За три с лишним сотни лет Петербург оброс мифами, легендами и стереотипами, многие из которых либо подзатерлись, либо осточертели — но все равно остались в ходу. Редактор «Афиши Daily» и петербуржец Владимир Завьялов выбрал самые раздражающие штампы о городе на Неве.

Всегда идет дождь

Возможно, ключевой стереотип. Отчасти справедливый: в среднем около 200 дней в году в Петербурге наблюдаются осадки (и даже прямо сейчас во время написания текста за окном автора идет сильный дождь). Другое дело, что все познается в сравнении: если в Петербурге средняя норма осадков в год составляет около 662 мм, то, например, в Риме — 798 мм, в Милане — 944 мм, а в Сочи и вовсе 1529 мм. Только вот Сочи ассоциируется с солнцем, а Петербург — нет.

«Курогреча»

В каждой части России есть свои языковые особенности. Петербургские особенности вы знаете: «кура», «греча», «поребрик», «парадная», «булка» и «шаверма». Но так ли прилежно соблюдаются местные лингвистические традиции — вопрос. По данным Росстата, ежегодно штамп с петербургской пропиской получают около 200 тысяч человек — маловероятно, что каждый из них стремится переучиться с «батона» на «булку» и узнать слово «бадлон». Да и на домовых табличках все чаще можно увидеть слово «подъезд», а не «парадная».

Купчино — рассадник криминала

Петербургские окраины в массе своей остались за бортом федерального внимания. Исключение — Купчино, район на юге Петербурга рядом с одноименной станцией метро, родина экс-президента Медведева, актера Нагиева и рэпера Смоки Мо. Со временем так стали называть не только окрестности метро, но и весь Фрунзенский район.

Купчино было отстроено в 1960–1970-е. Район состоит из обычных панелек-«кораблей» и, честно говоря, мало чем отличается от остальных питерских спальников — но так получилось, что именно Купчино получило статус самого преступного района города, что порядком раздражает его жителей. Но на самом деле криминальный флер Купчина разбивается статистикой: по соотношению числа преступлений на душу населения Купчино даже не в десятке лидеров среди питерских районов в 2019 году.

Культурная столица

Наличие Эрмитажа, Русского музея, Кунсткамеры и десятков архитектурных памятников навсегда закрепили этот ярлык — туристы возвращаются из Петербурга с горой впечатлений от «Мадонны Бенуа» и гигабайтами фотографий на фоне Исаакия, Биржи, Дворцовой и других обязательных чек-пойнтов.

Старый Петербург оставил неоспоримое культурное наследие, но отвечает ли город на вызовы современности? Занимаясь охраной наследия, Петербург не претендует на лидерство в культурном процессе в масштабе страны: в сравнении с Москвой сюда приезжает сравнительно меньше западных артистов и художников, здесь нет своего места силы для музыкантов вроде Powerhouse и маленьких клубов формата «16 тонн», а «Эрарта» несоизмерима с «Гаражом». Показательна картина с летними фестивалями: на одно питерское Stereoleto приходятся Пикник «Афиши», «Боль», Park Live и другие большие события.

Если отвечать на вопрос в лоб: Петербург — культурная столица? Да, но если дело касается культурного наследия, а не вызовов времени.

Культурный центр, ужасные окраины

Насмотревшись с одной стороны на Эрмитаж, Адмиралтейство, винные лофты и крафтовые бары, а с другой — на панельки 137-й серии, легко провести в голове культурную сегрегацию жителей по самому удобному признаку — географическому.

Это не совсем верно. В Петербурге рядом с дворцами и музеями соседствуют непобедимые коммуналки — вероятно, самое дешевое жилье в городе (с точки зрения аренды — так точно), в котором уклад быта до сих пор нередко напоминает сцены из фильма «Брат», а жители могут представлять опасность для окружающих.

С другой стороны, окраины Петербурга уже давно не те, что описаны в страшном документе местных 1990-х под названием «Подвалы Дыбенко» — в окрестностях одноименной улицы уже нет валяющихся шприцов, зато открываются кофейни, крафтовые бары и моллы.

Много пьют

Сергей Владимирович Шнуров увековечил среднерядового петербуржца с обязательной привязкой к спиртному — в этом процессе ему помогли бары и питерская погода (логика простая: хмуро — значит, пьют).

Пристрастие к выпивке стало обязательным артибутом жителя города — особенно в глазах москвичей, с удовольствием оставляющих зарплату в «Хрониках» или «Заливе» сразу по прибытию на «Сапсане». Только вот питерский алкоголизм не более чем мифология: по прошлогоднему «рейтингу трезвости» Петербург вошел в топ-20 самых непьющих регионов страны.

Подробности по теме
Против поправок: как закон о «наливайках» изменит барную культуру Петербурга
Против поправок: как закон о «наливайках» изменит барную культуру Петербурга