В выходные в Москву приезжал Fuzi — французский татуировщик, придумавший собственный панк-стиль: его нарочито простецкие работы (как, например, на ребрах Скарлетт Йоханссон) напоминают русскую тюремную татуировку. Для «Афиши Nightly» художник придумал татуировки для политзаключенных.

Француз Fuzi начинал в конце 80-х как уличный художник: нелегально расписывал стены и поезда — и делал это из протестных соображений максимально небрежно. Свой стиль художник назвал Ignorant, довольно быстро прославился и стал свои незатейливые рисунки набивать людям в качестве татуировок — до него так, в общем-то, никто не делал. В результате до серьезности легкомысленные картинки Fuzi появились на телах Скарлетт Йоханссон, диджея Kavinsky и участников группы Justice, а сам француз превратился в своего рода Мика Джаггера в мире татуировок.

Ситуация № 1

Женщина с иностранным гражданством обвиняется в преступлении против России, совершенном на территории другой страны. Ее вывозят в Россию и приговаривают к 22 годам заключения в местной тюрьме.

Fuzi

«Так, ну предположим, что история совсем драматическая: я представляю себе, что вина этой женщины до конца не доказана, и пусть как в кино: ничего не понятно, журналисты раздувают историю, ее имя — в каждом заголовке. Эту татуировку я бы на ее месте сделал на груди или на спине — вот она в толпе людей, казалось бы, но большая рука правосудия случайным образом указывает именно на нее, и все, ничего не поделаешь».

Ситуация № 2

Художник-акционист проводит несколько перформансов, появляясь на публике то голышом, то в крови, то в огне, занимается самоистязанием и таким образом выражает свое мнение на различные политические процессы в стране. Арестован по статье о вандализме.

«Эта татуировка — про то, как человек, находясь в тюрьме, продолжает оказывать влияние на внешний мир и практически силой мысли может уничтожать что-то вовне. Я думаю, так работает искусство: когда художник может уже ничего не делать — или, правильнее, ничего не может сделать, потому что застрял в тюрьме, но его произведение было настолько сильным, что до сих пор эхом отзывается. Будет очень красиво, если набить такое тату на всю грудь».

Ситуация № 3

Симферопольский интеллектуал живет жизнью крепкого среднего класса и прекрасно себя чувствует. Во время крымских событий выступает за сохранение Крыма в составе Украины, отказывается от российского гражданства, а после присоединения полуострова к России обвиняется в терроризме. Мужчину осуждают на 20 лет и отправляют в Якутию.

«Вот эта длинная — ее можно вокруг ноги тоже обвить или на спину набить. Идея в том, что на парня давят с двух сторон, это какие-то военные силы, против которых он не в силах бороться. И это совершенно безвыходная ситуация — тут же не победишь. Эта татуировка — это момент перед окончательным поражением».