Муниципальные депутаты Илья Азар и Александра Парушина, а также журналистка Ксения Лученко написали о сносе Дома детского творчества в усадьбе Трубецких в Хамовниках и доме Черникова. За упоминание в статьях семьи проректора МГИМО каждому присудили многотысячный штраф, правда, дом сносить передумали. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.

Что произошло

15 ноября Хамовнический суд Москвы обязал спецкора «Новой газеты» Илью Азара, журналистку Ксению Лученко и депутата Совета депутатов Хамовников Александру Парушину выплатить по 400 тыс. рублей компенсации морального вреда за публикации о семье Наталии Кузьминой, проректора МГИМО по финансово-экономическим вопросам.

Статья Ильи Азара была посвящена закрытию Дома детского творчества в усадьбе Трубецких в Хамовниках. Статья Ксении Лученко и заметки Александры Парушиной были посвящена дому Черникова, который застройщики хотели снести. В публикациях годичной давности, в частности, говорилось о том, что семья Кузьминой, возможно, задействована в отчуждении собственности города Москвы в интересах частных лиц.

Все ответчики проходят по статье 152 Гражданского кодекса (Защита чести, достоинства и деловой репутации) — истцы требуют удалить опубликованную информацию и признать ее порочащей честь семьи. Во всех случаях речь идет всего о паре абзацев.

Семья Кузьминых уже не первый раз подает в суд на публикации: в сентябре она взыскала 400 тыс. рублей с депутата Мосгордумы Сергея Митрохина по аналогичному иску.

Илья Азар

Специальный корреспондент «Новой газеты», муниципальный депутат Хамовников

Процесс этот выглядел совершенно абсурдно — семья районных богатеев нанимает известное адвокатское бюро, заказывает экспертизу у одного из самых авторитетных лингвистов только ради того, чтобы наказать двух муниципальных депутатов и журналиста за статьи на мало кому известных сайтах. Более того, требуют взыскать с каждого по миллиону рублей и удалить тексты целиком, хотя претензии у них в каждом тексте только к одной фразе. По-моему, поступать так — просто бесчестно. Даже Сечин, регулярно подающий подобные иски к СМИ, обычно обходится без требований денежной компенсации.

А ведь статья, за которую семья проректора МГИМО Наталии Кузьминой отсудила у меня 400 тыс. рублей, посвящена вовсе не ей и ее родственникам, а трагической судьбе Дома детского творчества (ДДТ) в Хамовниках. Когда‑то это было лучшее учреждение дополнительного образования в Москве, но постепенно (как это у нас всегда происходит со всем прекрасным и неприбыльным) его полностью уничтожили. Инициативная группа родителей несколько лет сражается за его восстановление — их усилия привели к тому, что мэр Собянин в своей предвыборной программе 2018 года пообещал восстановить ДДТ в Хамовниках. Увы, этого так и не произошло.

До начала работы над статьей я слышал про интерес семьи Кузьминых к парку «Усадьба Трубецких», который раньше был частью ДДТ. Для статьи, которая представляет собой классический журналистский текст со множеством цитат экспертов, я взял комментарий у коллеги по Совету депутатов — Александры Парушиной, которая съела на делах этой семьи собаку. Она в том числе рассказала и о действиях Кузьминых в парке. Ее цитату они и сочли порочащей их честь и достоинство.

Похожая ситуация и со статьей журналистки Ксении Лученко, которую я опубликовал в «МОХ» (районное онлайн-издание о Хамовниках. — Прим. ред). По сути это колонка, в которой журналист высказывает свое личное мнение о подоплеке печальных событий, происходящих с важным для нее лично (и для всего района) домом Черникова.

Не знаю, чего своим иском хотели добиться Кузьмины, но очевидно, что об их деятельности в Хамовниках теперь узнают куда больше людей, чем до этого процесса.

Что за усадьба Трубецких

Современный вид парк «Усадьба Трубецких в Хамовниках» обрел с 1936 года — тогда там был обустроен детский парк с театром, аттракционами и спортивными объектами. На его территории сохранился деревянный усадебный дом XVIII века, служивший загородной дачей князей Трубецких. До сих пор тут можно найти памятники и архитектуры, и садово-паркового искусства. Для детей открыты кружки, биологическая станция со зверинцем, спортивная площадка, школа верховой езды, детская телевизионная студия и игровой центр. В 2002 году открылся Дом детского творчества со множеством кружков. В 2012 году ДДТ объединили с колледжем ландшафтного дизайна из Восточного Измайлово, уволив часть преподавателей. С 1 сентября 2017 года Дом детского творчества прекратил свое существование и отошел Сеченовскому университету по договору безвозмездного пользования, а детский парк «Усадьба Трубецких в Хамовниках» отошел к ГБУ «Автомобильные дороги ЦАО». Несколько лет местные жители боролись за ДДТ, и лишь к ноябрю 2019 года ЦАО проанкетировал жителей о судьбе организации.

Дом детского творчества
© yabloko.ru
Александра Парушина

Член «Архнадзора», депутат Хамовников

В текстах на сайте «Арсеньевских вестей» и на сайте «Активатики» речь шла об участии Кузьминых в ситуации с планируемым сносом дома Черникова. В иске оспариваются две крошечные фразы, которые носят характер суждения и, на мой взгляд, не содержат каких‑либо сведений, порочащих честь и достоинство истцов.

Как‑то мы с коллегами проводили проверку по обращениям жителей: тут и стало известно, что дом Черникова расселялся еще в 90-е годы, планировалось провести капитальный ремонт с отселением оставшихся семей. Потом неожиданно пустующие квартиры достались неким частным лицам — оказалось, что это собственники 4% недвижимости. Они провели собрание с целью создать юридическое лицо — ТСЖ «Неопалимовский» — и указали, что владеют 100% собственности, хотя на самом деле площади в доме в основном принадлежали городу. С этого-то все и началось.

После создания ТСЖ в 2004 году город Москва через год выделил товариществу несколько квартир в доме номер 3 и в соседнем доме, к которому члены ТСЖ не имели никакого отношения. Затем и остальные квартиры, пока неизвестным для нас образом, перешли в собственность связанных с новым ТСЖ лиц. А семьи, еще остававшиеся в доме с прежних времен, были выселены. Став владельцами всех квартир, новые собственники получили еще и земельные участки, а два дома превратили в один дом. Так имущественный комплекс в Хамовниках — земля с домом стоимостью более миллиарда (согласно сведениям Росреестра, кадастровая стоимость дома — 1 004 364 419,72 рублей, а участка — 325 100 969,8 рублей) — постепенно перешел в руки частных лиц из собственности города.

Мы узнали о планах построить на месте дома элитный жилой комплекс с подземным паркингом. Кстати, сообщения о продаже квартир в новом, еще не построенном доме появляются уже сейчас, до вынесения решения Мосгорнаследием о ценности здания. Жители и депутаты подали об этом заявления в правоохранительные органы.

Важно отметить, что дом Черникова пока не является объектом культурного наследия, но обладает признаками такового — такие объекты должны охраняться очень строго, так как неизвестно, что станет предметом охраны.

Меня удивляет факт вынесения одинаковых сумм компенсации морального вреда по 400 тыс. рублей каждому истцу для всех ответчиков — независимо от того, что, как и о ком было написано. Моя депутатская деятельность связана с защитой интересов граждан и государства и в большинстве случаев мешает застройщикам. Я считаю, что все мы — я и мои коллеги — просто сказали правду.

Ксения Лученко

Журналистка

Я живу в доме, у которого общий двор с домом Черникова. Если будет реализован тот проект, по которому дом Черникова снесут и на его месте возведут огромный новострой, мой двор тоже будет уничтожен. У нас давно работает инициативная группа жителей, мы ходили на заседания Совета муниципальных депутатов, где обсуждался этот вопрос, на встречу с застройщиками и собственниками дома Черникова. Поэтому, когда муниципальный депутат Илья Азар, за которого я голосовала на выборах, предложил мне написать об этой ситуации для районного независимого издания «МОХ», я согласилась. Узнала в открытых источниках все, что на тот момент можно было узнать, и написала саммари.

Про мотивы семьи Кузьминых мне ничего не известно. Главный вопрос, который мы все себе задавали, — почему они обратили внимание на статью только спустя почти полтора года. Думаю, это связано с тем, что ситуация с домом Черникова затянулась, заявка о признании его объектом культурного наследия находится на рассмотрении Департамента культурного наследия Москвы, наложен мораторий на какие‑либо работы с этим зданием и жители квартала 550 и муниципальные депутаты держат ситуацию под контролем. Если бы не наши общие усилия, дом был бы снесен больше года назад, а двор застроен.

Скорее всего, семье Кузьминых просто не нравится, что мы связали несколько конфликтных ситуаций с застройкой Хамовников в одну цепочку, и они хотели бы, чтобы этих публикаций не было в открытом доступе, а другие журналисты не осмеливались браться за эту тему.

Расследования дел, связанных с московским строительным бизнесом, — не моя специализация, я уже сделала все, что было в моей компетенции. Теперь я очень надеюсь на своих коллег, журналистов-расследователей, из этого может получиться хорошая история.

© Wikimapia

Что за дом Черникова

Дом расположен по адресу 2-й Неопалимовский переулок, 3, и был построен в 1914–1915 годах гражданским инженером Александром Николаевичем Дуровым. В 30-е годы к южному торцу был пристроен еще один дом, который архитектурно дополняет основную постройку.

Здание построено в стиле рационального модерна. Окна четвертого этажа декорированы рыцарской символикой — щитами в окружении растительных гирлянд, между некоторыми окнами расположены картуши-свитки. Фасад имеет множество декоративных элементов: овальное окно парадной лестницы в четвертом этаже украшено растительными гирляндами и маскароном, балконные решетки имеют геометрические украшения и характерные для модерна кованые завитки. Входная дверь оформлена порталом и искусно выполненным кованым козырьком с растительными мотивами. Внутри здания сохранились уникальные элементы интерьера — полы, лестницы, лепнина.

В 2017 году было принято решение снести здание и построить на его месте жилой дом. Однако под влиянием профессиональной общественности, местных сообществ, принципиальной позиции Департамента культурного наследия города Москвы, а также обращения в адрес мэра Москвы Сергея Собянина со стороны Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека собственники здания решили отказаться от планов по сносу объекта. Об этом стало известно 26 ноября.