Сотни москвичей пришли вчера на встречу против сноса Таганской телефонной станции. «Афиша Daily» побывала на Покровском бульваре и поговорила с горожанами.

Авангардную Таганскую АТС готовят к сносу. На ее месте построят жилой комплекс инвестиционной стоимостью 1,3 миллиарда рублей. «Афиша Daily» подробно рассказывала об этой непростой истории, также активисты сделали отличный сайт ats.rocks, а на Change.org 30 000 человек подписали петицию в защиту станции. Несколько сотен человек пришли на народный сход. И вот что за народ не согласен с идеей разломать здание на Покровском бульваре.

Саша, фотограф, и Саша, основатель блога «Москва — та!»

«Мы здесь, потому что город просто нельзя ломать. Может быть, по сравнению с другими авангардными зданиями это не самое выдающееся, но беречь его все равно нужно».

Ирина Саминская, работает в центре музейного развития

«Иногда мы не успеваем даже заметить, как что-то теряем, — а тут вот успели. О том, что нельзя ломать такие здания, должны задуматься не только мы — пусть задумается город, пусть задумается АФК «Система» — состоятельная организация, которая может себе позволить изменить решение и сделать из этого красивый социальный жест».

Павел Вардишвили, редактор журнала Interview

«Сегодня я ехал на работу, и у меня сердце сжималось при виде строительных лесов у АТС. Почему именно это здание вызвало такую сильную реакцию — трудно сказать, может быть, дело в расположении».

Ира, архитектор

«Я люблю конструктивизм и поэтому пришла сюда. А о том, что происходит, узнала через «Архнадзор». Неправильно думать, что только снос этого здания вызывает такую реакцию, — помните, на Кадаши сколько народа приходило?»

Антон, художник

«Конструктивизм — жемчужина российского авангарда, он популярен во всем мире. Вот почему снос Таганской АТС привлек столько внимания. У меня нет уверенности, что мы можем изменить судьбу конкретного здания. Но если есть возможность прийти и высказаться в его защиту — я это сделаю».

Мария, антрополог

«Я изучаю язык политического протеста, сегодня здесь оказалась как сочувствующий профессионал. Все говорят, что политический протест закончился и уходит в другое русло, — поэтому каждая новая социально важная тема вызывает столько огласки. Хорошо, что у нас есть «Архнадзор» и другие организации».

Ксения, музейный работник, и Ирина, историк

1 / 2
2 / 2

«Мы пришли поддержать протест против сноса АТС 1929 года. Это удивительно красивое здание, которое должно жить дальше. Зданий конструктивизма осталось очень мало, а Покровский бульвар представляет собой ценность сам по себе — на нем нет ни одного новодела. Если мы хотим, чтобы наши дети и внуки увидели историческую Москву, мы должны беречь ее как зеницу ока. Шуховскую башню мы отстояли и это здание тоже отстоим».

Анна Наринская, литературный критик

«Честно говоря, я пришла без особых надежд. Но не могла не прийти: я родилась на Чистых прудах, это места моего детства, и со временем я стала свидетелем того, как все это уничтожалось — в том числе и переулки Покровки, где точечно добавлялись новострои.

Недавно я перечитала книжку Виктора Пивоварова «Влюбленный агент», и там много говорится о треугольнике Сретенки и Покровского бульвара, это действительно сакральное место Москвы. Пушкин, Лермонтов, мастерские Кабакова — смешно все это пересказывать, но, как бы ни было ужасно, что рушится Москва, особенно душераздирающе, когда это происходит в этом месте.

Можно отдельно говорить об отношении людей и властей к конструктивизму. Легко вызвать сочувствие людей, когда рушат ампирный особнячок, — но снос конструктивизма, которым Россия прославлена на весь мир и что отличает ее гораздо больше, проходит чуть ли не под аплодисменты. А здание Таганской телефонной станции — это действительно поразительно хорошо сохранившееся здание, в отличие от многих памятников конструктивизма, которые сейчас находятся в руинах. Кроме того, это удивительно живое для Москвы место — когда рушили дом Болконского, было непонятно, кто живет рядом и может выступать против, а на Покровском бульваре живет довольно много людей, которые что-то знают об этом доме. Наверное, прозвучит пессимистично, но я здесь прежде всего для того, чтобы в последний раз посмотреть на этот дом, пока его не снесли».

1 / 4
2 / 4

Алексей Новиков, декан Высшей школы урбанистики имени А.А.Высоковского

«Здание, на мой взгляд, замечательное, красивое и, бесспорно, историческое, которое надо оставить всеми возможными средствами. Накопилась критическая масса раздражения людей по поводу того, как обращаются с памятниками конструктивизма, — и говорить нужно не только об АТС, но вспомнить также и о том, в каком состоянии сейчас дом Наркомфина. Наш конструктивизм находится в учебниках не только российской архитектуры XX века, но и мировой — и сносить такое здание было бы абсолютным скандалом».

Борис Куприянов, издатель и основатель магазина «Фаланстер»

«Мне нравится это здание, мне нравится бульвар — он тихий, спокойный, отличается от других, и дом отлично вписывается в него. Москва замечательна тем, что, стоя в любом месте, вы можете видеть следы нескольких эпох — а таких строгих, сохранных и цельных конструктивистских зданий в городе осталось и правда немного. Кроме того, на его месте собираются строить безобразный новодел. Даже если митинг не может что-то изменить, он дает понять, что есть в городе люди, которым это не нравится. Хотя лично я верю, что мы можем повлиять на ситуацию».

Лена, художник, и Оля, художник, Нина

«Весь мир ценит наши конструктивистские памятники архитектуры, а это красивое здание стоит еще и на Бульварном кольце. Москва уже изуродована донельзя, и мы просто не можем допустить, чтобы здесь было построено еще одно некрасивое здание».

Кира, режиссер, и Арсен, урбанист

Арсен: «Я три года работал с телефонной станцией на Арбате и успел проникнуться иррациональной любовью к конструктивистским зданиям, к тому, как они устроены внутри и снаружи. Этот памятник должен остаться, потому что такие дома делают город особенным, создают места, к которым люди привязываются. Это еще и бунт против всех сносов, которые происходят в безумных количествах. Мне кажется, что все устали от попыток властей создать вместо исторического города чистое поле».