Уличный художник Слава ПТРК специально для «Афиши Daily» составил свой маршрут по яркому московскому стрит-арту — от нелегальных авторских работ до патриотичной заказухи.

Когда хочется поставить свое имя

Астраханский пер., 8

Здесь начинается маршрут. Два больших мурала расположены с противоположных сторон дома. Оба — легальные, нарисованы в рамках фестиваля «Лучший город Земли» в 2014 году. С одной стороны — работа Вовы Nootk, с другой — тандема Марата Морика и Андрея Абера.

Противоположный фасад здания выглядит совсем иначе. В отличие от полуабстракции Nootk, здесь пример фигуративного искусства. Девочка под большим листом лопуха, у ее ног стоит верный пес, а вокруг летают рыбы, которые отсылают к сюрреализму и работам Сальвадора Дали.

Патриотический мурализм

Большой Балканский переулок, 13

Поворачиваем на Большой Балканский переулок и заходим во двор. В глубине переулков расположились сразу две работы разных жанров.

Первая — представитель самого распространенного в Москве стрит-арта, безымянная роспись трансформаторной будки. Как правило, на них рисуют пейзажи или героев из советских мультфильмов. На этой — персонажи из мультфильма «Метеор на ринге». Такой вид стрит-арта в субкультуре называют «оформухой».

«Картинку я дополнил — это моя серия «Upgrade». На перчатках появились логотипы: вместо adidas — «badass» (в пер. с англ. — задира или подонок), вместо Everlast — «evilrust» (в пер. злой рыжий). Такие работы часто не имеют подписи, так как выполнены на заказ для муниципалитета», — рассказывает ПТРК.

Большой Балканский переулок, 13к5

Повернув голову, на фасаде девятиэтажки можно увидеть огромный мурал с ракетной установкой «Тополь-М» и буквой С. Этот проект делали в год присоединения Крыма, ко дню рождения Путина. Поздравительный флешмоб охватил семь городов: слово «спасибо» разбросано по стране от Калининграда до Владивостока.

«Бриллиант коллекции. Раньше было подписано «суверенитет» — сейчас уже закрасили. Нам повезло, что все это сохранилось: яркий образец российского патриотического мурализма!» — иронизирует художник.

Стрит-арт за деньги

Просп. Мира, 33

Обогнув переулок, выходим на проспект Мира и около торгового центра «Олимпик Плаза» видим огромный ботинок, а над ним — знакомый логотип. По словам ПТРК, форма рисованной рекламы, которая на Западе существует давно, в России получила широкое распространение около пяти лет назад.

Борьба с наружной рекламой в Москве началась в начале 2010-х: сначала запретили размещать баннеры на фасадах и строительных лесах, затем забанили рекламные конструкции на крышах.

«Люди пользуются лазейкой в законе — запрещены баннеры, но не росписи. Поэтому и появляется такая рисованная реклама: компании арендуют стену на пару месяцев, а потом закрашивают. Конечно, никакого отношения к настоящему стрит-арту эти практики не имеют».
Подробности по теме
На этой неделе московская мэрия запретила рекламные граффити. Эту работу закрасят до 10 августа
На этой неделе московская мэрия запретила рекламные граффити. Эту работу закрасят до 10 августа

Гиляровского, 19

Свернув на улицу Гиляровского, почти сразу упираемся в огромный мурал с изображением композитора Александра Скрябина. Работа московской команды ZukClub входит в серию портретов «Наследие» и тоже появилась в 2014-м на фестивале «Лучший город Земли».

Гиляровского, 10

Пройдя пару домов вперед и свернув налево, снова видим работы Вовы Nootk, которые сложно не заметить. Все те же полуабстракции и мультяшный сюжет, словно вырванный из игры про водопроводчика Марио.

«Чувство места»

3-й Самотечный пер., 9

Дальше выходим на Малую Сухаревскую, сворачиваем на Олимпийский проспект, идем до академического театра «Русская песня». Затем — налево, идем по улице Дурова и сворачиваем на 3-й Самотечный.

На фасаде дома номер 9 — работа художника Zoom. «Это российский Бэнкси», — отмечает Слава. Zoom тоже работает анонимно. Эта работа легальная — сделана для Музея истории ГУЛАГа: большой черно-белый портрет писателя Варлама Шаламова нанесен на трафаретные строчки о Колыме.

«Уличное искусство должно быть уместно. Если рисунок не подходит месту, значит, это плохой стрит-арт. В Москве много работ Зума, но их быстро уничтожают — закрашивают или вычищают. Хотя его работы прекрасно вписываются в городской ландшафт».

Достоевского, 1/21, стр. 2

На улице Достоевского расположилась разукрашенная трансформаторная будка. И это, по словам Славы, пример того, когда у художника этого «чувства места» нет. Автор работы — девушка-иллюстратор Саша Takloo.

«Тот случай, когда иллюстратор единично выходит на улицу и больше этого никогда не делает. Девочка не учла особенности района: что здесь, например, улица Достоевского. Она просто нарисовала свою иллюстрацию, и это не очень хорошо. Мне нравится более включенный подход: когда художник рисует там, где он живет, или приезжает, гуляет и тем самым знакомится с местом».

«Правда здесь больше не живет»

Новослободская, 48

Идем по направлению к ТТК. На Новослободской улице замечаем еще одну трансформаторную будку. На ней изображен юный почтальон, из рук которого выпадают советские газеты. Этой работе около пяти лет, поэтому она выглядит немного обветшалой. В глаза бросается слово «Правда» и сочная подпись снизу: «Здесь больше не живет». ПТРК приписывает авторство работы себе (серия «Upgrade»), хотя весь фасад расписал кто‑то до него.

«В Москве много таких муниципальных росписей, но мало нелегальных рисунков. Я выбрал для себя такой способ, чтобы сохранить свои работы: вношу минимальные изменения, которые меняют весь посыл. Получается такой постмодернизм. Вопрос итогового авторства — дискуссионный, но если после внесения моих изменений восприятие рисунка меняется кардинально, то мне кажется, что это становится твоей работой».

Путешествие с помощью граффити

Сущевский Вал, 5, стр. 2

Если бы Слава не остановился около этой работы и не рассказал ее историю, то ее можно было бы легко пропустить: картина с облупившейся краской занимает всего треть стены; по бокам — реклама медцентра и хаотичные теги. Автор Stinkfish из Колумбии нарисовал портрет женщины, сопроводив его национальными мотивами.

«Это фотографии реальных людей: снимает человека в одном городе, а рисует — в другом. Так образы людей получают возможность путешествовать по миру».

Следующая часть маршрута пролегает через Савеловский вокзал и рынок. Проходя мимо железнодорожных путей, Слава обращает внимание на длинный ряд неиспользованных площадей для стрит-арта: часть из них испорчена тегами и «бомбами». В отличие от других нелегальных работ, их префектуры не закрашивают. Зато это полотно может служить пособием по терминологии стрит-арта, отмечает художник.

«Это теггинг, или бомбинг — то есть быстрый рисунок, как правило, своего псевдонима».

Слава отмечает, что с теггинга начинают абсолютно все уличные художники. Только одни потом переходят на качественно новый уровень и начинают рисовать сложные композиции или муралы, а другие так и продолжают тегать.

Складочная, 1, стр. 43

После грязных закоулков и торговых рядов картина Кости Zmogk кажется отлично вписанной в место. Пестрая девушка в футуристическом стиле занимает фасад помещения — яркий пример коммерческой работы. Владельцы комплекса заказали художнику оформить одно из зданий. Zmogk повезло: за ним оставили свободу и право нанести свой эскиз.

«Костя один из немногих художников, у которого почти все коммерческие работы сделаны в авторском стиле. <…> У нас считается, что тот, кто платит, тот и заказывает музыку. Поэтому заказчики пытаются лезть во все аспекты работы: какую краску выбрать, как и что рисовать. Это то же самое, что прийти к Coldplay и сказать: «Знаете, мне нужен джингл к рекламе. Там должны быть вот такие-то слова, такая музыка… Да мы даже мелодию придумали». Они, может быть, и согласятся, только выставят бешеный ценник».

Обогнув комплекс, видим еще одну работу Zmogk. Пройти мимо сложно: его полуабстрактные росписи идентифицирует даже дилетант.

ЖК «Савеловский»

Чтобы увидеть этот мурал полностью, необходимо забраться на спортивную площадку, которая принадлежит ЖК «Савеловский». Но когда опускаешь глаза ниже, замечаешь маленькие цветные фигурки — эскизы, выполненные через трафарет, разбросаны на парапете, огибающем площадку.

«Посмотри на разницу между коммерческой и авторской работой. У тебя под ногами работа, выполненная за деньги, но без указания имени».

На территории все того же ЖК «Савеловский» между домами разбросаны клумбы — на них еще одна коммерческая «оформушка», как ее нежно называет Слава.

Маленькие человечки — это снимки реальных людей. Слава фотографировал их в московских парках, затем разбивал изображение на четыре черно-белых цвета и через трафарет переносил на бетон. Если повезет, можно попробовать найти и свое фото.

Заповедник стрит-арта

«Хлебозавод»

Пройдя ЖК, попадаем на «Хлебозавод». Если идти не со стороны метро, то оказываешься сразу почти в самом конце кластера.

Рисунок португальского художника VHILS — яркий пример того, как работа сама создала вокруг себя место. Мурал с портретом Маяковского — точка притяжения поэтов: сейчас здесь часто проходят поэтические баттлы.

«Он придумал и популяризировал свою технику: наносит слой штукатурки на стену, а потом из нее выдалбливает рисунок отбойным молотком. VHILS ездит по миру и рисует разных людей. Например, в Киеве есть портрет человека, который первым погиб во время Майдана».

«Флакон»

Дизайн-завод «Флакон», который располагается по соседству, Слава называет заповедником стрит-арта — местом, где муралы не закрашивают. Хотя большинство работ на территории завода коммерческие, а вместо реального автора здесь часто указываются хештеги магазинов. Но встречаются и авторские — например, здесь можно найти групповой рисунок от легендарной московской команды «Немы» (NOWE).

Во дворе «Флакона» есть и работа Славы ПТРК — еще один пример коммерческой росписи художника. На фасаде изображены смартфоны, которые поднимают вверх маленьких человечков, а под крышей спрятались сцена и софиты.

«Если тебе удается выполнить коммерческий заказ со своим эскизом, чтобы потом не было противно и мучительно больно, — это кайф. Работа здесь — тот самый случай».

«Субкультурное гетто»

Возле метро «Дмитровская»

Маршрут заканчивается на выходе из «Хлебозавода». Рядом — небольшой закуток с забором и кучей мусора. На бетонных плитах красуются неряшливые граффити и теги. Это, как говорит ПТРК, «субкультурное гетто», а самое распространенное граффити — надпись «Парковка запрещена».

«В Москве наблюдается очень простая тенденция: нелегального все меньше, и оно радикализируется — становится агрессивным, грязным и примитивным; а легальное уходит в галереи — ребята начинают гонять по фестивалям, зарабатывать деньги».
Подробности по теме
Стрит-арт или фотошоп? Попробуйте отличить
Стрит-арт или фотошоп? Попробуйте отличить