На канале Fox начался сериал «Тайная власть» — триллер о шпионских играх Великобритании и Америки на Ближнем Востоке. Главную роль в сериале играет Марк Стронг — ветеран фильмов про спецслужбы «Цель номер один», «Шпион, выйди вон» и «Сириана». «Афиша Daily» побеседовала с актером о том, каково это — вырывать людям ногти.

Примечание:

«Тайная власть» («Deep State») — первый собственный сериал американского канала Fox, снятый в Европе, так что ставки создателей высоки, как никогда. Реалистичная и брутальная манера съемок напоминает о фильмах про Борна, а география приключений сравнима с «бондианой». Герой Стронга — бывший британский разведчик по имени Макс, бросивший не только коллег, но и первую семью, и теперь относительно счастливо живущий во Франции с новой женой и дочерьми. Сериал начинается с известия о том, что сын Макса (его играет Джо Демпси — Джендри из «Игры престолов») от первого брака, тоже шпион, погиб на Ближнем Востоке. Чтобы узнать правду, герою приходится вернуться в большую игру, затеянную МИ-6 и ЦРУ.

— Марк, вы там людям плоскогубцами выдираете ногти. Как такое вообще появилось на Fox?

— Помните, я играл в «Сириане»? Там тоже была сцена, где я пытаю Джорджа Клуни. Так вот, оказывается, наш шоураннер Мэттью Паркхилл — огромный фанат этого фильма. Так что это его способ отдать дань уважения и «Сириане», и конкретной сцене, и навыкам, которые я в ней получил (смеется). Но на самом деле мы не хотели вас веселить. Такие пытки — это то, что действительно может происходить за кулисами геополитических игр. Загляните в новостные заголовки: здесь, в Англии, отравили мужчину и его дочь, и никто не знает, как это произошло. В мире творится много вещей, о которых мы не знаем, и я не удивлюсь, если на самом деле шпионаж устроен гораздо страшнее, чем показано в нашем сериале. Так что, думаю, задача сцены заключалась еще и в том, чтобы показать: когда мы видим в новостях фразу «по данным разведки», то есть вероятность, что источниками информации были вот такие вот люди, привязанные к стульям.

— А еще Мэттью Паркхилл (шоураннер, известный по сериалу «Бестия». — Прим. ред.) признался, что ему понадобилось пересмотреть «Сириану» пять раз, чтобы понять, что в ней происходит. С «Тайной властью» все чуточку проще, но зрителям все равно придется поднапрячься. Вы верите в компромисс между сложностью и увлекательностью?

— Мое личное мнение: аудиторию только облагораживает, если ее не кормят с ложечки. Именно поэтому я снимался в фильме «Шпион, выйди вон», все уловки которого очень сложно заметить с первого раза. То же самое с «Целью номер один». Так что мне не привыкать к сложным историям, а люди, которые смотрели эти фильмы, потом говорили мне, что им нравится, когда с ними не возятся, как с детьми, когда им приходится вести собственные расследования по ходу просмотра.

А вот «Тайной власти» приходится существовать сразу в двух мирах. С одной стороны, мы не хотим, чтобы разгадать наши загадки было легко, чтобы история казалась податливой, а драматургия — слабой. Мы ведь рассказываем про сложные отношения политиков и промышленников, про заговоры, про шпионаж — и раз все это непостижимо для обывателей в реальном мире, то должно выглядеть таким же и на экране. Чтобы тайная власть оставалась тайной — и я имею в виду не название нашего сериала, а саму концепцию deep state: те, кто ей обладает, очень хорошо заметают следы. На них для этого работают умнейшие люди. Поэтому и зрителю приходится напрягать извилины. С другой стороны, если бы наша история получилась чересчур сложной, то вы бы просто переключили канал. Это ведь телевидение, а не кино.

— Если не считать короткого эпизода во «Влюбленном Носферату», то вы не играли на телевидении пять лет — с выхода «Низкого зимнего солнца». Вы поэтому избегали сериалов — из-за нехватки сложности в сюжетах? Или дело просто в графике съемок?

— Если честно, нам, британским актерам, очень везет: на наших островах можно довольно легко переключаться между театром, кино, телевизором. В Америке все гораздо сложнее. Кинокарьера там требует полного отречения от прочих амбиций. На телевидение очень многие актеры уходят, чтобы оставаться на виду и просто платить по счетам. Театры и киностудии находятся на берегах разных океанов! А здесь, в Лондоне, маневрировать очень легко — лишь бы были предложения о работе. И я, выбирая между театром, кино и телевидением, с самого начала предпочел сцену. После окончания театральной школы я целых десять лет играл только в спектаклях. Потом течение жизни унесло меня в сторону телевидения и пару лет я снимался в сериалах. Мне это нравилось, но очень быстро я переключился на кино — и играю в нем вот уже лет пятнадцать. В общем, театр, телевидение и кино — это что-то вроде гильдий: тебя затягивает с головой, но всегда можно перековаться. Так что если мне предлагают действительно отличную историю, то пусть лучше эта история длится восемь-десять часов, а не два.

— То есть вы готовы посвятить «Тайной власти» годы? Если не секрет, на сколько сезонов вы подписались?

— Не могу вдаваться в детали, но пока людям нравится сериал, а Мэттью продолжает придумывать такие же отличные сюжеты, я в деле!

— Ваша жена Лиза Маршалл продюсирует отменные сериалы — «Табу», «Государство», «Ривьера». Давно ходят слухи, что вы собираетесь снять что-то вместе. Расскажете?

— Ладно, скажу: мы стартуем осенью (смеется). Но давайте вернемся к «Тайной власти».

Русский трейлер «Тайной власти»

(Следующий вопрос содержит спойлер из первого эпизода «Тайной власти». Пропустите его, если еще не смотрели сериал.)

— Когда жена вашего героя смотрит видеопослание, в котором он признается, что убил ни в чем не повинного британского ученого, то ни она, ни мы в это не верим. Но в двух эпизодах, которые уже показали, нет ни одного флешбэка, чтобы понять, что там было раньше. История так и будет развиваться прямолинейно?

— О нет, впереди у вас очень много флэшбеков! Особенно про отношения в семьях персонажей — ведь суть нашей шпионской драмы в том, что каждого из этих героев и негодяев кто-то ждет дома. А знаете, чем действительно была интересна эта сцена с признанием в убийстве? Мы сняли ее совершенно безумным образом — поэтому она и получилась такой шокирующей и реалистичной. Дело было в отеле в Марокко, группа перестраивалась для следующей сцены, и меня просто отвели в какой-то уголок, посадили перед камерой и нажали на кнопку. Я знал, что все нужно сделать очень быстро, потому что мы теряли освещение и время, поэтому мой испуг в кадре — настоящий.

А следующая уловка шоураннера заключалось в том, что Лин (бельгийская актриса Лин Рене, играющая жену героя Марка Стронга. — Прим. ред.) ни разу не видела это видео до съемок и не знала, что ее муж окажется убийцей. Так что ее реакция — это тоже настоящий шок. В сериалах есть правило — начинать сцену с общего плана. А Лин попросила сразу же снимать ее крупным, потому что понимала: такую реакцию нельзя сыграть больше одного раза.

(Конец спойлера.)

— Какие-нибудь бывшие шпионы выступали вашими консультантами?

— Помню, когда мы промоутировали «Цель номер один», я пришел на канал Би-би-си, и меня первым делом спросили: «А что, все эти летающие дроны и правда могут смотреть на нас сквозь потолки?» И я такой: «Так, вы же знаете, что я актер, а не шпион?» Знаете, когда актеры подолгу рассказывают про то, как они готовились к ролям, как они изучали материал, то это все здорово, но я вам честно скажу: в случае со шпионами очень трудно найти людей, которые вам хоть как-то помогут. Вы никогда достоверно не узнаете, на что похожи ваши герои, как они себя ведут, как говорят. Поэтому мы просто читали романы Джона Ле Карре и смотрели фильмы про спецагентов — те же, что и вы. Так что не удивлюсь, если настоящие шпионы совсем не такие, как в кино. Им ведь нужно растворяться в толпе, а растворяющийся в толпе актер — это оксюморон.

Российский Fox показывает «Тайную власть» с 9 апреля.