В Саратовской области открылся Дом со львом — уникальный образец крестьянского жилья, где почти в идеальном состоянии сохранились росписи начала прошлого века. Сейчас Дом работает как музей и культурный центр. Хозяйка Дома и искусствовед Юлия Терехова рассказала «Афише Daily» о сложном процессе реставрации и евангельских сюжетах на новый лад.

Юлия Терехова

Искусствовед, хозяйка Дома со львом

Как Поповку бани лишили

Дом со львом обнаружили в 2009 году студенты Саратовского университета. Они случайно на него наткнулись, когда проходили практику в деревне Поповка: собирали фольклорные мотивы у деревенских бабушек. Дом уже тогда был никому не нужен, его собирались раскатать на баню. Я совершенно случайно узнала о нем, когда была на конференции в Саратове, и поняла, что мы имеем дело с редчайшим, пока единственным подобным памятником деревянного зодчества, который надо спасать. Потомки людей, которые раньше там жили, совсем за дом не держались и согласились продать его за 80 тысяч рублей. Собрать документы мне помогла глава местной администрации, она как‑то на удивление быстро откликнулась на мою просьбу, и в 2011 году мне удалось выкупить Дом.

Мы долгое время пытались найти информацию о предыдущих владельцах, но так особо и не продвинулись в этом. Знаем, что первых хозяев Дома раскулачили до 1933 года, а потом там жила какая‑то семья. Думаю, больше мы ничего о них не узнаем, как и о миллионах других людей, которые были репрессированы.

Как собирали деньги

Меня все время останавливал вопрос: «Кто я такая, чтобы непонятно на что просить денег?» Но нельзя было ждать, пока Дом рухнет, поэтому мы подали заявку в фонд Варламова «Внимание», провели краудфандинговый сбор на Planeta.ru и получили президентский грант — сейчас завершается как раз его реализация. Всего получилось собрать около трех с половиной миллионов — они ушли на реставрацию. Потом мы получили еще грант фонда Потанина и фонда Тимченко — на них мы построили культурный центр.

К счастью (хотя скорее все-таки к сожалению), такие инициативы у нас еще настолько немногочисленны, что даже наше старание получило всестороннюю поддержку. Естественно, если бы таких энтузиастов было больше и они бы делали свою работу лучше, нас бы задвинули и денег не дали. Но поскольку их пока нет, нам это только на руку.

Подробности по теме
Как работает фонд «Внимание», который спасает старинные здания по всей России
Как работает фонд «Внимание», который спасает старинные здания по всей России

Лифтинг и вологодские ели: как проходил процесс реставрации

Реставрация длилась почти полтора года, с лета 2018-го. Нам помогала талантливая команда, которая работала над реставрацией резного терема в Асташово. В каком‑то плане наш проект оказался даже сложнее асташовского. «Их» терем был сначала разобран, потом перевезен в ближайший город Кириллов, отреставрирован там и снова собран уже в Асташово. К сожалению, в нашем случае это было невозможно, потому что живопись в Доме находится прямо на внутренних досках и при разборе могла быть утрачена.

© Музей «Дом со львом»
1 из 6
© Музей «Дом со львом»
2 из 6
© Музей «Дом со львом»
6 из 6

Мы использовали систему лифтинга: это когда снаружи делается поддерживающий каркас типа лесов, на нем все висит, и в это время можно менять фундамент и прогнившие доски. Новый фундамент мы делали из девятиметровых елей, которые везли из Вологды.

Просто подновить Дом можно было гораздо за меньшие деньги и меньшее время, но мы хотели сделать все так, как условно делал бы мастер в прошлом веке, — на это ушло много часов ручного труда. Для нас важнейшей задачей было сохранить ощущение подлинности — мы работаем на вечность.

Мы боремся не за то, чтобы было лучше, а чтобы была правда, и стараемся донести людям, что хорошее — это не яркое, красивое и новое, а настоящее.

Своей работой мы очень гордимся, потому что случай Дома со львом — один из редчайших примеров научной реставрации деревянного здания, тем более что это не государственный заказ, а частная инициатива.

Подробности по теме
Высокодуховная инвестиция: как восстановить уникальный резной терем в костромских лесах
Высокодуховная инвестиция: как восстановить уникальный резной терем в костромских лесах

Что особенного в Доме со львом

В Доме со львом две комнаты, обе они расписаны. В одной изображены евангелисты: лев, ангел, орел и бык, которого мы пока не раскрываем. Это очень долгоиграющая и дорогостоящая история, которая пока у меня не в приоритете. Также есть херувим, святой Георгий Победоносец и женщина, поливающая кадку. В другой комнате всякие растения и пастух, который гонит гусей.

Мы не знаем, выполнил ли росписи один человек или это была артель, потому что живопись в комнатах немного различается. Где‑то это наивное народное искусство, а вот профиль пастуха, например, прорисован очень тонко и художественно. Местные убеждены, что над Домом работал тот же мастер, что и над деревенской церковью. Я, однако, видела эти росписи (до того, как церковь решили «отреставрировать» и закрасили все белой красочкой) и могу сказать, что они совершенно не похожи.

Росписи датируются примерно 1905–1914 годами. Есть предположение, что наш мастер пришел из старообрядческих монастырей под Хвалынском, откуда происходили и учителя Петрова-Водкина. По росписям его можно заключить, что был он человек интересный, очень свободный, даже в какой‑то мере раскачивающий лодку. Он, например, изобразил ангела в виде женщины, быка в виде коровы (корова потому что гораздо ближе к крестьянину, чем бык: она молоко дает и в целом нужнее в хозяйстве) и вообще создал такие росписи, которые не вписываются в канон. Он был, судя по всему, очень веселый, а еще грамотный, потому что к двум картинам есть подписи: «Чудо Георгия о змие» и «Херувим».

Дом со львом — уникальный пример крестьянского искусства прошлого века. Это поразительно, что такие древние росписи дошли до нас в отличном состоянии. Более того, студенты нашли Дом очень вовремя. Наивное искусство, народная икона сейчас становятся очень популярными — Евгений Ройзман в Екатеринбурге целый музей открыл.

Люди потихонечку начинают понимать, что для мирового искусства важны не только Леонардо и Рембрандт, но и народные почеркушки.

Как найти помощников и контакт с местными

Для уборки и мелких работ мы организовывали (и продолжаем организовывать) волонтерские лагеря. Их было штук двадцать: больше из Москвы, меньше из Саратова, местных не было практически совсем. Поскольку у меня большой опыт работы с деревней в разных ее проявлениях, меня ничего не удивило. Я и не ожидала, что местные ломанутся мне помогать. Кому нужно свое старое барахло? Это не про то, что в Хвалынске какие‑то особенные люди, это в целом про наш народ. Варламов через пост пишет о том, что мы не бережем наши памятники и нашу историю, и это правда.

Мы бы жили совсем в другой стране, если бы люди интересовались культурным наследием, которое у них рядом с домом.

В целом у нас получилось наладить контакт с местными, мы особо к ним не приставали. Мы ни к кому домой не приходили и не говорили: «Привет, ребята, а что же вы не сохраняете свой памятник?» В таком случае они бы первым делом сожгли этот Дом, чтобы им всякие приезжие не указывали, что делать. Вот Фарбер приехал в Тверскую деревню, стал пытаться людей в светлое будущее вести (художественными методами, замечу), а его за это утолкали в тюрьму. Потому что он начал их учить, а у меня такой задачи не было, вот на нас с вилами и не набросились.

Постепенно местные стали сами приходить, смотреть, чем мы занимаемся. Мы для них устраивали разные мероприятия, взаимодействовали с местной школой. Переломным моментом стала наша экскурсионная поездка в Германию в 2015 году, которую мы организовали для детей и их учителей. Это был, конечно, восторг. Несмотря на то, что они современные ребята, много знают, изучают немецкий, они все равно дети из села, для которых ежедневная рутина — это доение коровы. Ни интернета нет, ничего. Многие из них в Саратове-то не бывали, поэтому для них съездить в Германию было примерно как на Марс слетать. Сейчас мы готовим еще одну поездку в Великобританию: это и для нас огромное удовольствие, и к проекту лояльность повышает.

Восстановленная часть фасада
© Максим Музалевский

Поповка и окрестности: зачем ехать в Саратовскую область

Попасть в Дом можно как самостоятельно, так и с экскурсией: саратовские энтузиасты часто организовывают разные авторские туры, ближайший будет уже 3 января 2020 года. У нас бесплатный музей принципиально — приезжайте, когда угодно, можно даже меня не спрашивать (ну разве что узнать, где ключи лежат). Некоторые знают телефон смотрителя или директора школы, связываются с ними. Экскурсию (и по-русски, и по-немецки) могут провести местные школьники, если у них в это время нет экзаменов. Иногда они выступают в Доме со своим ансамблем.

Работы по восстановлению фасада еще продолжаются
© Максим Музалевский

Прелесть Дома со львом в том, что мы не связаны никакими нормативами. Это просто мой дом, куда я приглашаю всех гостей. Мы не зарегистрированы как музей и не планируем этого делать: потому что как платить налоги, если ты не берешь с посетителей деньги?

Часто визит к нам связывают с посещением Хвалынска (25 км от Поповки). Это отличный горнолыжный курорт: зимой там вообще сказка, а летом постоянно функционирующие термальные бассейны. Вполне себе европейский сервис. Есть картинная галерея Петрова-Водкина, который родом из Хвалынска. Есть потрясающий национальный парк с реликтовыми соснами. Вообще, Хвалынск — очень интересный и красивый город на Волге, старообрядческо-татарский. Не последнее в туристическом плане место. На новогодние праздники тут чуть ли не 50 тысяч туристов: к их приезду в городе даже начинает работать служба доставки пиццы и суши.

В Поповке так людно не бывает: вы вряд ли встретите здесь толпу японцев с фотоаппаратами. С другой стороны, мы и не преследуем такой цели. Мы не нацелены на развитие Дома как исключительно туристического места, это больше созерцательно-научно-культурный проект. Тот факт, что у нас не веселят, не обещают балалайку, выпивку и женщин, для многих привлекательности убавляет. Но, к счастью, есть очень много людей, которые готовы проделать огромный путь, чтобы просто посмотреть на нарисованного льва, потому что это подпитывает их душу.