Авангардную Таганскую АТС обнесли бетонными блоками и готовят к сносу. На ее месте построят жилой комплекс инвестиционной стоимостью 1,3 миллиарда рублей. Обещают 45 элитных квартир и скульптуры сов на фасаде. Объясняем, почему эти совы — не то, чем кажутся.

Это одна из самых первых автоматических станций в Москве — где девушки-телефонистки, включавшие провода в соединительные гнезда, уже не требовались. Ее построил в 1929 году Василий Мартынович, один их архитекторов Николаевской железной дороги. Он же — автор дома Совнархоза по Покровскому бульвару, 14, его жильцов (среди них — Марина Цветаева) Таганская АТС и обслуживала.

Телефонными станциями в Москве заведовала МГТС, но с модернизацией технологий необходимость в них отпала — и компания продала 195 зданий АФК «Система» Владимира Евтушенкова, сумма контракта составила 4,3 миллиарда рублей. «Системе», развивавшей мобильного оператора МТС, нужны были новые вышки, а не старые телефонные станции, поэтому для управления ими была создана новая компания «Рент-недвижимость». В 2012 году девелопер «Лидер-инвест» предложил перепрофилировать несколько телефонных станций под жилые резиденции (в Москве такие проекты любят продавать с формулировкой «апарт-отель»). О полном сносе зданий речи не шло.

Однако в 2015 году на Серпуховском Валу снесли конструктивистскую АТС архитектора Соломонова, что прошло почти незамеченным в прессе, но насторожило архитектурную общественность. Год назад москвич Сергей Калинчев стал собирать документы, чтобы поставить здание Таганской АТС под охрану, — и развернул кампанию за ее спасение. В экспертизе ему помогала историк архитектуры Анна Броновицкая. Через полгода (а не 90 дней, как обычно), они получили отказ. 13 апреля 2016 года по всему периметру Таганской станции вырубили 22 дерева и шесть кустарников. Это означает одно: будут сносить и станцию.

Мосгорнаследие привело такие доводы: здание было построено на территории классической усадьбы купца Крестовникова, нарушило ее композицию. При этом вокруг — малоэтажный классицизм, от дома Дурасова до Покровских казарм. Департамент считает, что ничего по-настоящему красивого в Таганской станции нет: «Фасады подчеркивают чисто утилитарное значение здания … прорезаны окнами без декоративных элементов. Таким образом, ценных декоративных и архитектурно-художественных элементов здание не имеет».

И это интересный вопрос: стоит ли тогда вообще сохранять конструктивизм, если он без колонн и маскаронов? Телефонные станции на Большой Ордынке и на Арбате статус объекта культурного наследия тоже не получили, но их хотя бы отнесли к «исторически ценным градоформирующим объектам». Таганской станции так не повезло.

АТС на Большой Ордынке

© Google 1 / 4

АТС на Зубовской площади

© Google 2 / 4

Краевед, блестящий знаток советской архитектуры Денис Ромодин называет Таганскую АТС характерным объектом двадцатых с ярко выразительным фасадом: «Здание стоит на очень выгодном участке между двумя бульварными линиями и является своеобразной доминантой места. У нас не так много сохранившихся технологических объектов эпохи авангарда». Старший научный сотрудник НИИ теории архитектуры и градостроительства РААСН Александра Селиванова уточняет: «Мы теряем памятники конструктивизма каждый день, но это здание особенно жаль. В то время строилось много АТС — есть известное здание у метро «Третьяковская», есть более поздние вещи, как у Соломонова на Зубовской площади. Таганская станция — пример чистого конструктивизма с узкими вертикальными окнами: внутри располагалось оборудование, которое важно было оберегать от перегрева. Это ясно собранная вещь с интересными моментами. Весь мировой опыт говорит о том, что такие объекты можно прекрасно перепрофилировать. Но у нас элитный дом перевешивает все рассуждения. То же ждет и другие московские АТС — поэтому надо понять, какое здание станет следующей жертвой, и спасти хотя бы его».

Помимо работы с документами «Архнадзор» сделал нестандартную попытку спасти наследие, подготовив альтернативный проект. Его вызвался бесплатно сделать архитектор Николай Лызлов. Выбор не был случаен: Лызлов — архитектор, чьи объекты излишней декоративностью как раз не страдают: его «Город яхт» и офисный центр на Страстном бульваре не пытаются играть в имперскую Россию.

Николай Лызлов: «Год назад я узнал о злодейских планах по сносу совершенно замечательного здания. Меня удивили две вещи: нерачительное отношение владельца к дому и наплевательское отношение городских властей. Как всякий памятник, здание имеет определенные маркетинговые резервы. Это могла быть идеальная история превращения в сногсшибательный лофт. Люди стали обладателями очень дорогого объекта, но не смогли его правильно продать. Как житель города я был готов потратить время и деньги, чтобы сделать бесплатный проект и убедить разумнее относиться к наследию.

Всю зону Покровского и Яузского бульвара надо объявить заповедником — я не понимаю, как город может проявлять такое наплевательское отношение к ценному и мало испорченному участку города. Еще один вопрос у меня — к коллегам, которые делают совершенно возмутительный проект.

Можно было бы сохранить здание и реконструировать начинку, превратив станцию в дорогие квартиры с хорошими интерьерами. Второй путь, не такой правильный, — сделать со стороны двора пристройку, увеличить площадь, но сохранить фасады. В любом случае необходима научная работа, которая бы провела оценку здания и определила бы, какие технические параметры можно было бы изменить. Всякие слова о том, что это невозможно, — признание в профессиональной неспособности. Самое ужасное, что можно сделать с этим домом, — снести и поставить на его месте шестиэтажное нечто.

Комиссия по сносу заседает в Белых палатах и не разрешает сносить ничего, что было построено до Великой Отечественной, — почему же в этом случае они проявили такую необычайную легкость?»

Так выглядит «Резиденция на Покровском бульваре»

© pokrovsky5.ru 1 / 4
© novostroy.ru 2 / 4

Милая акварель на картинке выше — это то, что построят на месте Таганской АТС. Главный архитектор комплекса «Резиденция на Покровском бульваре» Александра Кузьмина из бюро «Мезонпроект» (проектировали «Зиларт» и массу других жилых домов, а также, неожиданно, ОВД района Дорогомилово) на заседании комиссии доложила, что реконструкция станции под апартаменты невозможна, с ней спорить не стали. Александра Александровна — дочь предыдущего главного архитектора Москвы Кузьмина, при котором было снесено множество памятников.
Формулировкой о невозможности реконструкции пользуются при сносе, но в данном случае это не так: за счет железобетонного каркаса здание АТС находится в хорошем состоянии. Это подтверждает и экспертиза Мосгорнаследия.

Несмотря на обращения «Архнадзора» и архитектурных экспертов, Мосгорнаследие не стало защищать станцию, уточнив, что здание «заметно диссонирует с окружающей классической застройкой».

Посмотрим, насколько с ней сочетается будущая новостройка. Описания проекта — одно лучше другого: «Роскошный дом на Покровском бульваре, словно драгоценный камень, инкрустирован в оправу Бульварного кольца. Элегантное здание в югендстиле выходит богатыми фасадами на две улицы. Новый проект премиум-класса в центре Москвы предлагает 45 апартаментов с исключительной атмосферой роскоши, комфорта и приватности».

«Архитекторы бюро «Мезонпроект» предложили прекрасную интерпретацию форм прошлых столетий в русле современной архитектуры с ее новыми материалами и технологиями… Венчают фасад скульптуры сов, издревле считающихся символом мудрости и прозорливости».

Один из архитекторов, с которыми говорила «Афиша Dailу», высказался по этому поводу коротко: «Проект отвратительный совершенно. Такого строится очень много в Москве: советский жилой дом, на который надета упаковка псевдоклассики в очень плохом понимании. Абсолютно неграмотный и страшный фасад».

Яна Сафронова из «Архнадзора» вспоминает, как они пытались достучаться до властей: «Мы пришли на публичные слушания, но, так как заявленная тема была иной, наши вопросы даже не были включены в итоговое заключение. С нами обещали встретиться и обсудить проблему позже, но фактически все решилось за закрытыми дверями. Деревья вырубили без всяких слушаний».

Александра Селиванова не уверена, что гражданские митинги теперь могут помочь делу: «Конечно, мы можем прийти и стоять вокруг дома, но практика показывает, что это ни к чему не приведет — приедет техника и все разберет. Нужен глобальный механизм по предотвращению подобных вещей. Нужно ставить здания на охрану раньше, чем у девелопера возникнет интерес к территории».