Саратовская журналистка Айдан Мамедова ведет канал на ютьюбе, где объясняет, что значит быть мусульманкой. «Афише Daily» Айдан рассказала о том, как и зачем бороться с исламофобией.

«Мое самое популярное видео-трехминутка — «Я — мусульманка, и мне страшно». Оно с бешеной скоростью разлетелось в соцсетях. На данный момент его просмотрели 56 тысяч человек. Я записала его после терактов в Париже.

На следующее утро после произошедших терактов я проснулась в панике. Взяла лист бумаги и записала все, что было на душе. Мне было очень страшно. Я думала: «Боже мой, что вообще происходит? Что будет со всеми нами? Не придет ли завтра опасность на наши улицы? Кого нам больше бояться — озлобленных мирных жителей или террористов?»

К сожалению, исламофобия накрыла весь мир. И бороться с ней можно только благим примером. Нужно не просто называться мусульманином, но и быть им: стараться подражать пророку Мухаммеду, который всегда и со всеми был доброжелателен, который относился ко всем людям, независимо от вероисповедания, как к братьям, и даже во время войны не терял человечности и сострадания.

Отрастить бороду и на каждом шагу говорить, что ты мусульманин, — очень легко. А вот постоянно работать над собой, говорить только благое и совершать как можно больше добрых дел — это трудно. Но это и есть самое важное. И если каждый мусульманин поймет, что он является лицом ислама, начнет показывать хороший пример, то и исламофобии в мире больше не будет.

Мы живем в такое время, когда нужно говорить, быть открытым. Современная мусульманка должна не только быть прекрасной женой и заботливой мамой, но и участвовать в жизни общества и быть примером для подражания.

В видеоблоге я рассказываю людям о своей жизни, о том, кто такая мусульманка и с какими вопросами она сталкивается. Мне часто задают вопросы: «Могу ли я носить платок, если я не мусульманка?», «Мой парень — мусульманин, я — христианка, можем ли мы пожениться?» и т. д. Мусульмане спрашивают обо всем на свете, начиная от того, как и где одеваться, и заканчивая вопросами о молитве.

Хорошо, что они спрашивают, ведь я проходила через поиск ответов на эти вопросы. Я родилась в азербайджанской семье, мои родители не соблюдали религиозные предписания. Они верят в Бога, но мама только недавно начала молиться.

О том, что такое молитва, я узнала в 5 лет, когда гостила у бабушки в Азербайджане. Мне было интересно, почему это она несколько раз в день уединяется и ни на что не отвлекается. Я стала повторять за ней и начала молиться по-своему, по-детски. Затем мы вернулись в Саратов, и я уже дома продолжала молиться, как умела. Откуда во мне было желание обращаться к Богу, если родители мне не прививали исламские ценности, я не знаю. Только когда мне было 14 лет, я снова поехала в Азербайджан, и там мой брат научил меня молиться пять раз в день, проговаривая слова благодарности и восхваления Богу на арабском языке. Это такая особенность мусульманского намаза: независимо от национальности все мусульмане мира молятся, проговаривая слова именно на арабском языке. Сама молитва занимает около 5 минут. Слова на арабском языке читаются только во время пятикратной обязательной молитвы. А любые обращения к Богу, мольбы произносишь на своем языке, так, как тебе удобно.

Часто люди удивляются, почему я так чисто, без акцента, говорю на русском. Они даже не догадываются, что русский — это мой родной язык, и им я владею намного лучше, чем азербайджанским. Русский язык был моим любимым предметом в школе. Так получилось, что по количеству набранных баллов в ЕГЭ по русскому я была первой в районе.

Я росла в Саратове, и дома у нас всегда была особая атмосфера. Родители растили нас с братом в таких условиях, чтобы мы вдали от родины остались в азербайджанской культуре. Мама готовила национальные блюда, долму и люля-кебаб, овдух (окрошка), дюшбару (пельмени), азербайджанский плов. Нам прививали любовь к национальной литературе. Меня как девушку учили быть скромной, целомудренной и хозяйственной. Наш дом всегда был и есть полон гостей, ведь гостеприимство — важная черта любого азербайджанца. Родственные связи очень крепки, семьи у нас не просто большие, но и очень дружные. Каждый готов прийти на помощь своему родственнику, если будет необходимость. А еще, на мой взгляд, очень важная черта азербайджанца — это толерантность и уважительное отношение к представителям других народов.

Я всегда хотела стать журналистом. Для меня журналист — это тот, кто болен своей работой, тот, кто честен с самим собой и со своей аудиторией.

На втором курсе журфака СГУ (мне было 20 лет) я стала ходить на занятия в нашу саратовскую мечеть, начала активно участвовать в организации мероприятий для мусульман. Постоянно находилась в кругу верующих людей с активной жизненной позицией. Вера моя стала укрепляться и выходить на новый уровень понимания и осознанности. Я хотела становиться лучше и лучше, во мне проснулось желание надеть хиджаб.

Я решилась надеть хиджаб, когда была на летнем форуме кавказской молодежи в Домбае. Я поехала туда от нашей мечети в качестве журналистки. На форуме было очень много покрытых активисток-мусульманок. Форум длился неделю, и все это время я была в хиджабе. А когда вернулась домой, поняла, что платок стал частью меня, я просто не хочу его снимать.

Мой папа отреагировал спокойно. Вообще в азербайджанской семье воспитанием девочек занимается мама, папа не лезет в женские дела, не обсуждает их напрямую с дочерью. А вот мама моя была против. Она просто переживала за меня: «Как же так! А что скажут люди? Как ты замуж выйдешь, вдруг никто на тебе не женится?!» Испугалась не потому, что боялась, что я попала под чье-то влияние, ведь она меня очень хорошо знала, мы всегда были близки и откровенны друг с другом. А скорее потому, что побоялась общественного осуждения, боялась, что кто-то меня обидит.

У меня состоялся с ней один единственный разговор, который нокаутировал все ее тревоги. Я сказала ей: «Мама! Ты должна радоваться тому, что твоя дочка — соблюдающая мусульманка. Это подобно семечку, которое бросили в асфальт, и оно чудесным образом взросло. У меня не было никаких условий, чтобы я выросла мусульманкой, но это произошло. Ты в отличие от других родителей можешь быть на 100% уверена, что пока я мусульманка, я тебя никогда не брошу, потому что мне не позволит это сделать моя вера. Пока я мусульманка, я всегда буду рядом, я всегда буду слушаться тебя. Но в вопросе хиджаба я не могу тебя послушаться, потому что покрываться мне сказал сам Бог, и Его повеления для меня выше твоих».

В университете с платком у меня никаких проблем не было. Все как относились ко мне, так и продолжали относиться. Студентам и преподавателям было важнее то, что в моей голове, а не что на ней. Я со всеми была в хороших отношениях, с некоторыми одногруппниками общаюсь до сих пор. Однажды ко мне подошла женщина на улице
и сказала: «Девушка, какая вы красивая! Вы замечательно выглядите!» Мне было очень приятно.

Один раз со мной произошла неприятная ситуация. Меня попросили выйти из автобуса, так как одна пассажирка, осмотрев меня с головы до ног, заявила водителю: «Девушка, куда это вы? Дима, открой-ка дверь! Барышня с нами не едет». Я опешила — и весь автобус тоже. Я не стала вступать в пререкания, просто вышла.

Эта ситуация сделала меня сильнее. Сегодня на реплики «О, Боже!» я отшучиваюсь: «Ну хоть Бога вспомнили, глядя на меня».

Кстати, по поводу комментариев к моему блогу. Они бывают разные. 80% — «Спасибо большое, ты мне очень помогла! Спасибо большое, я даже расплакалась! Сними, пожалуйста, то-то, то-то…» 20% — «Ты не должна выставлять себя напоказ, это никому не нужно, ты нескромная…» На негативные комментарии я просто не отвечаю. Не хочу ни с кем спорить, что-то доказывать.

К тому моменту, как я создала блог, я уже спокойно относилась к осуждению. Я понимала, что критики не знают мои намерения. У меня нет цели привлекать к себе мужчин. На всех видео я одета согласно нормам моей религии. Я не делаю ничего плохого, наоборот, для меня важно быть полезной, и если я помогу хоть одному человеку, это будет для меня большой радостью и достижением.

Я занимаюсь переводами с турецкого на русский. На фрилансе пишу статьи на разные сайты: от молодежных до этнических азербайджанских и религиозных. В прошлом году была журналисткой на первых Европейских играх в Баку. С недавнего времени я веду программу «Исламская мозаика» на канале «Россия-24». В ней мы рассказываем о мусульманах Саратовской области, о нашей деятельности. Программу выпускает наша саратовская мечеть.

Еще в школе я была капитаном команды КВН, играла на фортепиано, занималась эстрадным вокалом. Поэтому когда я начала свой блог, родители не удивились. Мама активно следит за мной на ютьюбе, всегда смотрит видео, читает комментарии. А потом спрашивает: «Доча, ты читала, что тебе написали?»

Только один мой близкий родственник, двоюродный брат, сначала не понимал меня. И у нас с ним еще пару лет назад произошел разговор. Он — мой главный вдохновитель и критик. Он соблюдающий мусульманин, успешный журналист, успел облететь весь мир с программой «Путешествуем вместе со мной». Сейчас работает преподавателем на факультете журналистики.

Он был категорически против любой моей деятельности в интернете. Он спросил меня, зачем мне нужно постоянно быть на публике, выставлять фотографии, делать видео. И я ответила ему: «Вот ты живешь в Азербайджане, до этого жил в Турции и в США. Ты думаешь, все люди такие же, как там. А у нас в России люди ничего не знают об исламе! Им хочется узнать, им интересно! Они думают, что мы странные, что мы не от мира сего. Я хочу объяснять людям, кто такая мусульманка. Как часто они заходят в мой инстраграм, который я специально не закрываю, смотрят фотографии, читают размышления и понимают, что я такой же человек, абсолютно нормальный и даже интересный! А потом пишут мне и говорят добрые слова. Мне важно, что благодаря мне люди начинают узнавать об исламе». Тогда брат улыбнулся и дал добро.

Я завела видеоблог, чтобы быть открытой людям. Я и предназначение свое вижу в том, чтобы доносить до людей красоту моей религии и развеивать стереотипы. А еще я, как и любая девушка, планирую выйти замуж. Избранника я выбираю тщательно. Для меня важно, чтобы супруг поддерживал меня в моей деятельности. Семья, дети в любом случае будут на первом месте. Но и свои профессиональные и личные цели я хочу реализовывать.