В прокат вышли «Стражи Галактики. Часть 2», где у Курта Расселла ни много ни мало роль бога-планеты и по совместительству отца Звездного Лорда. Жанна Присяжная поговорила с актером о ностальгии по 1980-м, Крисе Пратте и ремейке «Побега из Нью-Йорка». Внимание, возможны спойлеры!

— Каково это, когда вам предлагают роль бога, планеты, отца Звездного Лорда — и все это в одном флаконе? Ведь слухи о вашем участии начались чуть ли не сразу после премьеры первых «Стражей»…

— Да, помню, я тогда промоутировал фильм Квентина Тарантино «Омерзительная восьмерка», и ни с того ни с сего мой телефон начал разрываться — люди начали спрашивать меня: «Это правда? Ты снимешься в «Стражах Галактики»? Ты будешь отцом Питера Квилла?!» Я понятия не имел, о чем они говорили, — я даже фильма не видел. Я ничего не знал, никто меня официально не приглашал сыграть эту роль, и вдруг такая информация повсюду, я очень удивился! Буквально на следующий день получил звонок с формальным приглашением и подумал: отлично, но надо все же фильм для начала посмотреть, как я могу согласиться на второй фильм, если первый не видел? Но я заметил, что по какой-то причине все решили, что я именно тот человек, который должен сыграть эту роль, уже не знаю, по какой причине. Когда я начал смотреть фильм, все стало на свои места — то, как Крис Пратт играет Квилла , — это очень особенная энергетика и стиль, это напомнило мне то, что мы когда-то делали с Джоном Карпентером. И уже потом, когда я читал сценарий, подумал, что да, это потрясающая возможность! Надо брать! Впервые в жизни я присоединился к проекту, который был сам по себе уже успешен с первой частью, так что мне надо было освоиться с мыслью, что второй фильм должен быть лучше или хотя бы не хуже.

— Ну вам это удалось! Когда снимали первых «Стражей», многие отнеслись к картине скептически. В итоге оказалось, что это был самый успешный фильм лета 2014 года, те же журналисты стали фанатами, ну а как вы думаете, почему «Стражи» так удались и почему в принципе фильмы Marvel пользуются сейчас такой бешеной популярностью?

— Да, сейчас кинозрители рады видеть невероятных супергероев из комиксов на большом экране, но «Стражи» — они не совсем такие, как другие персонажи Marvel. Да, у них есть суперспособности, но они группа неудачников, причем в самом экстремальном их проявлении — будь то генетически модифицированный енот или Гамора, которая в прошлом была убийцей. Да один Дракс чего стоит. Абсолютно сумасшедшие персонажи! Но в центре этой группы — персонаж, который очень человечен, хотя он и человек всего наполовину. Он знает, кто его мать, но не знает, кто его отец. Все, что он знает о нем, так это то, что папа явно не из Канзаса (смеется). Мама описала его как космонавта, так что ему приходится создавать определенный образ отца в своей голове. Я думаю, что многие могут понять эту проблему, особенно дети, которые не знают, кто их отцы. Что удивительно, когда он узнает, кто же его отец, это превосходит все его ожидания, в итоге его папа — это гораздо большая фигура, чем он себе рисовал в воображении. И тем не менее, когда они встречаются, ни ожидания сына, ни ожидания отца не оправдываются — есть вещи, которые они не могут понять друг в друге, и я подумал, это отличная основа, философия для фильма.

— Мне показалось, что фильм раскрывает иначе понимание семьи и любви: не всегда биологический отец — это лучший отец, девушки не всегда должны познавать любовь через отношения с партнером, а порой через отношения, например, с сестрой, — согласны? Обсуждали ли это с режиссером?

— Многие дети могут это понять и соотнести с собственной жизнью, как и многие родители, которые по той или иной причине потеряли своих детей и позже получили возможность воссоединения. В данном случае отец искал своего сына очень долго, и тот факт, что Звездный Лорд узнает о возможностях бога-отца, создает эмоциональную составляющую фильма и закручивает его — мне это показалось крутым поворотом!

Подробности по теме
Фантастика
«Стражи Галактики. Часть 2»: рецензия Станислава Зельвенского
«Стражи Галактики. Часть 2»: рецензия Станислава Зельвенского

— В самом начале фильма мы видим вас версии 1980-х годов — каково было вернуться в прошлое? Ностальгировали? Ведь Джеймс Ганн использует в качестве саундтрека и музыку того времени, и сами вы гоняете на Ford Cobra 1979 года.

— (Смеется.) О да, я ностальгировал по полной программе, но поработать все равно пришлось. Мне показалось, что это очень смешной поворот, что Эго решил принять образ Курта Расселла, когда он прибыл на планету Земля. Это очень смешно, как он пытается осчастливить своего сына, он же бог, он может быть кем угодно и выглядеть как угодно, а выбрал Курта Расселла! Когда я читал сценарий, я думал, что придется много работать над тем, чтобы вернуть мою внешность из 1980-х, что будет много спецэффектов. Шутка ли — выглядеть на тридцать лет? Мой гример Деннис Лиддьярд, мы вместе работали на 28 фильмах, сказал создателям фильма: «Слушайте, я очень хорошо знаю лицо Курта Расселла, я могу попробовать омолодить его, вам это поможет?» Ему дали зеленый свет. Когда он закончил со мной, когда мы привели волосы в порядок, надели костюм, ну а дальше была моя актерская работа над омоложением: сделать голос немного выше, я сам стал двигаться быстрее и легче — все это очень помогло создать впечатление. Деннис сделал потрясающую работу, в итоге все выглядело натуралистично и не было этого жутковатого эффекта, который дает компьютерное омоложение.

— А в перерывах между съемками и гримом как развлекались? Говорят, что вы играли с Пом Клементьефф в петанк, а как еще убивали время?

— Больше всего мне нравится общаться с людьми. Так, мы много общались с Крисом Праттом, я больше всего времени провел именно с ним — вместе мы играли в гольф, помню, как многие другие актеры проводили много часов на гриме, ну а мы тем временем говорили о нашей жизни, о наших отношениях, о наших детях! Я думаю, что независимо от профессии многие коллеги обсуждают друг с другом подобные вещи, очень важно проводить время со своими коллегами и узнавать их, ведь вы работаете над одним делом! Я помню, еще Кейт, моя дочь (актриса Кейт Хадсон. — Прим. ред.), говорила, что Крис — потрясающий парень и что он мне обязательно понравится, и, как оказалось, она была права — он не боится пробовать новое, легок на подъем и крут в общении, и я такой же, так что неудивительно, что мы сошлись характерами. Было очень круто узнать друг друга.

— Да, Крис признавался, что вы его впечатляли своей физической подготовкой и не давали ему расслабиться! Не могу не спросить, говорят, что вы продолжите сниматься в фильмах Marvel, уже знаете свое будущее в этой киновселенной?

— Я не знаю, что Marvel приготовил для меня! Я всегда стараюсь сфокусироваться на том фильме, над которым работаю в данную секунду, и как только все закончится, я отправлюсь на свою винодельню, буду делать свое вино, ну а там посмотрим, какие поступят предложения! Не могу предсказывать будущее, я знаю, что, возможно, вернусь к «Форсажу», они очень довольны результатом и огромными кассовыми сборами, да и работать с ними весело, но прежде всего мне надо почитать сценарий, чтобы понять, хочу ли я присоединиться к проекту. Для меня очень важно знать историю, знать, о чем будет речь.

— Кстати, о продолжениях: что думаете о сиквеле «Побега из Нью-Йорка»? Не хотелось бы присоединиться в том или ином качестве?

— Персонаж Снейка Плискина очень специфичен, он не мультяшный персонаж, он живет в альтернативном мире, где Нью-Йорк — это тюрьма. Да, мы в свое время сняли сиквел в Лос-Анджелесе, потому что всем хотелось второй части, и нам понравилось работать с Джоном [Карпентером] вместе. Пока не вижу своего участия в этом, но знаете, никогда не говори «никогда», не хочу зарекаться!

Фильм
«Стражи Галактики. Часть 2»
4.2 из 5
★★★★★
★★★★★
Купить билет