Станислав Зельвенский — о новом фильме со Шварценеггером, в котором не удалось сделать убедительную драму по мотивам реального дела Виталия Калоева.

В зимнем Огайо пожилой прораб по имени Роман Мельник (Арнольд Шварценеггер) уходит с работы пораньше, чтобы успеть подготовиться к приезду своей жены и беременной дочери. Когда он, нарядный и с букетом, является в аэропорт, сотрудница авиакомпании, пряча глаза, отводит его в отдельную комнату. Выясняется, что самолет, на котором летели близкие Мельника, столкнулся в воздухе с другим самолетом. Невольный виновник трагедии, судя по всему, диспетчер Джейк (Скут МакНейри). Он тоже муж (жену играет Мэгги Грейс) и отец, и его жизнь после катастрофы тоже непоправимо меняется.

Подробности по теме
Было или не было
Кто такой Виталий Калоев, по мотивам истории которого сняли фильм «Последствия»
Кто такой Виталий Калоев, по мотивам истории которого сняли фильм «Последствия»

Для фильма, основанного на реальных событиях, — а «Последствия», как известно, выросли из истории Виталия Калоева, — здесь на удивление мало конкретики. Английский режиссер Эллиотт Лестер (автор боевика «Без компромиссов») и испанский сценарист Хавьер Гульон («Враг» Дени Вильнева) перенесли действие из родной Европы в американскую провинцию и не стали делать Шварценеггера осетином, но взамен толком ничего не придумали. Роман Мельник — то ли русский, то ли, например, украинец. Как и когда он оказался в Америке, мы не знаем. Откуда и почему летят его жена и дочь — тоже. Не совсем понятно даже, живут ли они вместе. Чем занимались покойные. Где муж дочери, если он вообще существует. На каком языке разговаривают в семье Мельника; приветственную надпись дома, скажем, Роман делает на английском.

В дублированной версии — это, конечно, не вина авторов — не слышно, с каким акцентом говорит Шварценеггер. Стоит, во всяком случае, отметить работу костюмеров: рубашки в узорчик, уродливый галстук, бесформенная кожаная куртка подобраны безукоризненно. Но этого маловато. Шварценеггер при всем своем величии — не тот артист, который способен заполнить сложную драматическую роль собственной индивидуальностью; ему нужны какие-то костыли, какие-то тычки, на которые он сможет реагировать. Но Лестер в этом отношении чрезвычайно скуп. Второго плана в фильме практически нет — кроме карикатурных адвокатов, журналистки (совершающей неправдоподобно странный поступок) да пары приятелей Романа. Поэтому Шварценеггер существует в вакууме: режиссер просто направляет камеру на свою звезду, предполагая, видимо, что всю необходимую информацию — и эмоциональную, и социальную — мы найдем на этом каменном лице; увы, это невозможно. Весь фильм мы просто ждем, пока он сделает то, что должен сделать.

Со своей стороны к этому неизбежному столкновению движется и диспетчер. Играющий его МакНейри — как раз актер хоть куда, но его роль тоже катастрофически недописана. Если единственная нота Шварценеггера — это боль, то единственная нота МакНейри — сожаление. И для иллюстрации режиссер использует те же простейшие, лежащие на самой поверхности приемы. Один ночует на кладбище и пересматривает домашние видео, другой смотрит в пространство, ссорится с женой и, размышляя о самоубийстве, покупает пистолет. Но, несмотря на все изнурительные домашние сцены, про Джека мы понимаем не больше, чем про молчаливого Романа. И в момент их роковой встречи оба ведут себя по большому счету одинаково загадочно. Списать все на помутнение рассудка — решение для режиссера самое простое и ничего не объясняющее.

Тут можно сказать, что в жизни все так и было, чего еще надо. Но случай осетинского архитектора Виталия Калоева — это не матрица, а история конкретного человека, в которой важна каждая деталь. Какие именно детали — бог весть. Может быть, допустим, кавказские представления о чести и возмездии. Какие-то моменты его биографии, черты его характера. На эти вопросы мог бы как раз ответить фильм, но авторы просто не поставили себе такой задачи, превратив страшную быль в сентиментальную абстракцию (собственно, вообще непонятно, зачем тогда было делать героя иностранцем). В этом условном мире не за что зацепиться, и «Последствия» с их несмолкающей трагической музыкой, тусклыми цветами и ленивой телевизионной камерой не дают зрителю ничего, кроме легкой депрессии; даже не сравнить с бешеной энергией «Отрыва», который Александр Миндадзе снял на схожем материале. Сценарист вдобавок присочинил как бы эффектный (но недокрученный, как и все здесь) литературный эпилог с элементами печальной иронии. И он, разумеется, тоже бесконечно уступает эпилогу, устроенному жизнью, и вправду убийственно ироничному: с торжественной встречей Калоева в аэропорту, должностью замминистра и медалью «Во славу Осетии».

Фильм
Последствия
3.6 из 5
★★★★★
★★★★★