«Афиша Daily» узнала у уборщиков московских рейвов, что они думают о своей работе — гостях, техно и очередях в туалеты.

Куба, 32 года

Из Киргизии, в Москве уже 7 лет

Мне нравится моя работа, у меня очень хорошие коллеги — все мои друзья. И начальство приятное. Я работаю пять дней в неделю, а по выходным отдыхаю. Но когда готовятся какие‑то важные мероприятия, мы в субботу и воскресенье тоже отрабатываем. Сейчас чаще всего я выхожу только днем, а раньше работал и во время вечеринок. Вообще-то, они мне нравятся. Я и музыку такую люблю, часто слушаю техно. И люди вокруг вроде нормальные: приходят, отдыхают, танцуют, выпивают и уходят. Бывают иногда драки, конечно, но конфликтующих быстро разнимают. Сам я драку только один раз видел. Зарплата у меня хорошая, не жалуюсь. Мы занимаемся тут всем подряд: иногда уборкой, но чаще всего починкой. Вот вчера, например, я полку новую сделал.

Маро, 33 года

Из Киргизии, в Москве уже 10 лет

У нас график по сменам — одна длится 12 часов. Обычно я выхожу на смену, а иногда на все сутки. Я работаю во время рейвов, но мне сложно сказать, каково это. Когда людей много — очень тяжело. А бывает, что работы совсем мало, и мы просто ходим туда-сюда. Я слежу за чистотой и порядком, пока все танцуют.

Иногда мы прямо в толпу заходим, чтобы собрать мусор на танцполе. Но на нас даже внимания не обращают. На самом деле, люди очень много мусорят. Всегда остается огромное количество бутылок, бокалов и бычков — к этому я уже привыкла. Иногда даже скучаю по этой долбежке, когда долго на смену не выхожу. Раньше я даже спать не могла: когда пару ночей вот так проведешь, потом еще несколько дней уснуть не можешь, потому что сердце колотится. Я очень переживала, думала, что не смогу так работать. Хотя я, конечно, не соображаю, что они там делают, как танцуют и что поют, но мне нравится.

Раньше работала в другом клубе, но там тебя вообще за человека не считают, начальство — ужас. А в «Рабице» было очень круто. Драки, конечно, тоже иногда случаются, но я сразу убегаю оттуда, их быстро разнимают. Но бывают и тяжелые дни: например, я могу выйти в один день в 11 утра и закончить смену только на следующий день вечером. Но это не так страшно, как кажется: потом отсыпаюсь в будни.

Как только заходишь в клуб, время пролетает быстро, даже спать практически не хочется. Пока ты все уберешь, пока за всеми проследишь. Нас практически не замечают. Но есть и те, кто относится не очень уважительно. Вот, например, идешь в туалет, чтобы поставить бумагу или почистить, помыть, чтобы им же было лучше. А они не открывают и не выходят, иногда даже специально игнорируют просьбы.

Эрнес, 39 лет

Из Киргизии, в Москве уже 11 лет

Где‑то с 2010 я работаю в клубах. Работы, конечно, много: делаем все, что скажут. Я плотник — делаю сцены, барные стойки и так далее. График у нас с 11 утра до 20 вечера, но перед важными мероприятиями всегда большая нагрузка, поэтому мы можем прийти пораньше или, наоборот, остаться допоздна. Главное, чтобы к мероприятию все было готово. У нас это все понимают, поэтому мы очень помогаем друг другу.

Иногда приходится дежурить во время вечеринок. Обстановка нормальная, я уже привык. Когда первый раз устроился на работу, то с ума сходил из‑за громкого звука, а сейчас совершенно нормально отношусь. Часто оставался за старшего. Если вдруг какое‑то ЧП — например, туалет сломался, — мы прямо во время вечеринки бежим, перекрываем воду и быстро все чиним. А вообще я тут работаю, потому что у меня коллеги классные, счастье ведь не в деньгах. Да и музыка мне такая близка: я даже знаю диджея Дашу Раш. На последней вечеринке пришел отдыхать как гость, было классно.

Чинара, 36 лет

Из Киргизии, в Москве уже 10 лет

Я занимаюсь уборкой в клубах уже давно. Когда только пришла, у меня был шок: не понимала, как можно два часа одну песню слушать и одинаково танцевать. Сейчас уже привыкла.

Перед вечеринкой у нас не бывает выходных, после — тоже. Но мы можем взять отгул, когда устанем. С утра мы готовим [площадку] — убираем, моем, собираем весь строительный мусор. Под каждую вечеринку готовятся разные оформления зала, иногда все вообще перестраивается. Как только стройка заканчивается, нам нужно быстро все убрать. И после вечеринки тоже.

Иногда я работаю и во время мероприятий, это очень тяжело. На долгих рейвах приходится убираться по 24 часа, а то и больше. Обычно у каждой работницы есть своя зона, и они должны следить за ней: собирать мусор, помыть пол, если нужно. Раньше у нас часто были проблемы с сантехникой: то трубу прорвет, то туалет сломается — тогда мы все пытаемся это исправить. Мне не очень нравится, как на это реагируют люди: они толпой стоят и смотрят, что у нас там происходит, пока мы всеми руками и ногами пытаемся эту воду остановить. Мы уже и туалеты закрыли, и сказали, что ничего не работает, но они все равно продолжают стоять.

В целом люди приходят интересные, но мне кажется, как будто они из другого мира. Они все выглядят одинаково и разговаривают как‑то по-своему. Но так с каждым клубом, в котором я работала; у каждого заведения свой, какой‑то отдельный мир. Но все равно вокруг все красивые! Никогда не видела, чтобы кто‑нибудь вел себя неприлично или дрался. Конечно, было пару раз, когда настолько напивались, что отключались. Но это же молодежь, это нормально.

Бузурман, 25

Из Киргизии, в Москве 5 месяцев

Мне нравится работать в клубе. Сейчас вот мы делаем барную стойку, иногда занимаемся покраской, но чаще всего уборкой. Обычно я работаю на подготовке мероприятия, но иногда приходится оставаться и на саму дискотеку. Но я это не очень люблю, потому что музыка слишком громко играет, у меня начинает болеть голова. Вообще, у нас не такая уж и сложная работа, тем более я умею делать все. Мы работаем примерно по 10 часов в день, хорошо зарабатываем. В Москве живу один — приехал, чтобы денег накопить и вернуться домой.

Туйгунбек, 21

Из Киргизии, в Москве уже 2 года

Раньше работал в «Лужниках», а последние четыре месяца приходится трудиться в разных клубах. Я и уборщик, и плотник, и сварщик. Перед вечеринкой мы всегда моем полы и собираем весь мусор. Но я стараюсь не оставаться в клубе, когда начинается вечеринка, потому что пока не привык ко всему этому. Мне тяжело. Музыка ужасная, долбит сильно. Да и люди мне не очень нравятся, которые сюда приходят, — они странно выглядят. А вот начальство у меня хорошее.

Кумар, 28 лет

Из Киргизии, в Москве 10 лет

В Москве я работал только в клубах. Сейчас занимаюсь строительством и демонтажом. Вот недавно собрал барную стойку. Иногда происходит так, что работы очень много, и мы не успеваем все доделать, поэтому что‑то строим прямо во время вечеринки. А потом быстро уходим домой, пока не началась жесть. Хотя мы пару раз оставались со стороны понаблюдать и отдохнуть, это необычно. Ребята молодые, красивые, но, конечно, отличаются немного от нашей киргизской молодежи. Зато они веселые и смешные! У нас работа тоже веселая, каждый день что‑нибудь происходит. Я привык тут работать, и коллектив у меня хороший.

Латифа, 34 года

Из Узбекистана, в Москве 4 года

В клубе работаю где‑то месяц. Я всегда здесь во время вечеринок, и мне все безумно нравится. Очень классная музыка, она совершенно не мешает мне работать. Конечно, в Узбекистане я не слышала нигде ничего похожего, но она классная.

Я работаю по 12 часов, а потом мне на смену приходят другие. Мы просто ходим везде и следим, чтобы было чисто — и в зале, и на улице, и в туалетах. Люди тоже вроде нормальные; коллеги хорошие, они меня уважают. Я уже привыкла к тому, что все прыгают и толкаются, но была удивлена, когда увидела это впервые. В моей стране нет таких клубов, у нас по-другому танцуют и слушают другую музыку.

Мне кажется, гости нас уважают. Если мы, например, пытаемся утащить с площадки большой мешок мусора, все всегда расступаются и пропускают. Если честно, я даже сильно пьяных ни разу еще не видела. У меня не сильно тяжелый график, не гоняют. А когда вечеринка начинается, работы тоже немного: приходится, конечно, ходить туда-сюда, но все-таки не сильно трудно. Если что‑то разлили — мы быстро моем, разбили — убираем.

В Москву мы переехали с мужем, а дети остались в Узбекистане. Мы хотим поработать тут три года, а потом вернемся домой. Нам очень нужны деньги для строительства дома, поэтому мы тут зарабатываем — здесь зарплаты гораздо больше.

Подробности по теме
«Смерть продает»: Илья Воронин — о преждевременных похоронах русского рейва
«Смерть продает»: Илья Воронин — о преждевременных похоронах русского рейва