Синий домик, как его теперь называют местные жители в Одинцово, появился здесь несколько десятков лет назад. Теперь вокруг него построили большой жилой комплекс и создали конфликт, который не может разрешиться. «Афиша Daily» записала монолог Ольги Шишкиной, собственницы участка, о том, что ей пришлось пережить за долгие годы борьбы за дом.

Что за синий домик

В феврале в интернете появились картинки маленького синего дома, окруженного многоэтажками. Нелепая ситуация возникла из‑за того, что застройщик нового жилого комплекса в городе Одинцово Московской области не смог договориться с владельцами частного участка, в результате чего жилой дом остался без двора, а семья, которая владеет земельным участком в деревне Нижнее Отрадное с 1901 года, — без дачи. Застройщик AFI Development утверждает, что с владельцами дома невозможно договориться: они выдвигают «неадекватно завышенные требования и условия». К проблеме попыталась подключиться администрация города, организовав встречу, на которой прозвучало предложение о выкупе собственности. Правда его никто не услышал: собственница участка на встречу не пришла. Ольга Шишкина, семье которой принадлежит синий домик, рассказывает свою версию событий.

Начало стройки и тяжелый рок в два часа ночи

«В нашем поселке было не много домов. Раньше по соседству жила бабушка с коровой, чуть дальше было еще два дома, но они сгорели, а еще был дом сестры моего прадедушки — его продали еще в 2007 году. Так вышло, что к 2013-му осталась только наша дача.

В тот же год началась подготовка к строительству ЖК «Одинбург»: нам разрушили подъездную к участку дорогу, но больше ничего существенного не произошло. Мы спокойно прожили на даче весь сезон: я, мама, папа и брат. Спокойно уехали, весной следующего года вернулись — опять все было тихо.

Длинная и ужасная история началась 29 июня 2014 года. Я хорошо запомнила эту дату. Тогда рабочие привезли строительный вагончик и установили его вплотную к нашему забору. В нем поселился какой‑то мужчина, ему привезли профессиональную музыкальную технику, прямо огромные колонки. Мы сразу подумали, что это странно: зачем в вагончике такая аппаратура? В первую же ночь все стало понятно. В два часа ночи мы услышали тяжелый рок, будто вечеринка была прямо у нас под окнами. Отец быстро оделся и попросил нового соседа сделать музыку потише. Тот ответил, что он здесь по поручению застройщика AFI Development и так нас хотят выжить. «Хотите, чтобы я прекратил и музыку выключил, звоните застройщику, я буду делать то, что он мне скажет», — ответил он.

Мы, конечно, не раз вызывали полицию: бывало, что его забирали, но потом он возвращался снова, и все повторялось. Мама в итоге не выдержала и сама связалась с представителям компании, предложив обмен: мы были готовы найти участок такой же по стоимости и в том же районе. Нам очень мило ответили, что будут ждать нашего решения. Половину июля с утра до вечера мы ездили и смотрели варианты. Но каждый раз возвращались в ад, потому что в два часа ночи музыка стабильно продолжалась, а в какой‑то момент к ней подключилась и автомобильная сирена. Это было что‑то невообразимое.

Наконец у нас лопнуло терпение, и мы уехали в Москву. Но буквально через пару дней нам позвонили соседи и сообщили, что на нашем участке ломают забор. Мы вернулись, и действительно: несколько секций тяжелого металлического забора снесли. На следующий день вызвали полицию. Выяснилось, что техника на эту территорию может заехать только с одной стороны — главного и единственного заезда для строительной техники, а значит никто, кроме застройщиков, снести наш забор просто не мог. Папа в итоге забор починил. Мы снова уехали, а когда вернулись, нашли еще несколько сломанных секций забора в ближайшем пруду. Эти кошки-мышки длились до конца лета. В конце августа собрали вещи окончательно.

Попытки переезда

В следующий визит в синий домик в сентябре нас застал разгром: кто‑то, не жалея сил, размолотил все, что встретил на своем пути, — стиральную машинку, холодильник, электросчетчик, розетки и провода. Дом был уничтожен полностью, остались только стены, даже окна были разбиты. Я думаю, что восстановить его уже невозможно. Бороться сил не было.

В следующий раз дом мы увидели только через два года, в 2016 году. После этого мама сказала, что больше сюда не вернется. Все это время мы продолжали искать подходящий участок, и в 2016-м наконец нашли. Причем разные люди говорили, что мама хочет замок в Израиле, или на Успенском шоссе, или миллионы евро — в общем, полный бред. Мама от денег принципиально отказывается.

Мой прадедушка Алексей Дмитриев, который работал в аппарате Совета министров СССР, но жил в Одинцово очень скромно, — купил этот участок и ужасно его любил. Поэтому, если мы не смогли сохранить эту память, то хотели хотя бы остаться в городе. Нашли участок буквально в километре от нашего. У него даже кадастровая стоимость была идентичная. 20 октября 2016-го мы встретились с представителями компании, чтобы обсудить вариант: нам ничего не ответили, взяли время подумать. Через полгода я сама связалась с ними и узнала, что приобретение нашего участка их уже не интересует — они изменили проект.

Разгром дома

Прошло еще два года, ситуация вроде утихла. Все изменил звонок друзей: «А вы знаете, что у вас там домик снесли?» Я сначала даже не поверила, что такое может быть. Забор снести — это одно, разгромить дом — уже более серьезно, но просто так взять и стереть с лица земли здание? Это объект недвижимости, который внесен в кадастровый паспорт. От летнего домика с верандой, в котором была кухня, комната, погреб, — сейчас ничего, даже следа не осталось. Они все разрушили и увезли с участка.

Я, конечно, долго приходила в себя от такого. Разве законно? Я сообщила в полицию и в администрацию города Одинцово. И получила от них удивительное уведомление: мне сообщили, что выездная комиссия зафиксировала на моем участке один дом. Я сказала, что по кадастровому паспорту на участке должно быть несколько строений, а они все исчезли. Мои слова проигнорировали и прислали отписку.

Такая же реакция была у ряда других инстанций: прокуратуры, СК, администрации президента — я везде писала. Никто не реагировал на то, что средь бела дня дом разрушен и вывезен, как будто так и должно быть. А представители компании продолжают говорить СМИ, что якобы ведут с нами переговоры, но нет.

С 2016 года с нами больше не связывались. Уже несколько лет не живем в домике, потому что это просто невозможно. Недавно поехали на участок, и нас остановили охранники: начали спрашивать, кто мы и что нам нужно. Я у них спросила: раз они так бдительно все охраняют, как же так вышло, что весь наш участок разрушен?

Дольщики этого дома, конечно, делятся на два лагеря: одни злятся, что в их дворе вместо площадки стоит частный дом, но это потому, что компания дает им неверную информацию. Но есть и те, кто поддерживает, прекрасно понимая, в какой ситуации мы находимся».

После публикации в редакцию «Афиши Daily» обратились представители застройщика — компания AFI Development. Они сообщили, что предложили Ольге Шишкиной урегулировать ситуацию с участком, стоимость которого, по оценке застройщика, составляет 9,5 миллионов рублей. Компания готова выкупить участок и дом и дополнительно бесплатно предоставить семье трехкомнатную квартиру в ЖК «Одинбург». В качестве альтернативы застройщик готов предоставить больший по размеру земельный участок, который находится в 900 метрах от нынешнего.

По словам компании, от обоих предложений семья Ольги Шишкиной отказывается, объясняя это тем, что они хотят получить взамен конкретный участок, стоимость которого выше и может достигать 80 миллионов рублей.