На телеканале «Пятница» стартовал новый сезон тревел-шоу «Орел и решка», в котором Регина Тодоренко и Тимур Родригез путешествуют по отдаленным уголкам России. «Афиша Daily» поговорила с ведущими программы о развитии внутреннего туризма, новых формах путешествий и главных открытиях сезона.

— Раньше «Орел и решка» уже путешествовала по России. В чем основное отличие нового сезона от предыдущих?

Регина Тодоренко: Во-первых, в новом сезоне есть мы — это нескромно, но это так. Наш дуэт ждут и в каждом городе встречают радушно и тепло. Во-вторых, мы и по-новому покажем те места, куда люди уже ездили, и откроем новые, о которых никто раньше не знал.

Тимур Родригез: У нас с Региной очень похожее восприятие мира — мы хохочем в одни и те же моменты, над одними и теми же вещами. Нам друг с другом очень легко.

— Что для вас стало главным открытием в путешествиях по России?

Регина: Сейчас мы находимся в Дагестане, и для нас это место — большой сюрприз. Такого количества невероятных красот я не видела еще нигде. Я и не знала, что Дагестан настолько богат природными ресурсами.

Тимур: Самое страшное, что с нами сейчас происходит, — страшное со знаком плюс, но тем не менее — в пандемию все стали много есть. Зная наш с Региной совместный ритм, в котором мы существуем в кадре, я надеялся сбросить все, что мы наели за пандемию, и привести себя в форму, активно двигаясь по горам и долам. Но в Дагестане и не переставали много есть, поэтому мы тоже продолжаем! И это невозможно выгулять: ни по долам, ни по горам, ни по равнинам. Думаю, когда мы закончим этот сезон, мы вряд ли будем походить на тех, кто этот сезон начинал.

Регина: А вообще зрителей ждут потрясающие места. И я думаю, что о многих они и не знают — по крайней мере, мы не знали о них! Тимур много путешествовал по России, а я — совсем нет, однако была в Намибии, Зимбабве, Австралии и других отдаленных уголках планеты. А сейчас я поняла — все, что я видела за границей, есть и у нас. Это очень круто!

Тимур: В общем, если все пройдет хорошо, второй сезон будет называться «Регина показывает Тимуру любимый Зимбабве и родную Намибию».

— Изменили ли закрытые границы представления людей о путешествиях? Как пандемия в целом повлияла на внутренний туризм?

Тимур: Статистика скоро покажет, что начался бум путешествий по России. Мы настолько искренне удивляемся местам, обычаям и людям, которых видим, что зритель точно почувствует это через экран. В сезоне есть локации, о которых мы вообще ничего не знали. Например, там будет место, о котором каждый из нас имел ну очень отдаленное представление — далеко и страшно холодно, но оказалось, что всего два часа полета и даже тепло.

Регина: А еще там семьдесят ледников и кочевые народы — это мы сейчас подсказываем. Там можно поплавать возле ледника, сфотографироваться на его фоне, увидеть отколовшийся айсберг! Я такое видела только на Шпицбергене или в Гренландии.

Тимур: И это все доступно — нам только должны были рассказать про такие места! Но даже те, кто занимается внутренним туризмом, не могли исследовать все уголки страны просто по определению.

Регина: В города центральной части России можно ездить, когда ты жаждешь отдохнуть лениво и с высоко развитой инфраструктурой. А когда ты истинный путешественник, который ищет что‑то новое и готов открывать для себя потрясающие места, нужно обогнуть столицы республик и поехать чуть-чуть дальше.

Многие не путешествуют по стране дальше крупных городов, потому что не знают, чего ожидать, но это ошибка.

Тимур: А еще нужно заострить внимание на том, в какой компании ты едешь. Когда я оказываюсь в сногсшибательном месте, я думаю о том, как бы было круто рассказывать о нем вдвоем с Региной! Потому что ко впечатлениям ты хочешь добавить реакцию человека, который тебе близок.

Регина: Или хотя бы посмотреть на нее.

— А как пандемия повлияла на съемочный процесс?

Тимур: Пандемия повлияла скорее на зрительское восприятие, нежели на процесс съемок как таковой. Те, кто считал, что внутренний туризм не заслуживает внимания, должны проявить неподдельный интерес, увидев то, что мы творим с Региной на просторах нашей необъятной родины.

— Улучшилась ли туристическая инфраструктура в стране из‑за интереса к внутреннему туризму? В этом году нас вдруг заинтересовали путешествия по регионам, но были ли готовы регионы к такому потоку туристов?

Тимур: Регионы готовы развиваться. Им есть над чем работать, но очень важно, что люди там говорят об этом сами. Куда бы мы не приезжали, мы слышали: «Мы развиваемся и очень хотим, чтобы к нам приезжали, cделано вот столько, а еще нужно сделать вот столько, у нас вот такие планы». В регионах живут невероятно обаятельные люди, и каждый раз от них не хочется уезжать. У нас есть ощущение, что мы привносим что‑то в жизнь каждого региона. И есть надежда, что, посмотрев программу, люди поедут туда же и переживут то, что пережили мы, а может, и гораздо больше.

Регина: Думаю, изменения инфраструктуры мы сможем оценить примерно через год. И заодно поймем, повлияло ли наше шоу на восприятие внутреннего туризма.

— А каких элементов внутреннему туризму сейчас не хватает больше всего?

Регина: Лично мне не хватало небольших камерных отелей в отдаленных уголках России. Где‑то в тундре, например, — чтобы можно было жить комфортно, в тепличных условиях, а не на холодном полу в чуме. Или возле ледника — чтобы это был красивенький небольшой отельчик, где приносили бы кофе по утрам. И было бы круто развивать каучсерфинг. Это же здорово — приехать, познакомиться с человеком и остановиться у него.

Еще хотелось бы, чтобы пустили скоростные поезда. Дистанции в России огромные, и каждый наш уик-энд мы преодолеваем по полторы тысячи километров, если не больше. Это очень тяжело — хочется добираться до укромных уголков нашей планеты за час-два.

Тимур: Зная то, как у нас в стране люди общаются в очередях, в магазинах, на аттракционах, хочется пожелать всем, кто путешествует и принимает гостей, быть добрее друг к другу.

Если к тебе приехали, ты должен быть рад, потому что эти люди обогащают твой регион. Если ты едешь отдыхать, ты должен не мешать это делать другим и получать удовольствие от начала и до конца.

Если ты летишь куда‑то — будь вежливым, если ты встал в очередь — постой в ней. Мы не должны думать только о себе каждую секунду нашей жизни, а отдых должен приносить наслаждение — возвращаться с потраченными нервами домой невозможно.

Регина: Мы ждем высококачественного сервиса, а сами ведем себя совершенно по-другому; нужно сохранять баланс.

К сожалению, у нас не работает система отзывов. Хотелось бы, чтобы у нас появились приложения вроде TripAdvisor, в которых можно было бы смотреть рейтинг ресторана или гостиницы. Еще не хватает транспортных приложений — чтобы, например, смотреть, когда, в котором часу отправляется автобус. Да и в целом в путешествиях по России не хватает цифровых технологий.

— Сейчас появляется много необычных возможностей для туризма — например, веломаршрут Москва — Петербург. Что вы думаете по поводу новых форм передвижения?

Регина: Мы за экологичный транспорт — лишь бы было где на нем ездить. Современное поколение любит кататься на бордах, самокатах, великах, и неважно, дождь ли на улице, холодно, тепло, — формируется европейский принцип: зонтик подцепил и поехал.

Тимур: И это круто — ты ни от кого не зависишь. Ты проводишь время как тебе заблагорассудится и вдохновляешь других людей на то же самое. Мы хотим поддерживать это и в нашей программе. В следующий раз предлагаю отправиться на Северный полюс на великах. Снимать, правда, будем долго.

— А отличается ли уровень цен в российских и европейских городах?

Тимур: Мы должны отвечать на этот вопрос с поправкой на рост доллара. Потому что если раньше в «Орле и решке» на сто долларов ты перебивался с хлеба на воду, то сейчас ты можешь шиковать! В некоторых регионах с этой суммой можно почувствовать себя обладателем золотой карты.

Регина: Да, за два дня на эти деньги можно отлично отдохнуть! В ресторане молекулярной кухни в Карелии мы заказали практически все меню, и это обошлось нам в тысячу рублей. Но иногда цены удивляют и со знаком минус — как в Анапе или в Сочи. Что‑то дороговато.

Тимур: Сочинские цены во многих ресторанах превосходят московские.

Регина: И даже европейские! Но, как ни крути, там вкусно.

— Какие неочевидные новые места притяжения вы отметили для себя?

Тимур: Самым удивительным местом оказался Ямал. Для нас это был Крайний Север, до которого добираться, казалось, несколько дней…

Регина: И на оленях, и на собаках…

Тимур: Но это два с небольшим часа лета. Безусловно, есть нюансы — погодные условия, полярная ночь, — но там огромное количество фантастически красивых мест. Мы не успели посетить часть локаций, потому что не хватило времени. Но обычно в подобные места люди едут на неделю, а мы за два дня пытаемся объять необъятное.

Регина: Не хватает возможности быстро добраться и развитой инфраструктуры. Мне бы очень хотелось попасть на ледники на Ямале, но ехать туда далеко, а остаться там негде. Туда четыре часа, обратно четыре часа — ты должен выделить целый день для этого. А хочется остаться подольше и посозерцать.

Тимур: Там есть место, похожее на Марс. Оно может служить локацией для съемки клипов или кино — очень круто!

Регина: Еще из запоминающихся достопримечательностей — астраханское озеро Баскунчак. Это шок! Я была на солончаке разве что в Калифорнии, но это совсем другое. И еще мы были в Никола-Ленивце. Это место похоже на декорации к Burning Man — огромные деревянные сооружения. Ты приезжаешь и думаешь: это точно не у нас делали, а откуда‑то привезли. Но нет, все сделано там, прямо на месте.

— Куда вы поедете первым делом вне съемок программы?

Регина: Обязательно поеду в Карелию. Ну и с удовольствием вернусь на Ямал.

Тимур: Я поддержу Регину — Карелия и Ямал, а еще я бы добавил Камчатку.

 — Как побороть страх неизвестности перед путешествиями по России?

Тимур: Как бы банально это ни звучало, наш сезон — лучший ответ на этот вопрос!

Подробности по теме
Регина Тодоренко вернется в шоу «Орел и решка»
Регина Тодоренко вернется в шоу «Орел и решка»