У торца кинотеатра «Художественный», на месте снесенных палаток, планируют поставить памятник погибшим журналистам. Уже проведен конкурс и определены финалисты. «Афиша Daily» попросила художников, журналистов и экспертов в монументальном искусстве высказаться по поводу работ кандидатов.

Союз журналистов Москвы выступил с инициативой установить возле кинотеатра «Художественный», со стороны улицы Воздвиженка, памятник погибшим журналистам. В конкурсе участвовали более сотни авторов, в конце марта в Доме архитекторов показали эскизы участников, в финал по решению жюри вышло пять работ. Например, вот такая вещь скульптора Балашова или эта работа Алексея Игнатова. Еще один претендент — Михаил Баскаков — прошел во второй тур конкурса по итогам голосования посетителей выставки.

Сейчас финалисты дорабатывают проекты в соответствии с пожеланиями жюри. Союз журналистов Москвы заявляет, что деньги на установку памятника в данный момент активно собираются — источники финансирования не называют. Победителя объявят к концу мая, в начале июня на месте будущего памятника заложат мемориальный камень, а собственно монумент, по словам организаторов, имеет все шансы появиться уже к концу этого года.

Как выглядят работы участников и финалистов конкурса

Михаил Баскаков. Работа, вошедшая в финал конкурса

© Центральный дом архитектора 1 / 16

Михаил Баскаков. Вид сбоку

© Центральный дом архитектора 2 / 16

Что по поводу конкурса и этих работ думают эксперты

Олег Кулик
художник

«Все авторы достойны дружеского пенделя: они уверенно творят в привычных для наших граждан направлениях «мятый пиджак» и «многопудье бронзы». Работы этого дегенеративного стиля очень нравятся чиновникам от культуры: они напоминают тряпку-кляп, которой можно заткнуть рот особо сомневающимся, что и должна делать пропаганда. Она невозможна без стиля большой монументальной халтуры, которая опять в тренде. Много новых таких штанов, сапогов и польт как грибы повыскакивало у вокзалов и на площадях нашей необъятной столицы.

Мастера Рукавишников, Баскаков, Балашов сделали слабые и очень слабые пластически работы — какая-то грязь вместо музыки. Бунтовских с Михеевым, как прилежные студенты, показали максимум, что могли, — на крепкую четверку, З-й курс «Мухи». А вот товарищ Игнатов создал истинный шедевр смелого сочетания несочетаемого даже с позиции «мятых пиджаков». Это окоченевший труп на пишущей машинке с богатырем без рубахи, но в портках, который еще и замахнулся добить окоченевшего беднягу и, видимо, отрубить ему журналистские причиндалы, то есть голову и руки. Но что это за взрыв из бревен за спиной меченосца, остается пока загадкой».

Сергей Прокофьев
художник, участник конкурса

«Этот конкурс получился очень подковерной историей. Прошедшие в финал как-то договаривались с Союзом журналистов. В том раунде, в котором участвовал наш проект, все нормальные работы были отсеяны, а победил человек, который сделал то ли пять, то ли шесть макетов, и все совершенно сумасшедшие (Алексей Игнатов. — Прим. ред.). Больше всего мне понравилась композиция в виде бутерброда из дохлых ворон, которые лежат кверху лапками друг на друге. Жюри свой выбор никак не объяснило».

Илья Барабанов
специальный корреспондент «Коммерсанта», работал в Донецке, Карабахе и других горячих точках

«Важно помнить коллег, которые погибли при исполнении своего долга, но рядом с Домом журналиста уже стоит монумент репортерам, погибшим в Великой Отечественной войне — и, конечно, возникает вопрос об уместности аналогичной скульптуры рядом. Может быть, в данном случае это должно быть скорее что-то символическое?

Ставить памятники — правильно, но государство могло бы что-то предпринять, чтобы меньше журналистов на таких войнах гибло. Убивают не только сотрудников маленьких частных редакций, но и крупных государственных холдингов, таких как ВГТРК. Они отправляют на войну людей, которые зачастую не имеют ни малейшего представления о том, где они окажутся, в каких условиях, с чем столкнутся.

Много наших журналистов гибнет не только горячих точках. Напомню, что в этом году будет десять лет, как убита Анна Политковская (7 октября 2006 года в подъезде своего дома на Лесной. — Прим. ред.). Может, пора подумать о том, чтобы назвать в ее честь какую-то улицу? Лучше бы наше государство сделало все возможное, чтобы журналистов не убивали. А если такие трагедии случаются — чтобы они нормально расследовались».

Лев Лавренов
архитектор, заместитель председателя комиссии Московской городской думы по монументальному искусству

«Союз журналистов нам еще не представил результатов конкурса на рассмотрение, и вот в чем здесь трудности: никаких денег на этот монумент не отпускается. Предполагается, что они будут собраны каким-то образом. Пока это условие не будет выполнено, мы не имеем вообще права рассматривать этот проект. Знаете, сколько таких конкурсов проходит, а затем все откладывается? В любом случае вариант, который был принят, мне кажется не очень убедительным. Однако все равно этот вариант мы должны будем рассматривать на заседании, когда нам его официально представят».

Александр Буренков
куратор фонда V-A-C

«При оценке современных монументов я бы обращал в первую очередь внимание не на воплощение, а на выбранный метод работы с культурной или исторической памятью. За последние пятьдесят лет мемориальные практики были пересмотрены, и в отличие от традиционного монумента, где тема всегда выражается однозначно, современные памятники и контрмонументы отказываются сейчас от прямой иллюстративности, декоративности, романтизации страданий и искупительного пафоса. Они бывают недолговечны, мобильны, невидимы или намеренно деэстетизированы, так как их целью является прямое воздействие на людей, работа в качестве триггера общественных дискуссий. В двух словах, монумент должен «работать сегодня», быть не знаком истории, а своей формой актуализировать проблему, которую он воплощает».

Примеры хороших памятных знаков погибшим журналистам

Музей журналистики в Вашингтоне

© Newseum 1 / 4

Музей журналистики в Вашингтонею. Мемориал с именами погибших

© Newseum 2 / 4
Александр Котломанов
искусствовед, специалист по современной скульптуре, работал в журнале «Новый мир искусства»

«Результаты конкурса ожидаемы: у нас сохранился набор приемов, которые идут еще от соцреализма, но тогда набор тем был очень узкий, сводившийся в основном к памятникам вождям. А когда аналогично решается другой диапазон тем, получаются вот такие вещи, которые могут казаться комическими. Или трагикомическими. С моей точки зрения это соответствует понятию китча, снижение темы до уровня, понятного любому человеку, который можно объяснить. Я бы вообще результаты конкурса не стал оценивать с точки зрения искусства.

Современный вариант монумента или мемориала идет в сторону альтернативы, он должен напоминать о событии: не вписываться в пространство, может быть, даже перегораживать движение. В конкурсе есть примеры, альтернативные по форме, но при этом они все равно взаимодействуют с пространством, как будто это скульптура для украшения. Такой подход противоречит самому смыслу: это памятник, который должен напоминать о трагических страницах истории, а не радовать глаз. У нас в стране просто нет людей, которые могут сделать такой памятник».