным. Мы будем продавать билеты только на мероприятия с ограниченной вместимостью — кинопоказы, спектакли или концерты. План посещения необязательно строить заранее, можно просто зайти, походить и на месте решить, чем заняться.

© Глеб Леонов

Программа

Программа первых трех лет называется «Святые варвары, или Оба хуже», она состоит из пяти сезонов, по два в год, между ними — перерыв на перемонтаж, во время которого общие зоны «ГЭС-2» будут оставаться открытыми.

В центре программы — российская культура последних десятилетий и все, что на нее повлияло. Название отсылает к двум самым расхожим стереотипам о России: она, с одной стороны, якобы высокодуховная, избранная и самобытная, а с другой — якобы варварская, не вполне цивилизованная, отсталая. Только не надо думать, что все пять сезонов мы будем говорить именно об этом! Нет, нам скорее интересны клише, предрассудки, стереотипы, штампы. Среди участников — художники не только из России, но и из других стран.

Рагнар Кьяртанссон. «Санта-Барбара», 2021–2022. Продолженный перформанс. Режиссер: Аса Хельга Хьорлейфсдоттир. Постановка перформанса и производство: Lorem Ipsum. Работа создана по заказу и произведена фондом V–A–C, Москва
© Предоставлено художником, галереей Luhring Augustine, Нью-Йорк, и галереей i8, Рейкьявик

Первый сезон называется «Санта-Барбара. Как не поддаться колонизации?». Он о том, как западная культура ворвалась в нашу жизнь в 1990-х, какая идентичность сформировалась тогда, что прижилось, а что было отторгнуто. Эти процессы совпали с появлением на телеэкранах первой американской мыльной оперы «Санта-Барбара». Пока привычный уклад жизни рушился, «Санта-Барбара» отвлекала от тревог, позволяла заглянуть в другой мир, населенный красивыми, богатыми уроженцами далекой Калифорнии. Мы больше узнали о том, как выстраивают отношения и быт в других странах, как люди общаются и к чему стремятся. Этот сезон отличается от других тем, что в нем есть художник, который присутствует больше остальных, — это исландец Рагнар Кьяртанссон. Он будет делать перформанс длинною в 98 дней, в рамках которого переснимет «Санта-Барбару» — настолько серьезно, насколько это возможно. По крайней мере, декорации, кастинг (снимаются российские актеры), костюмы и грим — это настоящая кинофабрика в действии. Также он вместе с Ингибьорг Сигурьонсдоттир курирует выставку «В Москву! В Москву! В Москву!», которая собрана из работ их друзей-художников и музыкантов.

Больше всего российских авторов и новых произведений в другом большом проекте сезона «Я моторы-гондолы разбираю на части. Карнавал в четырех действиях». Это выставка, перформативная уличная процессия, программа стендапов и рейв. В название вынесена строчка из песни «Карнавала.нет» «Мумий Тролля», которую выпустили в канун нового века. Художники, хореографы, драматурги, музыканты, композиторы, комики и их гости будут говорить о карнавальности, которая в каждой культуре проявляется по-своему, и возможности или невозможности карнавала в нашей сегодняшней реальности.

Рагнар Кьяртанссон. «Три сестры» (интерпретация потерянной фотографии Джея Ранелли, сделанной около 1990 года), 2021
© Пресс-служба фонда V-A-C

В мае стартует следующий сезон — «Правда: зачем реализм?». Он о правде, научной истине, догме, мистификациях и фальсификациях, фейках и фальшивках — то есть обо всем, что конструирует вокруг нас реальность. Этим в том числе занимается искусство. До сих пор последнее принятое российским массовым зрителем течение — реалистическое. Это не то чтобы проблема, но настало время отрефлексировать нашу тягу к реализму. Здесь обязательно поговорим о документалистике, выясним, что она представляет из себя сегодня. В этом сезоне будут задействованы все искусства — всего 50 проектов.

Третий сезон называется «Мать. Почему Родина — мать?», и он о том, как за эти 30 лет менялись наши представления о женщине, гендере, семье. Четвертый — «Космос наш», о космосе, космологиях и обо всем возвышенном и разрушительном, что стоит за космической гонкой, мечтами о колонизации других планет. Почему это вообще для нас так важно?

Последний сезон мы назвали «Еле слышно», и в нем хотели бы уйти от больших нарративов и громких идей. Есть вещи, которые всегда остаются за скобками, теряются, будучи слишком личными, непервостепенными, негромкими, они не связаны с большими социополитическими вопросами. Это человеческое восприятие и чувственность — тонкие вещи, которые можно просмотреть, говоря о большом и серьезном.

© Софья Коротаева

Что есть в «ГЭС-2» кроме выставочных пространств?

Важная часть «ГЭС-2» — «Своды», в которых расположились мастерские. Ведь что случилось с музеем: произошел разрыв между миром художника и миром зрителя. Остались готовые выставки с этикетками и образ художника — невидимого автора, перепачканного краской. Это романтизированный богемный герой, наверняка бедный и безумный. При этом на деле художник в нашей стране крайне уязвим. Приблизить труд художника к институции — это важно.

В «Сводах» есть мастерские для работы с деревом, металлом, тканью, фотомастерские, залы для репетиций или монтажа. Резидентов мы набираем через опен-кол, их состав будет регулярно обновляться. Среди них есть состоявшиеся профессионалы, а есть и начинающие авторы. Победители бесплатно получат все необходимые материалы, а еще им помогут мастера «Сводов». При этом все произведенное в «ГЭС-2» останется собственностью художников.

Есть резиденции — места, где авторы из других стран и регионов России смогут жить и создавать проекты. Есть библиотека, в которой собраны книги с учетом идеи каждого сезона, то есть они будут постоянно меняться. Но будет и закрепленная ее часть — книги о театре, хореографии, музыке на русском и английском.

Мастерские «Своды»
© Глеб Леонов

Есть семейное пространство «Ателье». Это игровая площадка и мастерская, созданные художницей Светой Шуваевой и архитектором Ольгой Рокаль. Здесь собрано все для творчества взрослых и детей от шести лет — можно заниматься самостоятельно или вместе с сотрудниками «Ателье» и художниками.

«ГЭС-2» — это для кого?

Мы хотим видеть не только тех, кому современное искусство уже интересно (это было бы слишком простой задачей), но и сомневающихся, скептиков. Бесплатные билеты — это, конечно, хорошо, но этого недостаточно. Мы думаем, что упрощать программу не нужно, ведь мир вокруг нас предельно сложный, но нужно научиться ее медиировать. Медиаторы — это не люди, которые рассказывают тебе, «что хотел сказать художник». Они создают стереоэффект восприятия, помещают работу в контексты разного знания и опыта, и это возможно только в процессе диалога.

Надеемся, что само пространство — открытое, многофункциональное и проницаемое — и структура программы помогут привлечь разную публику. Например, ты пришел на концерт, но решил заодно заглянуть на выставку. А если ты студент, прогуливающий пары, у нас можно скоротать время с пользой.

© Глеб Леонов

Кроме того, программа не ограничивается современным искусством, во многих выставках есть классические работы, это так называемые трансисторические проекты. Ты, например, любишь Верещагина или Чайковского и захочешь посмотреть или послушать их. У нас они будут вписаны в совершенно иной контекст, и это откроет их с новой стороны. Тогда станет яснее, что все пространство культуры — это не набор жанров, течений и великих имен, все связано со всем в точке сегодняшнего дня.

Как «ГЭС-2» повлияет на художественную среду в Москве?

У такой большой институции, как «ГЭС-2», всегда есть риск стать монополистом, разрушающим хрупкие связи в художественной экосистеме, к тому же тяжелым и негибким. Уже неплохо, что мы осознаем это. Мы постараемся помогать развитию среды, стать соединительной тканью, медиатором между разными акторами — институциями, большими и малыми, авторами, художниками и зрителями.

Этот материал — чаcть кросс-медийного проекта, посвященного открытию Дома культуры «ГЭС-2». Читайте и другие материалы: о том, почему «ГЭС-2» — Дом культуры; подробнее о первом сезоне; об архитектурной концепции и о публичной программе.