Мировой эпидемии нет и месяца, а в разных странах появляются неплохие новости про экологию: в Китае сократилось количество выбросов, а вода в каналах Венеции якобы стала чище. «Афиша Daily» разобралась, как связаны карантин и обновление экосистем и будут ли эти эффекты долгосрочными.

Что происходит с экологией во время пандемии

Улучшается качество воздуха

Первые показатели улучшения воздуха были зафиксированы в китайской провинции Хубэй. За прошедший февраль среднее число «дней с хорошим воздухом» в Китае выросло на 21,5% по сравнению с прошлым годом. А спутниковые снимки NASA показывают резкое сокращение выбросов диоксида азота, который производится автомобилями, электростанциями и заводами.

Исследование Carbon Brief показало, что в Китае выбросы парниковых газов сократились примерно на четверть. В последний раз такой же спад был во время экономического кризиса 2008 года. Специалисты считают, что как только пандемия закончится, выбросы могут увеличиться в разы.

Появляется больше мусора

Некоторые кофейни, в том числе Starbucks, отказались наливать кофе в свой стакан в гигиенический целях и пока используют только одноразовые стаканчики, которые не перерабатываются. Кроме того, сейчас по всему миру производится огромное количество масок и других защитных средств, срок годности которых не превышает несколько часов. Китай уже не справляется с утилизацией медицинских отходов. В начале марте в Ухане, эпицентре коронавируса, объем медицинских отходов возрос в четыре раза — до 200 тонн в день. Однако единственное предприятие по утилизации медицинского мусора в этом городе способно за сутки переработать не более 50 тонн отходов.

Падает спрос на транспорт

Как только вирус начал распространяться за пределами Китая, авиасообщение между странами сильно сократилось. В первые три месяца 2020 года количество пассажиров уменьшилось на 67 миллионов, по сравнению с предыдущим годом. Ассоциация IATA прогнозирует, что мировая индустрия может потерять до 113 миллиардов долларов в этом году. Но это также говорит и об огромном сокращении выбросов CO2 в атмосферу.

Спрос падает и на общественный транспорт. На прошлой неделе количество пассажиров в нью-йоркском метро упало на 60%. Департамент транспорта Москвы также недавно сообщил, что поездки на метро сократились на 30%, на наземном транспорте — на 24%, на такси — на 10–15%.

А вот лебеди оказались фейком

Недавно в твиттере появились фото из опустевшей Венеции, где вода якобы стала настолько чистой, что в нее вернулись дельфины, лебеди и мелкая рыба. Позже оказалось, что лебеди и так часто приплывали на соседний остров Бурано, а фото дельфинов сделано на Сардинии. Мэрия Венеции отметила, что качество воды не изменилось, а прозрачнее она стала из‑за отсутствия осадка, который обычно оставался на воде от большого количества лодок.

Вирусные фото с напившимися вина слонами тоже оказались фейком. Пользователи в твиттере утверждали, что слоны забрели в опустевшую из‑за коронавируса китайскую деревню Юньнань, выпили 30 литров кукурузного вина, а потом уснули в плантациях. Но издание Teller Report выяснило, что хоть слоны в этой провинции и правда есть, но о таком происшествии никто никто из местных жителей не слышал.

Появлияет ли это на экологию вдолгую?

Василий Яблоков

Координатор проектов по климату и энергетике Гринписа, эксперт в области городской экологии

Достоверно известно о том, что в период карантина в Китае выбросы снизились на 25%, по другим странам пока такой информации нет. Очевидно, что ограничение международного авиасообщения также ведет к значительному снижению выбросов, поскольку самолеты — один из главных источников парниковых газов. Кроме того, Дептранс на прошлой неделе сообщил о снижении количества поездок на общественном и личном транспорте. При этом именно с транспортом связано загрязнение воздуха в крупных городах. Логично предположить, что количество вредных выхлопов также уменьшилось.

Сейчас мы наблюдаем снижение выбросов парниковых газов и токсичных веществ в результате применения мер по борьбе с вирусом COVID-19. Это видно и по данным космической съемки, и по данным мониторинга воздуха. А вот то, что каналы Венеции стали чище и туда вернулись лебеди, является фейком.

Скорее всего, такое снижение не окажет долгосрочного эффекта на экологическую обстановку. Чтобы состояние окружающей среды действительно улучшилось, необходимы системные изменения.

Государства должны принимать более амбициозные шаги по борьбе с изменением климата. В первую очередь необходимо встать на путь низкоуглеродного развития, снижать выбросы парниковых газов во всех секторах экономики, принять соответствующие законы, стимулирующие переход на зеленые технологии.

Что будет происходить с экосистемами дальше?

Наби Агзамов

Специалист КБ «Стрелка» по устойчивому развитию городов

Все мы видели твиты про очищенные каналы Венеции, возвращение лебедей и дельфинов. Не хотелось бы разрушать иллюзию о том, что экстренная изоляция способна оказывать долгосрочный положительный эффект на экосистемы, но пару дней назад вышла статья National Geographic, которая эти твиты опровергла. Да, вода в Венеции действительно очистилась, но лебеди прилетают в каналы Бурано регулярно, а дельфина вообще сфотографировали на Сардинии.

Впрочем, это не говорит о том, что экосистемы не могут восстановиться. Наоборот, они способны восстанавливаться, и мы должны дать им шанс сделать это. В своей книге «Будущее Земли» биолог Эдвард Уилсон подробно описывает то, каким образом экосистемы способны запускать процесс регенерации при отсутствии антропогенного воздействия. Его идеи могут показаться радикальными, но они хорошо показывают, что спасение биоразнообразия — это сложный процесс, требующий от нас срочных мер.

Один из наиболее экстремальных примеров снятия антропогенной нагрузки — эвакуация населения города Фукусимы после аварии на атомной электростанции. Несмотря на высокий уровень радиации, природа постепенно поглотила покинутые территории, и теперь там проживают десятки видов животных.

У нас есть две радикальных перспективы того, что может происходить с экосистемами в результате антропогенных кризисов: временное улучшение экологической ситуации с одной стороны (кейс Венеции) и более долгосрочное «улучшение» ценой ужасной катастрофы и признания территории непригодной для человеческой жизни — с другой (кейс Фукусимы). Нам нужно видеть и третий путь. Нужно давать природе возможность восстанавливаться в долгосрочной перспективе и объединять этот процесс с развитием и восстановлением наших городов и регионов.

Сейчас благодаря карантину происходит уменьшение выбросов диоксида азота над такими городами и провинциями Китая, как Ухань, Шаньдун и Хэбэй, а также в северных городах Италии. Это фиксируют спутники Copernicus Sentinel, собирающие информацию о концентрации выбросов этого газа.

К сожалению, это будет иметь краткосрочный эффект. Мы уже видим, что с начала марта над некоторыми городами Китая загрязнение начало постепенно возвращаться к прежнему уровню.

Посидев пару недель дома, мы не сможем изменить атмосферу, страдающую от выбросов углекислого газа со времен промышленной революции. Если мы действительно хотим видеть изменения в экологическом состоянии планеты, то должны принимать меры, способные оказать долгосрочное воздействие на экосистемы.

Такие меры должны быть приняты на международном уровне и заложены в основу развития наших городов.

В последнее время мы наблюдаем, как при необходимости страны могут идти на радикальные шаги в условиях кризиса. Однако мы должны воспринимать изменение климата с не меньшей серьезностью. В Китае, например, ежегодно 1,6 миллиона человек умирают от болезней, развивающихся на фоне сильного загрязнения воздуха, тогда как зарегистрированных случаев заболевания вирусом COVID-19 — 81 тысяча. Это сравнение я привожу не потому, что недооцениваю опасность ситуации, сложившейся в связи с распространением вируса, но потому, что хочу призвать людей воспринимать проблему изменения климата не менее серьезно.

Подробности по теме
Что не так с показателями чистоты воздуха в Москве и как понять, чем мы дышим
Что не так с показателями чистоты воздуха в Москве и как понять, чем мы дышим