В 2015 году платная парковка в Москве стала обыденностью — но и превратилась в источник социальной напряженности. «Афиша» подводит итоги главного городского сюжета последних лет.

Второй год подряд московская мэрия изменяет регламент платной парковки под конец года, когда все и так уже немного нервные. В конце декабря 2014 года зона платной парковки выплеснулась за Третье транспортное кольцо, а в конце 2015-го она дотянулась до МКАД. Более того, 23 декабря власти заявили, что в следующем году точечные расширения будут продолжаться.

Когда в 2010-м мэром Москвы стал Сергей Собянин, транспортная проблема в городе была самой острой: город стоял, машины перегораживали тротуары, автобусы с троллейбусами не могли подъехать к остановкам. С каждым годом автопарк увеличивался на 250–300 тысяч машин — и становилось только хуже. О необходимости срочных мер говорили давно и многие, но никто ничего не делал.

Политические риски взял на себя глава Департамента транспорта Максим Ликсутов. Он стал активно лоббировать введение платной парковки — и в результате все свои беды московские автомобилисты теперь ассоциируют с его именем. Эксперимент с платной парковкой запустили в 2013 году. Начали с Бульварного кольца, постепенно расширили зону платной парковки до Садового. Результаты радовали: скорость движения увеличилась на 15%, сократилось количество нарушений правил стоянки, увеличилась оборачиваемость машино-мест. Даже если не оперировать сухой статистикой, появилось ощущение, что по центру Москвы стало возможно передвигаться на машине.

Автомобилисты, вынужденные платить за то, что всю жизнь было бесплатным, восторга не испытывали, но роптали тихо. Если нет необходимости в течение дня переезжать с места на место, вполне удобно оставить автомобиль у ближайшего метро и добраться до офиса на общественном транспорте.

В начале 2015 года казалось, что на ТТК все и закончится. Максим Ликсутов в многочисленных интервью о новых планах не говорил ничего определенного. Ситуация была омрачена еще и тем, что ГКУ «Администратор московского парковочного пространства» попалось на систематических нарушениях в работе. Дальнейшее расширение платной зоны казалось нецелесообразным: самые серьезные пробки вызывает «маятниковая миграция» (утром — с окраин в центр, вечером — обратно), и если парковка становится платной во всем городе, мотивация оставлять машины за пределами центра пропадает.

Автомобилисты недооценили неумолимую последовательность мэрии. Сначала, в августе, внутри Бульварного кольца ввели прогрессивный тариф — это когда второй и последующие часы стоянки обходятся дороже первого. Скорее всего, такая схема вскоре распространится и на весь центр. А следующим этапом стало расширение платной парковки на окраины Москвы: 96 улиц в октябре и еще 291 — в декабре.

Обоснований у решения много. В частности, Максим Ликсутов говорил, что платная парковка у бизнес- и торговых центров ускорит время подъезда к местам происшествий автомобилей экстренных служб и тем самым увеличит количество спасенных жизней. Сайт «Московского паркинга» приводит целый ряд цифр: скорость движения возрастет на 15%, количество ДТП сократится на 25%, общественный транспорт ускорится на 20%.

Цифры взяты не с потолка. Так, по подсчетам Дептранса, изменилась дорожная ситуация на тех улицах, куда платная парковка пришла в октябре. Однако решение о декабрьском расширении вызвало настоящую ярость автовладельцев. Вновь заговорили о желании отобрать у горожан в непростое время «последнюю копейку» и возместить выпадающие доходы бюджета. Впрочем, на парковке с момента ее введения Москва заработала только 4 миллиарда рублей — меньше 0,01% ежегодного дохода города, так что едва ли дело в деньгах.

Митинги против расширения прошли в Лефортово, Останкино, Хорошево-Мневниках и еще в нескольких районах. На каждую акцию собиралось около тысячи человек. В протест включились и политические партии: депутаты Госдумы (прежде всего от КПРФ) показываются на митингах и требуют от премьер-министра Дмитрия Медведева отменить решение московской мэрии.

© Евгений Самарин / РИА Новости

Причем тут мундепы

Городские власти регулярно заявляют, что расширяют зону платной парковки по «многочисленным просьбам» местных жителей. Во время своей традиционной большой пресс-конференции 17 декабря 2015 года президент России Владимир Путин рассказал, что эти решения согласуют с муниципальными депутатами. Но даже адепт платных парковок, муниципальный депутат района Щукино Максим Кац, признал, что «Путин наврал в своем ответе: ни с каким муниципалитетом цена не согласовывается, и принять какое-то решение по платным парковкам депутаты не могут — этого нет в полномочиях». И денег от сборов за платную парковку в своем районе мундепы, вопреки заявлениям представителей власти, не видят. Средства поступают в бюджеты управ.

Управы в этом году действительно созывали муниципальных депутатов на внеочередные собрания, чтобы обсудить предложение Департамента транспорта о введении платной парковки в их районе. На большинстве таких встреч решение одобрили. Взбунтовались лишь отдельные собрания — например, Сокол. Местные муниципальные депутаты проголосовали против платных парковок, но их отстояли члены никем не избираемого Общественного совета района, о существовании которого многие депутаты узнали как раз после этого решения. В районе Аэропорт список улиц, на которых вводят платную парковку, утвердил лично глава муниципального собрания без учета мнения коллег.

После выступления Путина совет депутатов Останкинского района внес в Мосгордуму проект закона, наделяющий мундепов полномочиями по согласованию платных парковок в своем районе. Однако Департамент транспорта уже высказался против: «Решение о вводе платы за парковку обязательно основывается на потребностях жителей города и их предложениях. Но окончательное решение оформляется в виде приказа Департамента транспорта, так как именно он несет полную ответственность за результаты принимаемых мер и обеспечение комфортного передвижения всех участников дорожного движения. Перекладывать ответственность на муниципальных депутатов и жителей города было бы неправильно и нечестно».

Спешка

Постановление о точечном расширении зоны платной парковки с 26 декабря вышло не за год и не за два, а всего за три недели до вступления в силу. Никакой внятной кампании по информированию граждан, конечно, не было. Консультации для жителей проводили в префектурах, но у горожан, как правило, нет времени ходить на подобные мероприятия. Неоповещенными оказались не только жители, но и сотрудники центров госуслуг, которые толком не знали, как оформлять резидентные разрешения. Получение документа занимает несколько недель, и то если вы прописаны в соответствующем районе и машина юридически принадлежит вам, а не жене или отцу.

Медленное развитие общественного транспорта

Тем, кто не может платить за парковку, мэрия предлагает пересесть на общественный транспорт или такси. Сервис такси действительно за последние годы цивилизовался — спасибо рыночной конкуренции и приложениям в смартфоне. А вот общественный транспорт, который находится в ведении города и от конкуренции избавлен, пока отстает. Обновление подвижного состава, интернет в метро и выделенные полосы — это, конечно, здорово, но недостаточно убедительно для тех, кто привык передвигаться исключительно на собственных машинах. Тем более что количество пассажиров в метро растет ежегодно, и это явно не способствует комфорту — в часы пик достать из кармана телефон, чтобы воспользоваться тем же самым вайфаем, невозможно. Может быть, стоило подождать с введением платной парковки в спальных районах хотя бы до тех пор, пока туда не пришли Второе кольцо метро и МКЖД, а на маршрутках не ввели городские билеты?

Тройное налогообложение

Расширение платной парковки часто объясняют тем, что автовладельцы должны платить за использование городской улично-дорожной сети для хранения собственного имущества. Логично: если они имеют право на бесплатное пользование дорогами, то почему бы тогда бесколесным жителям не захватывать улицы под склады своих пожитков? Сторонники этой логики, однако, забывают, что собственники машин и так платят транспортный налог и топливный акциз. Введение платы за парковку, как система «Платон» для дальнобойщиков, — уже третий налог на эту группу населения.

Вопросы к реализации

Многие сторонники платной парковки превратились в ее противников, когда увидели, как она сделана. Запрещающие знаки нередко ставят ночью, и стоящие под ними машины тут же эвакуируют, не дав владельцам шанса их хотя бы перепарковать. Превращение дворов в бесплатные стоянки, неудобства с оплатой, отсутствие парковочных мест у больниц и других социальных объектов, слухи о том, что платежи идут в кипрский офшор, безобразные очереди и условия на штрафстоянках, противоречие знаков разметке — все эти проблемы, пусть даже иногда преувеличенные, портят имидж платных парковок.

Мрачные перспективы

Когда платную парковку ввели в центре, машины стали чаще оставлять на окраинах. Там стало тесно — появилась потребность ввести платную парковку и там. Ввели точечно. Теперь машины будут оставлять в соседних дворах и на соседних улицах. Нагрузка на них возрастает — и через некоторое время регулировать ее придется той же платной парковкой. И так до тех пор, пока круг не замкнется и платной не станет вся Москва. Дальше платные парковки неминуемо выйдут в область, потому что почти половина московских работников ежедневно приезжает сюда из Подмосковья. И так до бесконечности.