В кинопрокате собирает кассу продолжение сериала «Гоголь», эпизоды которого успешно показывают в кинотеатрах. Разбираем «Вия», выдвигаем свою версию разгадки главного злодея и рассказываем, что не так с женскими персонажами.

В предыдущих сериях: припадочного молодого Гоголя (Александр Петров), подрабатывающего писарем в петербургском сыске, примечает звездный следователь Гуро (Олег Меньшиков) и увозит в село Диканька, где незрелый писатель оказывается внутри украинской версии «Сонной лощины» и встречает реальных и мистических прототипов своих будущих произведений. Пока Гоголя отвлекают другие представители нечисти, уже четыре серии подряд кровь из сельских дивчин выкачивает анонимный всадник. Расследовать убийства Гоголю помогает местная лига выдающихся джентльменов: кузнец Вакула (Сергей Бадюк), доктор и ходячая булгаковская отсылка Леопольд Леопольдович Бомгарт (Ян Цапник), упертый деревенский шериф Бинх (Евгений Стычкин) и утопленница Оксана (Юлия Франц). Не выдержав праздника китча и кровавого кетчупа, герой Олега Меньшикова самоустранился еще в прошлом фильме, кажется, подстроив свою смерть, как Шерлок Холмс, чтобы глядеть на все это безумие с высокого холма. Очень зря, Олег Евгеньевич пропускает самого главного гоголевского монстра.

Впрочем, несмотря на заголовок «Вий», как и в прошлый раз, кино состоит из двух частей, поэтому перед историей про поднятые веки на разогреве стоит серия про цветок по мотивам «Вечера накануне Ивана Купалы». Божана, Богдана, Параська — список жертв может продолжить казачья дочка Даринка (справедливости ради — у Гоголя героиню звали Пидорка), но Гоголь быстро определяет, что тут дело рук не всадника, а другого басаврюка. Напомним, что Гоголь расследует дела с помощью видений, как агент Купер из «Твин Пикса» или агент Грэм из «Ганнибала». В крайнем случае можно сходить к утопленнице Оксане, мавка подскажет, если удасться увернуться от ее домогательств.

Еще с самого «Начала» было понятно, что вся чертовщина «Гоголя», как будто по учебнику фильмов ужасов, идет рука об руку с сексуальным напряжением. Создатели сразу хотели отречься от пыльного байопика, чтобы современные молодые зрители позабыли про портрет из кабинета литературы и смогли ассоциировать себя с Гоголем, который спит с девушками и открывает свою темную сторону. Поэтому немудрено, что в фильме отношения полов — главный двигатель сюжета. Страх Гоголя перед женщинами выливается в то, что почти все женские персонажи в сериале либо ведьмы, либо еще как-то служат дьяволу и склонны к предательству. Первый фильм более откровенно подпитывался мизогинией, начиная с открывающей сцены, где девушка — это просто безымянный обнаженный объект с мешком на голове, который можно использовать для сексуальных утех или просто убить. Второй фильм заметно сдержаннее, уже нет гона в версии 18+, но вопросы к женским персонажам остались.

Внезапно наиболее удачно в продолжении раскрывается образ утопленницы Оксаны, у которой обнаруживается второе дно (во всех смыслах), появляются свои мотивы и какие-то переживания, хотя все равно она выписана в границах озабоченной мавки, зависимой от Гоголя. Томная графиня Лиза Данишевская (Таисия Вилкова) по-прежнему остается загадкой, и, судя по всему, ее светлый образ лишь кажется таковым. Однако тут мы должны сделать свое предсказание на развитие дальнейших событий в третьей части, что не будет спойлером, а лишь предположением на основе разбросанных по сюжету подсказок. Впрочем, следующий абзац пригодится только тем, кто уже посмотрел.

Очевидно, Данишевская как-то связана с образом всадника, и, скорее всего, она не просто потенциальная жертва, а состоит с ним в более сложных созависимых отношениях. Нам неоднократно намекают, что ее супруг граф Данишевский (Артем Ткаченко) — довольно подозрительный персонаж: появляется в кадре по локоть в крови с нелепой отговоркой про оленя, Лиза сообщает Гоголю, что ее муж куда-то уехал до утра как раз в ночь перед убийством. Первое, что мы узнаем о чете Данишевских, — они скрытные и выходят только по праздникам. Что это, если не вербальная отсылка к тому, что всадник как раз совершает убийства на праздники? Батюшка сообщает, что граф ни разу не ходил в церковь, а вот графиня постоянно замаливает грехи «как будто за двоих». Намеки настолько толстые, что будет даже немного обидно, если Данишевский действительно окажется кровожадным всадником. Напомним, в первом фильме нам показали, что Лиза страдает от неизвестного недуга, от которого она вынуждена пить некое лекарство. Возможно, все немного сложнее: сама Лиза является более могучим монстром, которого демон-всадник вынужден подпитывать, сдерживая ее вторую сущность при помощи девичьей крови. Речь идет об ее внутреннем демоне, когда в церкви она молится «как будто за двоих». К тому же, если догадка окажется правдой, это будет отличной метафорой девичьих метаний между двумя мужчинами.

В остальном «Вий» бойко продолжает вульгарный запал первых серий, совмещая сразу две традиции — славянский фольклор и голливудские ужасы. Главный аттракцион — приход Вия — обставлен в лучшем виде, хотя слишком размашисто передает привет «Голосу монстра» и Мордору. Чертовски непохожий на Гоголя артист Александр Петров в парике по-прежнему дьявольски хорош. В целом такое чувство, как будто вагончики передвижного хоррор-шапито впервые заглянули в наши провинциальные края, и все как-то адски стараются и получают удовольствие от шоу, которому на самом-то деле уже сто лет в обед. Стоило только немного по-другому взглянуть на школьный список литературы. Вечер в хату, осиновый кол в радость.

Фильм
Гоголь. Вий
6.5
Купить билет
Еще больше статей, видео, гифок и других материалов — в телеграм-канале «Афиши Daily». Подпишись!