Россия и Япония вновь ведут переговоры о заключении мирного договора, который закроет вечный вопрос: кому принадлежат Курильские острова. «Афиша Daily» поговорила с жителями Курил об их жизни на границе с Азией, любимых местах и перспективах стать частью Японии.

© Олег Тверитин

Что произошло

В 1855 году Россия и Япония подписали Симодский трактат, который устанавливал границу между островами Итуруп и Уруп. С тех пор принадлежность Курил постоянно менялась, и по окончании Второй мировой войны Япония подписала капитуляцию, по которой отказалась от претензий на Сахалин и всю Курильскую гряду. Сегодня позиция Японии изменилась: острова должны принадлежать префектуре Хоккайдо согласно российско-японскому трактату о торговле и границах 1855 года, а прошлая декларация не имеет юридической силы. Японцы претендуют на четыре острова — Шикотан, Кунашир, Итуруп и группу островов Хабомаи. Недавние переговоры Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ официально ни к чему не привели.

«Афиша Daily» поговорила с несколькими жителями Курильских островов о том, что они думают о намерениях Японии и их жизни на границе с Азией.

Александр Маринин
Житель острова Шикотан, заместитель директора рыбоперерабатывающего комплекса, 35 лет

«Я много слышал и знаю о настоящей ситуации, но конфликтом я бы ее не назвал: СМИ создали шумиху впустую. Все мои родственники, друзья, коллеги категорически против передачи Курильских островов Японии. Конечно, встречаются и те, кто за, но таких меньшинство. Я же считаю, что ни о какой передаче островов и речи быть не может — как можно торговать Родиной? Ну а если это все-таки случится, я останусь на Курилах.

Лично меня интересы японской и российской сторон никак не коснулись. Разве что в Малокурильское начали чаще приезжать журналисты, резко выросли цены на жилье, а в последний месяц начали поступать предложения прописать у себя кого-то за деньги. Я такие предложения на корню отрезаю. Они пишут с надеждой на дальнейшее выселение с материальной компенсацией, что меня и многих других искренне шокирует.

Жизнь на Шикотане разительно отличается от материковой. Из плюсов — красивая природа, отсутствие суеты, пробок, малонаселенность. Минусы тоже есть: транспортная недоступность острова, отсюда высокие цены на товары. Есть проблемы с интернетом, но недавно провели сеть и запустили сотового оператора с 4G. В селе слабо развита инфраструктура, почти нет мест для досуга вроде бани, кинотеатра или бассейна. Особенно расстраивает отвратительное состояние дорог, но эта проблема в России повсеместна. И все же, село стремительно развивается, власти уделяют нам большое внимание, учитывая, что в двух поселках — Малокурильском и Крабозаводском — живут всего 3000 человек. За последнее время здесь построили новую школу, два детских сада, спорткомплекс, установили уличное освещение и обшили фасады домов. Думаю, что так власть показывает Японии свою заинтересованность в наших островах.

Работа моя связана непосредственно с главным промыслом Курил — ловлей рыбы и ее переработкой. Я работаю в этой отрасли уже 20 лет, она довольно популярна. Еще на острове много военных, так как везде находятся морские дивизионы.

В свободное время мы с друзьями выбираемся на природу и катаемся по красивым местам. Природа — то, за что я особенно люблю Курилы. Никогда бы не променял жизнь здесь на жизнь в городе. От природы я подпитываюсь, она меня расслабляет и избавляет от негатива. Городская жизнь — совершенно не мое, там вечная суета, шум, нет никакого личного пространства. Я много где бывал в России, и больше всего мне понравился Горный Алтай. Несмотря на то, что ежегодно для жителей наших островов организовывают поездки в Японию по безвизовому обмену, я в Японии был всего лишь раз, в 1996 году, и больше туда ездить не хочу, мне интереснее путешествовать по России».

Константин Романюк
Житель острова Кунашир, фельдшер на скорой помощи, 29 лет

«Я слежу за новостями и считаю, что передача Курильских островов Японии — полный бред. Никто в Южно-Курильске этого не хочет, я еще таких людей не встречал. Настроения у нас в поселке спокойные, все уверены, что передачи не будет. Возмущение в массах, конечно, есть, но чемоданы никто не собирает. Мои родственники в шоке от того, что у правительства вообще могут возникать мысли о передаче.

Каких-то особых изменений в своей жизни я не заметил. Пару раз приезжали журналисты, и все. В инфраструктуре Южно-Курильска ничего не поменялось, и вряд ли что-то будут делать из-за встречи Путина и Абэ.

Я живу в Южно-Курильске четыре года, переехал из Краснодара по финансовым обстоятельствам. Здесь я нашел постоянную работу фельдшером на скорой помощи. В других городах с этим не складывалось, а здесь получилось, вот и остался. Возможно, перееду когда-нибудь в другое место, мне часто не сидится на месте. Я бы даже переехал в Японию, если бы знал язык. Я был там в 2016 году и мне безумно понравилось, страна отличная. Но я бы все равно не хотел, чтобы Курилы стали японскими, потому что жителей России все равно переселят на российский материк, а не в Японию.

Мне, как человеку, пожившему и в больших городах, и на острове, больше нравится жизнь здесь. На Курилах жизнь простая, тихая, спокойная, никто никуда не спешит, все люди друг друга знают. Город развивается: недавно провели скоростной интернет, строятся кинотеатры, бассейны, ДК и тренажерные залы. Тут чистая вода и воздух, здоровье укрепляется, чувствуешь себя в целом лучше. Нравится близость к природе: я люблю рыбачить и часто выезжаю на рыбалку с друзьями, где мы наслаждаемся красивыми видами и отдыхаем от работы.

Конечно, жить в такой оторванности от всего остального мира тяжело, я стараюсь больше работать и чаще созваниваться с родственниками, которые остались в Краснодаре, чтобы не впадать в уныние. Они ни разу за четыре года ко мне не приезжали, только я навещаю их во время отпуска раз в год. Вообще, с выездом на материк проблематично, планировать его нужно как минимум за неделю. Остров закрытый, но от этого жизнь здесь хуже не становится».

© Олег Тверитин
Олег Тверитин
Житель острова Кунашир, младший сержант в сухопутных войсках, 24 года

«До переезда на Кунашир в 2017 году из Красноярской области на службу я мало что знал про Курилы, но сейчас, благодаря всей этой шумихе, я в курсе всего, что происходит. Считаю, что все это освещается только потому, что тема с Украиной уже утихла и нужно находить новую — Курилы тут как тут. Разговоры о передаче островов, как мне кажется, призваны поднять русский дух и показать всему миру, какая Россия могущественная и непоколебимая. Конечно, я против передачи и уверен, что этого не произойдет. У нас в части говорят, что если ты за передачу, значит ты предатель родины. Никто этого не хочет, люди на островах дружные, это наша земля, и отдавать ее мы никому не хотим. Войны с Японией я не боюсь: если она будет, то нужно не бояться, а побеждать.

Жизнь в Южно-Курильске мне нравится, здесь не скучно, и для города с населением в пару тысяч человек здесь хорошо все обустроено. Магазины, садики, школы, несколько ресторанов, кинотеатр — для жизни есть все. На главной площади по праздникам устраивают концерты, а праздновать что угодно тут очень любят. Большие гуляния я видел на День рыбака, тут это чуть ли не главный праздник. Самое популярное развлечение это, конечно, рыбалка и выезды на природу. Один раз мы с друзьями поднимались на вулкан и купались в горячих источниках. Но наше любимое место для отдыха — местный холм под кодовым названием «собачка», оттуда открывается потрясающий вид на Хоккайдо.

Я решил пойти на службу, чтобы получить российское гражданство. Я родился в Бишкеке, окончил там университет по специальности «журналистика», потом переехал в Красноярский край и понял, что, чтобы получить гражданство, нужно жить здесь еще 6 лет, а если пойти в армию, то срок сокращается до трех лет. По условиям службы по контракту я мог выбрать военную часть — на Кунашире или Итурупе. Я тогда вообще не знал, где это, поэтому просто ткнул пальцем в небо. Но после ни разу не пожалел, что меня направили именно сюда. Я мало где был в России, но не скажу, что здесь хуже, чем в городе. Единственный минус — оторванность от цивилизации. Поначалу на меня накатывала тоска по родине и семье, но потом стало попроще. Я завел друзей, мне здесь не скучно.

По окончании службы вернусь в Красноярский край. В Японию я бы переезжать не хотел, даже мысли поехать туда как турист не возникало. Я и в России найду красивые места, гораздо больше стоящие того, чтобы их увидеть».