Застройщики по всему миру все чаще привлекают именитых, талантливых архитекторов и дизайнеров к разработке внешнего вида своих проектов. «Афиша Daily» изучила самые интересные фасадные практики нашего времени.

реклама
реклама

Почему-то считается, что встречать по одежке — не самый мудрый подход. Но ведь внешний вид и правда всегда может сказать о человеке многое. Так же и с домами: кто-то словно одет в униформу, а кто-то сразу выделяется стилем и неординарностью. И если вам повезло и вы живете как раз в таком доме — можете быть уверены: ваше качество жизни уже на порядок выше, чем у соседа из типового квартала.

Все натуральное

Использование природных материалов — тренд столетия. Если пару-тройку веков назад альтернативы этому просто не было, то сейчас экофасады зданий — на острие стиля. Красивейшим из построенных небоскребов планеты в 2017 году по версии Emporis Skyscraper Award стало здание Oasia Hotel Downtown. Его «фишка» — уникальный зеленый фасад, причем не в переносном, а в самом прямом смысле. И некоторые этажи здания, и внешняя поверхность стен представляют собой продуманную систему садов.

Здание Oasia Hotel Downtown

Еще один финалист этого конкурса — нью-йоркский American Copper Buildings. Этот жилой комплекс состоит из двух высотных башен, соединенных общим переходом. Изюминка здания, определившая его успех, — фасады, покрытые медью. По замыслу архитекторов, со временем башни будут покрываться патиной — естественно и красиво стареть.

Жилой комплекс American Copper Buildings

Деревянные фасады — еще одно новаторское направление. Конечно, сложно назвать использование древесины в строительстве жилья революцией. Но, скажем, в современной Швеции сегодня активно строят деревянные многоэтажки — а это, согласитесь, уже интересно. Один из местных застройщиков сейчас ведет 18 проектов от шести до 12 этажей — и перекрытия, и фасады в них полностью выполнены из дерева. Издалека деревянную сущность этих домов можно и не распознать: куски дранки из необработанного кедра легко перепутать с кирпичной кладкой. Материал выбран с умом: кедр не подвержен гниению и не интересует насекомых. Балконы и отделка мест общественного пользования в этих домах тоже кедровые, оконные рамы — из сосны, а полы из ясеня.

А на что похоже?

Еще один оригинальный подход — архитектурный гиперреализм: воспроизводство во внешнем облике зданий разных предметов материального мира. Чаще всего, конечно, концепт имеет отношение к деятельности организации, которая его заказывает. Эта связь может быть максимально наглядной — например, дом-корзина в американском штате Огайо, где находится штаб-квартира компании, производящей плетеные изделия (да, и корзины тоже).

Другой пример — Канзасская публичная библиотека, фасад которой выполнен в виде полки с книгами. Или, скажем, бизнес-центр в литовском Каунасе, фасад которого воспроизводит давно вышедшую из обращения (чтобы не акцентировать лишний раз внимание на власти денег над людьми, как говорит архитектор здания Римас Адомайтис) денежную купюру.

Канзасская публичная библиотека

К этому же направлению можно отнести «музыкальный» дом в Китае — его корпуса повторяют собой внешний облик пианино и скрипки. Внутри разместился выставочный центр — и это вообще типичная ситуация для зданий-«имитаторов». В жилье такой подход работает не очень хорошо — как подтверждает пример московского «дома-яйца», квартиры в котором вновь и вновь выводились в продажу. Подобное штучное предложение рассчитано или на эксцентриков, или на ценителей локации, готовых жить хоть в скрипке, хоть в яйце.

Слияние с пространством

Архитектурные аттракционы — вещь занятная. Но гораздо сложнее создать проект, идеально вписанный в окружающую среду и при этом интересный. Это ювелирная работа, предполагающая бережное обращение как с соседними объектами, так и с самим контекстом той или иной локации — ее историей, застройкой разных периодов.

В этом плане интересна, например, Королевская библиотека Дании, которую называют еще «Черным алмазом». Такое имя наводит на мысли о некой запредельной роскоши — но в здании построенного в 1999 году нового корпуса нет ничего кричаще богатого. Никакого сусального золота, лепнины и хрусталя. Решение Schmidt Hammer Lassen Architects совсем в другом — их здание выглядит эффектно, но эффектно именно по-скандинавски, то есть скромно, лаконично и импозантно одновременно.

«Черный алмаз» — здание Королевской библиотеки Дании

Фасады «Черного алмаза» выполнены из черного зимбабвийского гранита с большой площадью остекления. Семиэтажное здание разделено застекленным атриумом, из которого открывается панорамный вид на гавань. А для зрителей, находящихся снаружи, это графичное здание в солнечную погоду выглядит словно бы обтекаемым потоками воды — это отражаются в наклонных фасадах волны омывающего остров Слотсхольмен канала.

Отдельно стоит отметить, как гармонично «Черный алмаз» соседствует со старым зданием библиотеки — оно построено в 1906 году и воспроизводит средневековую германскую капеллу. Сложно найти более непохожие между собой по своей архитектуре здания, чем старый и новый корпуса Королевской библиотеки, — но они парадоксальным образом составляют гармоничный ансамбль.

России тоже есть чем гордиться в этом отношении. Современные фасадные решения как жилых, так и общественных зданий в нашей стране довольно часто получают восторженный отклик архитектурного сообщества.

За примерами далеко ходить не надо — при словах о современной архитектуре в историческом центре сразу вспоминается московский Copper House, построенный в 2004 году. Этот дом Сергея Скуратова по праву можно назвать одним из первых удачных московских примеров гармоничного соседства старого и нового. Современная архитектура, лаконичные, минималистичные плоскости фасадов, а главное — для покрытия выбрана медь, причем, в отличие от американского «последователя» American Copper Buildings, патинированная, благородно состаренная. Зеленый цвет фасадов застройщик, кстати, назвал «архитектурной инверсией цвета травы». Стоит отметить, что при оформлении фасадов дома использованы наклонные стеклянные плоскости — так дом взаимодействует с природой, отражая и городскую зелень, и бег облаков по небу.

Московский Copper House, проект Сергея Скуратова

Среди новых столичных проектов интересными фасадными решениями отличается жилой комплекс Silver от бюро Speech Сергея Чобана. В 2018 году Чобан по праву удостоен Европейской архитектурной премии как архитектор-визионер, создающий яркие, цельные, глубоко художественные и вдохновляющие проекты, отличающиеся «разнообразием форм, фактур, цвета и поэтики».

Известный своим умением сочетать в одном проекте лучшее и от модернизма, и от богатого архитектурного наследия прошлого, Чобан в этом проекте верен себе: облик жилого комплекса Silver и динамичен, и сдержан, и эффектен.

Благородные серебристый и золотистый оттенки, выбранные для фасадов, не столько подчеркивают статусность проекта, сколько мягко вписывают его в окружающее пространство. Солнечный свет, отраженный в поверхностях зданий, окружает их мягким естественным сиянием. Дополнительная «фишка» комплекса — авторская подсветка, добавляющая зданиям визуальные акценты в темное время суток.

Жилой комплекс Silver от бюро Speech

Отдельно стоит остановиться на орнаменте. Авторские паттерны от «Студии Артемия Лебедева» воспроизводят природные мотивы, трактовка которых и десятилетия спустя будет радовать глаз гармонией линий и выверенностью форм. Сам орнамент выбран отнюдь не случайно — цветочные и растительные мотивы зарифмованы с расположенным неподалеку Ботаническим садом.

Конфигурация ЖК Silver спокойна и сдержанна, но лишена монотонности: динамику ему придает сочетание среднеэтажных корпусов со зданием-доминантой — 53-этажная витая башня задает тон визуальному восприятию всего жилого комплекса.

Авторские паттерны от «Студии Артемия Лебедева»

Выбранные для проекта фасадные и пространственные решения позволяют дать оптимистичный для города прогноз: столица, очевидно, получила жилой комплекс с явным потенциалом будущей архитектурной достопримечательности.

Реализует проект компания AFI Development. Сдача первой очереди состоится совсем скоро, так что можно будет полюбоваться этим великолепием вживую.

Отрадно видеть, что в своем градостроительном развитии Москва не просто не отстает от самых прогрессивных мировых столиц: наши здания могут служить образцами по-настоящему благородной архитектуры — с прицелом на существование в вечности.