Дважды за последние несколько дней Министерство культуры изменило прокатное удостоверение у релизов компании «Вольга»: сдвинуло «Приключения Паддингтона-2» и отменило показ «Смерти Сталина». «Афиша Daily» публикует мнения людей, которые знают, к чему может привести подобное отношение к индустрии.

Максим Базылев
Digital Marketing-консультант, бывший сотрудник «Вольги»

«Если честно, то других слов, кроме матерных, для комментария найти сложно. Как бывший сотрудник компании-прокатчика, понимаю, каких трудов, сил и денег стоила подготовка к выпуску продолжения «Приключений Паддингтона» и какую работу проделал дистрибьютор по адаптации «Смерти Сталина». Минкульт все испортил — в первом случае просто сорвав долгожданный старт, а во втором — отозвав уже выданное прокатное удостоверение.

Минкульт достаточно давно получил возможность официально управлять датами премьер. Но раньше при столкновении крупных отечественных проектов и зарубежных блокбастеров вопросы решались кулуарно и путем переговоров. Так «разводили» «Мстителей: Эру Альтрона» и «А зори здесь тихие», «Время первых» и «Форсаж-8» и другие релизы. В ситуации с «Паддингтоном» регулятор впервые воспользовался своим правом вмешиваться в рыночные отношения кинотеатров и прокатчиков, причем обставив все максимально подло (прокатное удостоверение отозвали за день до старта). При этом на самом деле фильм никакому не мешал — абсолютно не пересекался по аудитории с выходившим жестким 18+ «Скифом», а «Движение вверх» собирало и продолжает собирать свою астрономическую кассу, не замечая никаких конкурентов. Но кто-то решил проявить инициативу, сдвинув картину на 2 недели вперед. Только вот сотрудники Минкульта не учли, что на 1 февраля стоит еще один российский фильм — «Селфи», продюсерам которого тоже не очень понравилось соседство с мишкой.

Надо также понимать, что сама процедура получения прокатного удостоверения крайне бюрократична, архаична и занимает около месяца (нужно минимум за 3 недели предоставить готовую копию фильма, что с зарубежными картинами часто проблематично). Оригинал документа чаще всего выдается только за 1–2 дня до проката, тем самым оставляя простор для подобного вредительства и махинаций. Заявление на «Приключения Паддингтона-2» было подано еще в конце 2017 года. Дистрибьютор получил номер прокатки, и в ЕАИС фильм значился с датой 18 января. Реестр был почищен только после скандала, то есть чиновники врали и не краснели.

Что касается «Смерти Сталина», то очевидно, что речь идет о цензуре и самоуправстве. Сначала фильм получает прокатное удостоверение (а значит, министерство и его эксперты-юристы фильм видели и не нашли в нем ничего незаконного), но потом «поступают жалобы общественности», и вуаля — через час фильм фактически запрещается к прокату в России под выдуманным предлогом. Безотносительно его качества (о вкусах не спорят), «Смерть Сталина» — сатирическая комедия. Видеть в ней неуважение к нашей стране и истории — выставлять себя не очень умным человеком. Члены общественного совета, посмотревшие «Смерть Сталина», очевидно, узнали в его персонажах себя — неприятных партийных функционеров, озабоченных борьбой за власть и прикрывающихся «волей народа и вождя». Кстати, так возмутивший всех Жуков, наоборот, показан крайне привлекательным и решительным героем, свергающим Берию. Режиссер Ианнуччи снимает сатиру на политическую жизнь как у себя на родине в Великобритании («In the Loop»), так и в США («Veep»), высмеивая и выставляя западных политиков совершенными кретинами и получая за это награды, но почему-то его картину запрещают только у нас.

Дальше, как обычно, будет только хуже. Минкульт продолжит на свое усмотрение вертеть датами зарубежных фильмов, прикрываясь интересами российского кино, а неугодные картины и вовсе не будут допускать до проката. 22 февраля, например, выходит фильм «Рубеж» (его уже видел глава государства), и наверняка пострадают соседи по дате. Не исключено, что переедет и новый фильм Ридли Скотта «Все деньги мира», и, что характерно, тоже «Вольги» — с независимой компанией Минкульту разобраться гораздо легче, чем с мейджорами».

Подробности по теме
«В зале почти не смеялись»: зрители после показа запрещенного фильма «Смерть Сталина»
«В зале почти не смеялись»: зрители после показа запрещенного фильма «Смерть Сталина»
Александр Вартанов
Переводчик и режиссер русского дубляжа «Смерти Сталина»

«Если в сталинских терминах, то это откровенное вредительство. На фоне многочисленных социальных и экономических проблем развели какую-то смехотворную борьбу с театром, кино и голыми ягодицами ульяновских курсантов. Отвлекают внимание — следите за руками.

А если серьезно, то наша история по-прежнему национализирована государством. Несмотря на то что фильм Ианнуччи — не учебник истории, а все-таки экранизация комикса, со всеми вытекающими последствиями.

Это фильм не про труп Сталина и не про СССР. Это фильм про камарилью, крысиную возню, про «политика — как сосиски, вам не надо знать, из чего это сделано». Если этот фильм и ставит что-то под сомнение, то вовсе не репутацию Сталина или обстоятельства его кончины, а сакральность власти (как, собственно, любая талантливая политическая сатира со времен Аристофана). Именно этим фильм так раздражает. И удивляет, потому что мы уже отвыкли от самого понятия сатиры, тем более политической. Сатира в России для нас — это Гоголь и Салтыков-Щедрин, что-то из школьной программы. В лучшем случае — монолог профессора Преображенского, в худшем — Лион Измайлов. Ничего свежее попросту не существует. В России власть и вся ее атрибутика по-прежнему священны. За нас решают — над чем можно, а над чем нельзя смеяться (исторически сложилось, что смеяться у нас можно только над Гитлером и Наполеоном). Нам по-прежнему навязывают, как малым детям, фигуру отца. А если мы хотим посмотреть, как смеются над президентами, то смотрим на Трампа в «Saturday Night Live». И это оруэлловское двоемыслие никого не смущает. «Война — это мир, свобода — это рабство», ну и так далее. Ничего не изменилось с 1984-го».

Сэм Клебанов
Продюсер и кинопрокатчик, которому не давали прокатное удостоверение для фильма «Клип»

«Я думаю, Минкульт разрушил правила, которые сам когда-то и установил. А если нет правил, остается пространство для произвола и для того, чтобы чиновники могли исполнять роль «шлагбаума» на пути кино. Это первый случай, когда прокатное удостоверение у фильма забрали. Конечно, скандал имеет основания. Есть некоторая государственная идеология, согласно которой российская власть, какая бы она ни была — сталинская или царская, — всегда хороша и права. Власть есть власть. Поэтому в этом плане любые издевательства над ней неприемлемы. Другое дело, этот запрет противоречит Конституции, которая цензуру запрещает. Но кого это волнует? На нее уже давно перестали обращать внимание.

Но то, что фильм связывают с президентскими выборами в России, — это бред. Во-первых, выбирают не Сталина, а Путина. Разве есть некий знак равенства между ними? Думаю, даже Путин пока к такому не готов. Во-вторых, фильм все-таки нишевый и камерный, чтобы иметь какое-то электоральное значение. «Смерть Сталина» снимала одна небольшая английская компания. Прежде всего, он [фильм] был рассчитан на показ в англоязычных странах. Релиз фильма в России совпадает с европейским, дата во всем мире примерно одинакова. Дело в том, что она привязана к участию «Смерти Сталина» в фестивале «Сандэнс», а Россия просто встроилась в мировой прокатный коридор. При чем здесь президентские выборы? Это беспочвенная теория, в основе которой смесь паранойи и мании величия».

Подробности по теме
Ждем «Смерть Сталина»: эксклюзивное интервью с режиссером, факты и рецензии
Ждем «Смерть Сталина»: эксклюзивное интервью с режиссером, факты и рецензии
Армандо Ианнуччи
Режиссер «Смерти Сталина»

«Я очень и очень старался, чтобы подойти со всем уважением к тому, что на самом деле происходило в те годы. И наш фильм ни в коем случае не смеется над тем, что происходило с конкретными людьми. Но это полезная история, которая иллюстрирует, что бывает, когда в руках одного человека оказывается слишком много власти. Это универсальная проблема, применимая не только к России, но и к Европе, и к США. Демократия — очень хрупкая штука, поэтому мы не должны думать в духе: «Мы провозгласили себя демократией, наша демократия совершенна, а значит, так будет всегда». Вообще-то, граждане всегда должны быть начеку».