31 января 1990 года в России открылся «Макдоналдс». Фото очереди на Пушкинской площади стали символами эпохи. Спустя 30 лет «Афиша Daily» поговорила со счастливчиками, попробовавшими первыми чизбургер.

Как все начиналось

Изначально открыть «Макдоналдс» в Москве планировалось к Олимпиаде в 1980 году, однако на тот момент система общепита (и система вообще) еще не была готова к появлению стандартизированного иностранного ресторана. Осложнила все и политическая ситуация — дошло до того, что многие страны бойкотировали спортивные соревнования. В итоге «Макдоналдс» открылся на десять лет позже — 31 января 1990 года на Пушкинской площади.

В России компания построила совершенно независимую инфраструктуру с картофельными фермами и предприятиями по выпуску булочек для гамбургеров, мяса, яблочных пирожков и других продуктов. За несколько недель до открытия ресторана начали набирать персонал — на 630 мест претендовали почти 25 тыс. человек. Дело было в зарплате: в месяц она могла составлять до 300 рублей, что было значительно больше того оклада, который могли получить молодые люди в то время.

В первый день работы «Макдоналдс» обслужил более 30 тыс. посетителей, установив мировой рекорд первого рабочего дня в истории сети. Цены на бургеры были не маленькие: при средней зарплате в 120–150 рублей в месяц, гамбургер стоил рубль 60 копеек, филе-о-фиш — 3 рубля 25 копеек, а бигмак — 3 рубля 75 копеек. На эти деньги можно было взять полноценный обед в хорошей столовой или даже в ресторане. Первых посетителей удивляла цветастость упаковки — многие даже уносили обертки и подносы себе домой в качестве сувенира, так как на них было написано «Сделано специально для «Макдоналдса».

Юлия Иванова

Дизайнер бренда Ivanova

Всякий раз, когда прохожу мимо Пушкинской, в памяти всплывает картинка: заснеженная площадь с огромной очередью, которая как змей извивается среди сугробов и в полтора раза огибает пространство. Именно так открывался первый в России оплот американской мечты — «Макдоналдс».

Несмотря на то что ресторан открылся зимой, мы все равно решили сходить туда с моими друзьями — все мы были студентами Государственной академии сферы быта и услуг. Пришли туда со всеми нашими папками, тубусами и огромным количеством бумаг после занятий. Нам было по приколу туда сходить. Красочная реклама и яркие цвета, атмосфера американского образа жизни — нам, как дизайнерам и художникам, было интересно своими глазами увидеть, как это выглядит. Так же, как на картинках? Тогда мы отстояли многочасовую очередь на морозе и прорвались в заветный зал. Не могу сказать, что хорошо помню сам «Макдоналдс», но зато помню, как мы весело шатались в очереди: пели песни, хохотали, сделали снеговика, катались на папках, развлекая себя и толпу. Надо сказать, что предприимчивые граждане спекулировали местами в очереди, но в наш бюджет это никак не вписывалось.

Половину очереди составляли такие же сумасшедшие, как мы, — школьники, студенты, дети со всех районов Москвы и гости столицы. Вторую половину — люди среднего возраста, похожие на тех, кто работал в НИИ и других организациях. Они рассуждали о лучшей жизни и о нас, которые шли «вдохнуть воздух свободы». Для нашего бюджета цены в «Макдоналдсе» тогда были действительно ресторанными. Мы могли позволить себе сходить туда раз в месяц, не больше. На эти деньги можно было плотно пообедать в столовой. Но нас это не останавливало: мы шли туда за прикосновением к чему-то другому, новому.

Конфигурация зала «Макдоналдса» на Пушкинской, насколько я помню, за 30 лет особо не поменялась, появилась только зона «МакКафе». Отчетливо запомнила табличку на входе: «Ресторан обслуживает только за советские рубли». Не могу сказать, что нас поразил вкус, но это было весело — огромные бургеры со сладкими булками отсутствовали в русской культуре, и тогда это было почти как съездить за рубеж. Примечательно, что никто тогда не воспринимал «Макдоналдс» всерьез. Было ощущение, что мы все сейчас туда сходим и все — «игрушка» на Пушкинской испарится.

Сегодня все регионы и страны весьма «макдоналдизированы», и я прекрасно понимаю, что продается система, а не продукт как таковой. Я не ем «быстрые» бутерброды ни в одной сети. Но именно эта буква М по всему миру рождает во мне крутые воспоминания о событиях уже прошлого века.

Работники первого «Макдоналдса» в России, 1990 год
© Юрий Абрамочкин/РИА «Новости»
Варвара Сперанская

Фрилансер

Я входила в состав самого первого набора сотрудников «Макдоналдса» в СССР, учась тогда в девятом классе. Нас всех обучали канадцы: рассказывали, как вести себя с клиентами, встречать их, как готовить бургеры и даже как убирать туалет. По тем временам такой уровень обучения был очень профессиональным.

Попала я туда совершенно случайно. Моя мама была переводчиком и общалась с канадцами, узнала, что они открывают сеть фастфуда в СССР и предложила мне туда пойти подрабатывать — это было престижно, так как открытие чего‑то зарубежного в Москве в целом было большим событием. Я, конечно, согласилась. Самое интересное, что мне на момент трудоустройства не было 16 лет, но я произвела такое хорошее впечатление на руководство, что меня взяли практически без документов. Работать мне очень нравилось, и я даже пораньше отпрашивалась с учебы, чтобы поскорее прибежать на кассу. Все мои одноклассники знали, где я работаю, и однажды пришли ко мне всем составом. Там всегда был безумный аншлаг у кассы, и у меня получилось их угостить — мол, вы заказали и забыли забрать.

Мы работали в команде, где все занимались всем по очереди: готовкой, стоянием на кассе, встречей гостей, уборкой и чисткой санузлов. Все это воспитало во мне ответственность, самостоятельность и выработало невероятную выдержку — все-таки мы работали в поте лица почти без перерывов.

Я проработала в «Макдоналдсе» около года. Это сказалось на моей учебе, и меня выгнали из гуманитарного лицея. Но при этом работа сослужила мне хорошую службу — сразу после школы я все бросила и улетела в Нью-Йорк со ста долларами в кармане. С собой у меня было рекомендательное письмо от директора «Макдоналдса», которое на какое‑то время обеспечило меня работой в двух американских ресторанах сети.

Очередь у входа в ресторан, 1990 год
© Олег Булдаков/Фотохроника ТАСС
Юлия Маслова

Предприниматель

Мой поход в первый «Макдоналдс» случился вместе с мамой — она у меня женщина продвинутая, хотя в принципе в то время сложно было не узнать, что на Пушкинской откроется чудо-ресторан быстрого питания. Только быстро не получилось: в день открытия были километровые очереди на морозе. Можно было ускорить процесс при помощи вездесущих спекулянтов — они продавали места в очереди или же приносили заказ по вашему выбору к выходу из ресторана. Но весь интерес заключался именно в том, чтобы самому сделать заказ, поэтому все стояли и ждали.

Для меня самым ярким впечатлением была невероятная чистота внутри, стройные и энергичные операционисты касс и уборщики в красивой форменной одежде. Вкус еды был необычным и новым. Ну и отдельным бонусом тогда были коробочки для бигмака, стаканчики и прочие упаковки — их непременно оставляли на память почти все. Мы с мамой как будто вправду побывали за границей в тот день. Не могу сказать, что впоследствии часто туда ходила — очереди все равно были достаточно большие, да и ценник был для советского времени относительно высок. Но многих это не смущало, ведь «Макдоналдс» оставался особенным местом. Все вокруг было красиво, все тебе улыбались и был кажущийся огромным выбор. Для нас, школьников, было особым шиком показать друг другу, что мы «все уже тут попробовали», обсудить бутерброд или картошку.

Уже в студенчестве я попала на учебу в США. Желтые ворота на красном фоне там встречаются повсеместно — но вот во взрослом возрасте мне показалось, что та самая еда из «Макдоналдса» в Москве была вкуснее. В том же Нью-Йорке было грязно, не очень вкусно, но относительно дешево. В другой Америке — чисто и просторно, но также невкусно. Так я поняла, что с нашими бургерами не сравнится ничто.

Наталья Гребенюк

Райтер

В 1990 году я училась в МГУ, и мы компанией ребят с философского и филологического факультетов, отходя от сессии, махнули на Пушкинскую. Помню, что было весело: мы смеялись, курили, и длиннющая очередь нас ничуть не пугала. Сколько стояли — не помню, точно несколько часов, даже мороз не был помехой. Площадь была загружена людьми, свободного места практически не было. В какой‑то момент к нам подошли люди с микрофоном и попросили дать комментарий. У них был страшный акцент, отчего я немного смутилась. Моя подруга, которая была посмелее, начала говорить, и оказалось, что это было швейцарское телевидение, которое освещало беспрецедентно длинную очередь в «Макдоналдс» в СССР.

Бургеры, конечно, были вкусные. Не помню, правда, отличались ли они от тех, что есть сейчас. Вообще, за эти 30 лет гастроиндустрия в Москве значительно выросла, и, естественно, фастфуд отошел на второй план. Сейчас я живу за границей и могу заявить, что с едой в российской столице все гораздо лучше, чем во многих других европейских городах.

Открытие первого «Макдоналдса» в России, 1990 год
© Виталий Созинов/Фотохроника ТАСС
Дмитрий Трепольский

Директор по развитию в пиар-агентстве

Я отчетливо помню тот день. Мне тогда было 11 лет, я был с родителями. Вроде бы они узнали об открытии по телевизору — тогда об этом трубили абсолютно везде, так как это было большое событие. Приехали мы рано, встали в очередь. Рассказы о том, что она занимала всю Пушкинскую площадь, правдивы — сейчас такие можно увидеть только на большие футбольные матчи или концерты мировых звезд, в какой‑либо ресторан — вряд ли. Все вокруг очень сильно радовались, потому что это было возможностью прикоснуться к чему-то заграничному — в 1990 году кроме дипломатов за рубеж никто не ездил.

Помню, что тогда не было ни чикенбургера, ни двойного чизбургера — только гамбургеры, бигмак и яблочный пирожок. Пирожок в свое время был настоящим хитом продаж. Вкус бургеров тогда произвел на меня большое впечатление. Недавно услышал, что 31 января в этом «Макдоналдсе» на Пушкинской бигмаки будут продавать по 3 рубля, прямо как в 1990 году (позже акцию отменили из‑за коронавируса. — Прим. ред.). Классная инициатива, которая гарантированно привлечет внимание к месту. Кто знает, может быть, он и побьет рекорд по посещаемости 30-летней давности.