Новая Зеландия — едва ли не единственная страна, которую почти не затронула пандемия. Сейчас в государстве менее пятидесяти зараженных, а на улицах даже не обязательно носить маски. Рассказываем, как новозеландцы достигли успеха в борьбе с вирусом, что происходит в стране сейчас и почему от пандемии выиграли лейбористы.

Пока во всем мире число заразившихся COVID-19 неуклонно растет, Новая Зеландия давно перешагнула через пик инфекции. Сегодня очередные случаи заболевания появляются в стране очень редко, поэтому местное население живет практически без ограничений. В стране проводятся массовые мероприятия, все развлекательные заведения — от баров и клубов до музеев и театров — работают в обычном режиме, а уже привычные нам маски в обязательном порядке должны носить лишь пассажиры внутренних авиарейсов, пользователи общественного транспорта Окленда и водители такси.

Немного цифр. В Новой Зеландии живет порядка 4,8 млн человек. За все время пандемии в стране к 9 декабря выявили 2088 случаев заболевания коронавирусом: 2008 пациентов выздоровели, 25 человек умерли. На данный момент под наблюдением медиков и властей находится всего 55 граждан — в это число входят люди, у которых положительные тесты на коронавирус, и предполагаемые носители, чье состояние еще не подтверждено экспертными данными.

Эти по-настоящему рекордные цифры стали результатом своевременных действий властей в совокупности с изначальными географическими преимуществами страны. В Новую Зеландию трудно попасть — по большей части туда стремятся редкие туристы, которых не смущают долгие перелеты и пересадки. Более того, весной правительство страны быстро применило ряд мер, которые сдержали ситуацию: сразу же ввели карантин, а также повально тестировали прибывающих на территорию государства, у которых проявлялась даже минимальная симптоматика.

Первый случай заболевания в стране был обнаружен 28 февраля. В правительстве сразу же решили, что появление одного-единственного заболевшего может стать катастрофой для всего населения, если не предпринять экстренных мер. Поэтому уже 14 марта премьер-министр и фактическая глава государства Джасинда Ардерн объявила, что все приезжающие из‑за рубежа обязаны провести две недели на карантине. Для сравнения: к тому времени печально известная ситуация с болезнью в Италии еще не достигла своего пика, после которого в мире окончательно осознали масштаб проблемы. К концу марта, когда в Новой Зеландии было 28 подтвержденных случаев COVID-19, Ардерн полностью закрыла границы для иностранцев.

Знаки и дорожные конусы, предназначенные для предотвращения распространения коронавируса в Ваитахануи, маленьком городе в Новой Зеландии (rahui в переводе с новозеландского маори означает «запрещено»). Май 2020 года
© Depositphotos.com/FOTODOM

К 23 марта в стране выявили уже 102 подтвержденных случая — на тот момент в Новой Зеландии не было еще ни одного летального исхода от вируса. В этот день Ардерн объявила локдаун по всей стране. Иными словами, превентивные меры были реализованы сразу же, как только появилась минимальная угроза для населения.

Для мониторинга эпидемиологической ситуации в стране правительство использовало четырехуровневую систему оповещения населения. Первый уровень означает, что риск заражения сведен к минимуму, а четвертый говорит о максимальной опасности и введении локдауна. Каждый уровень накладывает дополнительные ограничения на действия или передвижения граждан. Кроме того, в зависимости от региона диктуемая степень опасности может варьироваться.

Добросовестное исполнение новозеландцами предписанных мер можно объяснить не только простым страхом заболеть, но и серьезной поддержкой и доверием, которое они оказывают действующему правительству.

Лейбористская партия во главе с Джасиндой Ардерн занимает правящие позиции в стране с 2017 года. Во время локдауна премьер-министр открыто общалась с гражданами во время трансляций в фейсбуке, отвечая на их вопросы и объясняя необходимость оставаться дома, а также сократила зарплаты чиновников (включая свою собственную) на 20%. Кроме того, государство поддерживает малый бизнес, который особенно сильно пострадал от ограничений, предоставляя льготные условия кредитования или выделяя субсидии на заработные платы сотрудникам.

Конечно, карантинные меры многим пришлись не по душе: новозеландцы периодически нарушали карантинный режим, отправляясь на прогулки или собираясь в больших компаниях, но власти пристально следили за подобными эксцессами. Широкую огласку получил случай, когда министр здравоохранения Дэвид Кларк отправился на велосипедную прогулку за город во время четвертого уровня эпидемиологической опасности. За несколько дней до этого Кларк настаивал на тотальном соблюдении мер безопасности и публично рассуждал о необходимости следовать новым ограничениям. После того случая он принес публичные извинения перед правительством и гражданами, а Ардерн понизила его в должности, заявив, что в нормальных условиях и вовсе уволила бы.

Несмотря на минимальное количество заболевших, критики Ардерн продолжали упрекать власть в весомом экономическом уроне, который привнес карантин, и отмечали подавленное эмоциональное состояние людей, запертых по домам. Тем не менее опросы публичного мнения показали, что более 80% жителей поддержали введенные ограничения.

Семья на пляже в Окленде. Август 2020 года
© imago images/Xinhua/ТАСС

В результате успешной борьбы с эпидемией к июню Новая Зеландия отменила все введенные из‑за пандемии меры, оставив лишь запрет на въезд в страну иностранных граждан. Даже ношение масок и перчаток имело рекомендательный характер. В это же время ВОЗ приводила действия Новой Зеландии в качестве примера успешной кампании против инфекции, а в стране более ста дней не выявляли ни одного случая заражения.

Несмотря на столь удачное развитие событий, вторая волна, которую эксперты предсказывали с самого начала пандемии, все же атаковала страну. 11 августа в Окленде — крупнейшем городе Новой Зеландии — были подтверждены еще четыре случая заболевания. Власти сразу же ввели в городе режим строгой изоляции и третий уровень опасности; остальная часть страны была переведена на второй (изоляция при наличии симптомов). Успешный механизм первой волны снова сработал: меры предосторожности обезопасили государство от распространения болезни, и уже к 7 октября вся страна вернулась к минимальному риску опасности заражения.

Успех в борьбе с коронавирусом еще сильнее укрепил политические позиции Лейбористской партии Новой Зеландии и конкретно Джасинды Ардерн. После парламентских выборов 2017 года лейбористы держали в парламенте 46 мандатов из 110, а новый электоральный цикл прошел в стране в октябре — сразу после снятия ограничений. По их результатам партия Ардерн получила абсолютное большинство — 64 места. Такую поддержку новозеландские лейбористы обрели впервые за полвека.

Безусловную победу премьер-министру и ее партии обеспечила грамотная стратегия сопротивления болезни, которая поразила весь мир. При этом политические соперники Ардерн продолжают указывать на несостоятельность решений по восстановлению экономической ситуации в стране: Новая Зеландия все же продолжает терпеть убытки от финансового кризиса, вызванного ковидом, поэтому многие ждут от властей более действенных мер.

Возможно, победа Ардерн в сложившейся ситуации стала в большей степени результатом привлекательности образа, который был сконструирован вокруг политика через романтизацию борьбы государства с COVID-19. Тем не менее решающим фактором победы лейбористов все же стало успешное противостояние коронавирусу. В эпоху глобальных пертурбаций стратегия Ардерн выходит за рамки дистиллированной политики, гарантируя популярность в условиях неопределенности.

Подробности по теме
Жилье будущего: в Китае построят посткоронавирусный город
Жилье будущего: в Китае построят посткоронавирусный город