Последние два года Китай-город превратился в эпицентр пьяных и громких посиделок московских подростков из разных районов Москвы. С чем это связано и чему учит кейс «Ямы» на Хохловской площади? «Афиша Daily» попросила порассуждать на эту тему автора телеграм-канала «На Китае» Ольгу Полищук.

Ольга Полищук

Программа благоустройства Москвы проходит по всем правилам стартапа. Есть идея и гипотеза: качество жизни москвичей сильно улучшится, если создать классные общественные пространства. Для того чтобы ее проверить, нужен прототип: программа «Моя улица» длиной в три года уже нарицательное, при этом благоустроенные парки, деревья и скамейки на Садовом стали нормой.

Когда приходят пользователи, продукт всегда меняется, подарив создателям стартапа гору инсайтов. Некоторые из них ложатся в основу более выгодных и нужных продуктов или «Улучшений 2.0», другие вскрывают несовершенства системы или убивают ее полностью.

Конфликт вокруг амфитеатра на Хохловской площади, в народе ставшего «Ямой», — это огромный инсайт в области благоустройства Москвы. Хорошо созданное общественное пространство — это не конец процесса, это отправная точка для жизни подобного стартапа в городской среде. Ему нужна своя система ценностей, правил поведения, работы городских служб и главное — привычек его использовать сразу большим количеством сообществ.

В чем уникальность продукта? «Яма» — это не парк, не улица и не бульвар. «Яма» — это углубление в рамках улицы и бульвара. И кажется, в ее форме и зарыты секреты успеха и проблем.

Внутри амфитеатра можно спрятаться от посторонних глаз, укрыться от шума прилегающей дороги и зависнуть, разглядывая, как люди складывают из бутылок слово «лето». Что это дает психологически? Ощущение, что тебя не видно, что ты среди своих. Это провоцирует раскрепощение — музыка, лихое пьянство, бодрые танцы или специфическое наивное искусство. Добавьте к этому форму амфитеатра, которая подстегивает театральность собравшихся, — получится полноценный народный театр, где все пришли посмотреть друг на друга и одновременно себя показать.

Подробности по теме
«Подошел мент и начал говорить, что тут не столовая»: что происходит в «Яме» на Хохловке
«Подошел мент и начал говорить, что тут не столовая»: что происходит в «Яме» на Хохловке

«Яма» 2019 года в своем социальном составе неоднородна. Здесь можно увидеть и школьников-модников, и школьников-маргиналов, и студентов соседних вузов, и бездомных из соседнего сквера. Внутри плотно, надо отжимать место получше, если хочешь хорошо кайфануть. А инструменты для кайфа, понятно, первобытные: громкая музыка, громкое поведение, любые формы радикального самовыражения — от расписывания бетона, до танцев под Верку Сердючку и выкрикивания этих же песен. При этом звуковая какофония, гул громких выкриков вроде «ты ****** [надоел]» внутри «Ямы», слышны уже и на улице.

Пространства для самовыражения часто не хватает, и энергия свободы и сильного алкогольного опьянения выплескивается на Покровский бульвар, Покровку, в соседние дворы — иногда агрессией на замечания, иногда дракой без повода и банальной желтой мочой.

Кейс «Ямы» показывает: если придумал крутое пространство, где можно провести больше часа, то строй сразу постоянный (и бесплатный) туалет, за которым надо ухаживать.

При этом ничего нового для центра Москвы вроде бы не происходит: лето, люди пьют на лавочке — такое происходит на Чистых прудах уже много лет. Но кажется, на пруду и бульваре действуют негласные правила: гитаристы играют только у метро и редко громко горланят после двух ночи, а бомжи знают, что приставать к прохожим можно, но после твердого отказа на этом лучше остановиться. Мы все давно знаем, чего ожидать от этих 800 метров от метро до Покровки.

А в «Яме» правил нет — они там только вырабатываются. И кажется, что все опешили от свободы и обозначают свое присутствие как могут.

6 апреля 2019 года состоялось официальное открытие сезона в «Яме» — так основатели инстаграм-аккаунта @yamamoscow (его завели год назад шестеро друзей, чтобы документировать тусовочную жизнь пространства) обозначили большой сбор всех неравнодушных к месту. Что вы пропустили? Красную ковровую дорожку в центре амфитеатра, наклеенные на стену буквы из картона, лимузин на последние деньги, на котором админы аккаунта подъехали к «Яме» и несколько сотен человек, которые принесли с собой много портативных колонок, чтобы потанцевать под «Non Stop» группы Reflex. Основатели аккаунта оценивают событие как «нечто яркое и необычное». Несколько иначе видят его жители соседних домов.

«Афиша Daily» встретилась с создателями инстаграм-аккаунта @yamamoscow, чтобы понять, в чем же истинный смысл «Ямы», против чего «Лев против» выступает против и что о странном амфитеатре в районе Покровки думают сами его гости

Для них это был тоже яркий ивент, когда по весне пришлось закрыть окна, чтобы не слушать громкоголосый нестройный хор, звонить в полицию, которая приезжает «куда‑то, но неясно, что делает, раз это не заканчивается в час ночи», и столкнуться с фактом, что твой подъезд стал общественным туалетом. День на день не приходится, но подобный сценарий с разной степенью интенсивности повторяется каждый день, только резкий запах мочи около ближайших домов становится все сильней.

И тут «Яма» показывает Москве еще один инсайт — полиция не знает, что делать с улицей-неулицей. Как выезжать на жалобу к шумящему бару или клубу — ясно, как разгонять несогласованные массовые акции — ясно, как задерживать за распитие на лавке одинокую компанию из трех человек — тоже понятно. А что делать с ежедневным фестивалем человек на 500, который вроде по всем признакам массовое событие, но вообще-то «Яма», неясно. От задержания за одно распитие мало что изменится, поэтому проще сказать: «Спрячьте бутылки!» — что часто и происходит.

А еще полиция не охрана (например, как в парке Горького), поэтому не может дежурить всю ночь в одном месте Басманного района. И обе стороны это понимают. Поэтому бутылки прячутся на время, самовыражение продолжается, окна местных жильцов остаются закрытыми, а градус напряжения у местных против пришлых остается.

Почему мы знаем, что это «пришлые»? Есть два банальных наблюдения. Первое: в районе Китай-города никогда не было столько подростков. Они выбрали этот район в прошлом году как точку сборки: сначала в парке «Горка», а теперь — в «Яме». Второе: людям не свойственно засирать место, в которое они вернутся завтра. Амфитеатр заметно оброс мусором и тегами с апреля 2019-го. Дебютный сезон «Ямы» был совсем другим: это была Хохловка с пиццей, вином, тишиной, велосипедом, мамой с коляской и местным жителем.

Пространство, которое просто есть, и в нем ничего не происходит, — невиданная роскошь в городе, где каждый сантиметр в парках занят деревянными формами и фестивалями варенья, а по бульварам шагают то римляне, то а капелла певцы.

Ничего не происходит — рекреацияКомплекс оздоровительных мероприятий, осуществляемых с целью восстановления нормального самочувствия и работоспособности здорового, но утомленного человека.. За счет своей формы пространство дарило ощущение своего среди своих, пусть даже и молчаливого.

Я читаю интервью создателей аккаунта @yamamoscow: они говорят про бренд площади, про краудфандинг для мусора, про обед с большим столом, про концерты и кино. И у меня только один вопрос: а с чего вы взяли, что это здесь нужно; почему если пространство свободно, его надо обязательно чем‑то занять; и почему вы решаете это без обсуждения с другими?

Подробности по теме
Что нам делать с пустотой: идеи для Хохловской площади
Что нам делать с пустотой: идеи для Хохловской площади

Тут можно словить еще один инсайт для стартапа благоустройства Москвы: мы все как пользователи города не разобрались с нашим правом на эту общественность, с границами, которые мы выстраиваем между «вашим» и «нашим», и уважение к потребностям друг друга.

Нагрузка подростков на Хохловскую площадь выливается в то, что часть людей с подходом «гуляем и живем один раз» плавно перетекает из амфитеатра во дворы, детские площадки, футбольные и баскетбольные коробки Покровки и окрестностей. Там больше жилых домов, а значит потенциально еще больше конфликтов с жителями. Но этот кейс с Китай-города показывает кое‑что очень важное для Москвы: условным тинейджерам, которые не пьют на верандах модных баров, которым не по карману кино в парке за 500 рублей, нужно общение друг с другом, и алкоголь — безусловная, но не глобальная часть этого процесса.

Их много, они вышли из атриумов торговых центров Митино и Чертаново, и места для них в городе мало, или оно вовсе не предусмотрено. И в следующей итерации версии стартапа «Москва благоустроенная» есть смысл предлагать продукт и для них.