8 сентября помимо губернатора в Петербурге выбирали муниципальных депутатов. «Афиша Daily» рассказывает, как проходили выборы и кто в них победил.

Как проходили выборы

Выборы запомнились низкой явкой: за губернатора и горожан проголосовало меньше трети жителей Петербурга. В процессе голосования наблюдатели жаловались на нарушения — например, с участков увозили сотни бюллетеней для надомного голосования. Наблюдателей выгоняли из помещений для подсчета голосов, а на троих членов УИК были совершены нападения. В списке избирателей нашли умершего 18 лет назад человека.

Подведение итогов затянулось: на протяжении двух дней некоторые избиркомы отказывались переводить результаты из бумажного формата в электронный. А после того как итоги подсчета начали появляться в государственной автоматизированной системе, многие кандидаты, занимавшие первые места, стали последними.

ЦИК отменила результаты голосования на одном из участков. Сейчас петербургский избирком требует отменить итоги выборов еще в нескольких муниципалитетах.

Подробности по теме
Как проходят выборы 8 сентября: онлайн «Афиши Daily»
Как проходят выборы 8 сентября: онлайн «Афиши Daily»
Андрей Моисейкин

Дворцовый округ

Мне 32 года, у меня два высших образования, я живу в Петербурге с 2003 года. Член партии «Яблоко». Для участия в выборах я уволился с предыдущего места работы, чтобы все время посвятить сначала работе в предвыборном штабе, а потом агитации в округе.

На выборы решил идти по двум причинам. Во-первых, я люблю Петербург, его центр и хочу, чтобы это был комфортный город для жителей и туристов. Во-вторых, я хочу быть голосом для людей близких мне взглядов. Этих людей много, но они не были представлены в Санкт-Петербургском самоуправлении из‑за фальсификаций на прошлых выборах.

Сначала я работал в избирательном штабе, собеседовал кандидатов, потом руководил отделом, который их координировал. Мы помогали им на всех этапах: оформление документов, регистрация, агитация. За три недели до выборов уже плотно занялся своей кампанией. Округ у меня небольшой, всего 3500 жителей. Я выбрал тактику постучаться в дверь каждому и сказать, что на этих выборах им есть за кого голосовать.

У муниципальных депутатов не очень много полномочий. Обещать то, что я не могу выполнить, я не хочу. Поэтому в агитационных материалах я написал то, что мне близко, и то, каким хочу видеть город. В частности, там была такая фраза: «Хочу трамвай на Невском, платные парковки в центре, много скамеек и деревьев».

Округ оказался очень конкурентный, 34 кандидата. Помимо нас тут шла команда, поддержанная штабом Навального, самовыдвиженцы, проживающие в Центральном районе, действующие депутаты, единороссы во главе с главврачом местной поликлиники, коммунисты и еще с десяток менее активных самовыдвиженцев. Я боялся, что мы разделим голоса с командой Навального, но из них прошла только одна кандидатка. Я выиграл, став первым по числу голосов.

В Дворцовом округе, где я избрался, находятся Эрмитаж, Спас на Крови, Русский музей. До выборов я думал, что все жилье уже выкупили обеспеченные люди, но оказалось, что живут здесь люди среднего достатка, которые страдают от аварийного состояния домов.

Теперь мне предстоит разобраться, что все-таки может сделать муниципальный депутат. На муниципальных депутатов не учат. Вопросов сейчас много. Но минимум — ходить на заседания и голосовать вдумчиво и по совести — я точно буду делать.

В планах у меня переехать в округ. Считаю, что так будет правильнее. После выборов я хорошенько высплюсь, это был тяжелый и длинный марафон. Я потратил на это много сил и за время кампании похудел на семь килограмм. Следующий вопрос — это выбор председателя совета. У нас интересный состав: трое коммунистов, трое от «Яблока», трое от «Единой России» и один самовыдвиженец. Предчувствую много споров по этому поводу.

Роман Волга

Колпино

Мне 43 года, я зубной техник. Политикой интересуюсь всю жизнь. Изначально не планировал участвовать в выборах, потому что обещал жене, что не буду. Но потом передумал, чтобы поддержать то, что делает команда Максима Каца, и опровергнуть его утверждение, что в Колпино выиграть невозможно.

У меня есть дочь Диана, которая особо этим не интересовалась. Даже наоборот: всегда спорила со мной и считала, что я нагнетаю, критикуя власти в домашних разговорах. Но когда в историю вписался Варламов, ей стало интересно. Оказалось, что наши ценности ей не чужды, чему я был очень рад. В итоге она тоже победила на выборах. И это первый случай, когда представители одной семьи вошли в Колпинский совет.

Избирательная кампания проходила на ногах с утра до вечера — я обошел полностью все 10 200 квартир в округе. Людям говорил, что без их поддержки не связанному с властями кандидату не выиграть.

Проблемы Колпинского района — транспорт и экология. Имеется нерешенная проблема въезда в район, там постоянно большие пробки. Есть проблема шумовых полос, которые вместо успокоения трафика приводят к ухудшению комфорта жителей. Есть проблема с большими интервалами электричек, из‑за чего ими пользуются меньше, чем могли бы. Колпино соседствует с Красным Бором (полигон для хранения токсичных отходов. — Прим. ред.), рекультивацию которого никак толком не начнут, а яды просачиваются в грунтовые воды и далее в Неву. Есть проблема с чистотой Ижоры — уже много лет там опасно купаться. Нет раздельного сбора мусора.

Как решить эти проблемы в условиях подавляющего меньшинства, пока даже не представляю. Мне хочется добиться удобной и комфортной жизни в городе. Лавочек для пожилых, велоинфраструктуры для всех. Грамотного благоустройства, чтобы жители могли проводить во дворах больше времени. Возможно, это даже могли бы быть дворы без машин, если жители будут согласны. Хочется появления современных общественных пространств, особенно у воды, которой в Колпино достаточно. И больше вовлечения жителей, когда они могут выбрать, что им больше надо — площадку для выгула собак или скейт-парк, например.

После выборов постараюсь первым делом отоспаться.

Диана Волга

Колпино

Мне 24 года, я только что окончила магистратуру по архитектуре. Политикой никогда не интересовалась, но смотрела ролики Ильи Варламова. Решила идти на выборы под эгидой «Городских проектов».

Я каждый день ходила по квартирам на протяжении всего месяца. Один раз в меня с напарником кидались каким‑то горящим предметом — кажется, подожженной тряпкой, — проклиная на чем свет стоит.

Я потратила на кампанию 25 тыс. рублей, 13 тыс. из которых нафандрайзила — деньги перечислили друзья и знакомые, за что им огромный респект. Главным конкурентом был директор школы.

Основная проблема Колпино — отсутствие грамотного распределения бюджета. Из этого вытекают все остальные проблемы: недоделанные детские площадки, неблагоустроенные дворы, отсутствие велоинфраструктуры, хаотичные парковки. Как их решать? Если честно, без понятия. Буду разбираться. А там появится план. Сейчас нет диалога между муниципалами и жителями. Эту проблему я уже, можно сказать, решила — у двух тысяч колпинцев есть мой номер телефона. Жду звонков.

Работу депутатом пока представляю себе смутно. Хочу добиться простоты муниципального совета. Чтобы вопросы обсуждались с жителями, чтобы решения были обоснованными, чтобы в тендерах выигрывали действительно интересные проекты. Хочу, чтобы жители могли положиться на муниципалитет.

А сразу после выборов я поеду с друзьями дышать свежим воздухом и собирать грибы. Очень нужно побыть в тишине.

Виталий Никитин

Малая Охта

Мне 34 года, я окончил СПбГУ, работаю программистом в «Яндексе».

Стать муниципальным депутатом я хотел еще семь лет назад, когда жил в Москве. Но тогда не удалось подать документы. В 2015-м я вернулся в Петербург, откуда с интересом наблюдал за московской муниципальной кампанией 2017 года. Тогда же решил, что обязательно стану кандидатом.

Главным инструментом кампании был поквартирный обход. Дозвониться в каждую квартиру округа мне помогали жена, родители, друзья. При общении с жителями я старался максимально искренне рассказать о своих планах и интересах — любой шаблонный текст сразу вызывает отторжение у людей. Бывало и такое, когда открывал противник «Яблока», а через 10 минут я уходил с обещанием, что за меня проголосуют.

На выборы мы шли командой из четырех человек: предприниматель, программист, руководитель по продажам, дизайнер. Главными конкурентами была команда директора местной школы и действующего депутата Малой Охты, которые заполонили весь район своей агитацией. Смогли выиграть трое из нас.

За лето я пообщался с большим количеством жителей, которые говорили, что их беспокоит. Это и проблемы скамеек в парках, и озеленение, и сложная ситуация с объединением трех домов в один (тут можно найти дом с номером 28–30–32. Еще одна важная проблема, которую я вижу, — организация пешеходных маршрутов. Сейчас в районе много мест с большой проходимостью без пешеходных переходов и длинными обходными маршрутами, а также с узкими тротуарами и быстрым трафиком.

В первую очередь я структурирую все проблемы, которые сейчас есть, и оценю, как можно это решить и в какие сроки. Работа через год или два будет сильно зависеть от состава совета. В случае большинства можно будет сосредоточиться на благоустройстве района, в случае меньшинства нужно будет бороться за изменение бюджетной политики, так как в прошлом созыве существенная часть средств тратилась на содержание муниципалитета.

Сразу после выборов я наконец-то высплюсь после продолжительной кампании, а вечером устрою вечеринку для всех, кто мне помогал.

Павел Кондрашов

Ульянка

Мне 25 лет, я работаю продюсером массовых мероприятий — организовываю гастроли, концерты, фестивали.

В политической жизни я стал участвовать в 2012 году, после протестов против фальсификаций выборов. Тогда вся семья и знакомые голосовали за одну партию, а на участках протоколы просто переписали. В 2016 году я баллотировался в законодательное собрание Петербурга, но для регистрации мне не хватило подписей. Тогда же участвовал в выборах депутатов района Автово, но для победы не хватило несколько десятков голосов.

С тех пор я активно занимаюсь общественной деятельностью, вместе с активистами мы отменили решение о постройке мусоросжигательного завода на Волхонском шоссе. Мы стали организаторами экологических митингов, пытаемся защитить Южно-Приморский парк от застройки, провели круглый стол по проблеме загрязнения реки Новой. После всех этих мероприятий я понимал, что нужно идти дальше. Да и местные жители говорили об этом.

Наша команда состояла из десяти человек: инженеры, общественники, местные активисты, предприниматели. Избирательная кампания была жесткой. На нашего кандидата напал полицейский, агитационный материал постоянно уничтожали, администрация района не согласовывала встречи с избирателями. В итоге мы проводили уличные пикеты, встречались с жителями во дворах, а 1 сентября устроили концерт — на него пришло 500 человек. На все мы потратили примерно 400 тыс. рублей.

Мне повезло. Меня узнавали в округе и примерно понимали, кто я такой. Как‑то вечером я вышел из дома, меня окликнули: «Вы Павел?» Я начал готовиться к чему-то плохому, но там были ребята 18–20 лет, которые сказали: «Мы за вас проголосуем». В тот момент я понял, что меня поддерживают абсолютно разные люди. И на подсчете голосов было много бюллетеней, где голосовали за «Единую Россию», КПРФ, но стояла и галочка за меня.

Ульянка — это спальный район с консервативными взглядами. Здесь довольно много проблем, начиная от неотремонтированных дворов, заканчивая проблемой федерального уровня — загрязненной рекой.

Я четко понимаю, какие полномочия есть у муниципального депутата. Грязная река — это ответственность других ведомств, но депутат может писать запросы, выступать в СМИ и привлекать внимание к проблеме. У меня есть идеи по благоустройству района, например, созданию уличного арт-пространства.

В ближайшее время мы встречаемся в депутатами от всех политических сил, кроме «Единой России», чтобы попытаться договориться о планах и назначить главой кого‑то из нас. Сразу после официального опубликования результатов выборов я планирую провести встречу с жителями.

Виктор Магер

Прошел в трех округах Шувалово-Озерков и Светлановского

Мне 53 года, я адвокат.

Решил участвовать в выборах, когда увидел, что все демократические силы объединяются: «Яблоко», «Справедливая Россия», «Партия роста», Навальный. Они решили разбавить стопроцентное присутствие «Единой России», чтобы в муниципалитетах был хоть кто‑то представлен. Сама идея мне понравилась.

Я победил в трех округах. И сейчас выбираю, где мне остаться.

В первом округе, Шувалово-Озерках, где я подал документы, меня сначала сняли. Выдали бумагу о том, что я все заполнил неправильно и документы не могут быть приняты. Так я оказался в Светлановском округе: быстро собрал подписи и выдвинулся. При этом подал жалобу на снятие в Горизбирком, и меня восстановили. Потом познакомился с представителями партии «Справедливая Россия», у которой был страшный недобор кандидатов. И они выдвинули меня еще по одному округу.

В Петербурге настолько мелко нарезанные муниципалитеты, что люди часто плохо понимают, что это и в каком находятся. Можно остановить гражданина на улице и спросить: «Жителем какого муниципалитета ты являешься?» Не думаю, что он ответит. Поэтому я вел кампанию как обычно, просто в три раза интенсивнее. Все округа находятся недалеко друг от друга.

Мы с командой продумали каждый пункт предвыборной программы. Потратили на написание несколько дней и ночей. Но большому счету людям абсолютно все равно. У меня только один человек спросил: «У тебя программа есть?» — «Доставать?» — «Не надо».

Я работаю адвокатом. В основном по уголовному праву и всему, что связано с недвижимость, сделками и деньгами. Это похожая работа — защищать граждан и жителей по своему округу. В силу профессии я умею разговаривать с людьми. Довольно сильным аргументом являются личные встречи. У нас был один кандидат, который сказал, что разговаривать не будет, и выбрал тактику бомбардировки листовками. Он не прошел. И был другой кандидат, который не стал тратиться даже на визитки, а просто ходил по улицам и разговаривал с людьми. Его избрали.

Сейчас мне предстоит познакомиться с теми людьми, которые стали депутатами. После этого буду выбирать округ, в которому останусь (по закону мандат можно получить только в одному округе. — Прим. ред.). Решения в муниципалитете принимаются большинством. Кто сможет его сформировать, у того получится что‑то сделать. А для тех, кто окажется в меньшинстве, останется только значок на лацкан и бесплатный проезд.

С избранием борьба не закончилась. Сейчас депутатами могут стать проигравшие. Поэтому после формальной победы на выборах началась не менее жесткая борьба за то, чтобы эту победу отстоять.