Мира не будет, готовьтесь к войне: рекап третьей серии второго сезона «Дома Дракона»

Фото: HBO
На HBO вышла третья серия «Дома Дракона» под названием «Сгоревшая мельница». Откуда такое название? И что важного произошло в этом эпизоде? Со спойлерами рассказывает Василий Говердовский.

В недавно разлетевшемся по соцсетям видео исполнитель роли Отто Хайтауэра валлиец Рис Иванс примерно так ответил на вопрос, к какому лагерю он себя относит, Зеленых или Черных: какая разница, если и те и другие — обезумевшие военные преступники? Разумно! Но в свете этих слов интересно другое. «Игра престолов» никогда не была сериалом с высказыванием — по крайней мере, ее сюжет никогда не строился вокруг месседжа. «Дом Дракона» подает себя антивоенным произведением, и новый эпизод еще сильнее подсвечивает эту позицию.

Третья серия второго сезона «Сгоревшая мельница» начинается… со сгоревшей мельницы. За минуту до этого нам показывают территориальный спор молодых лордов Речных земель Бракен и Блэквуд из‑за передвинутых пограничных камней. Одна склейка — и мы переносимся к последствиям большой битвы между этими семьями с горой трупов и обугленной мельницей на горизонте.

Впрочем, дело не только в несчастных камнях. Бракены и Блэквуды вновь всплывают в разговоре между кастеляном сгоревшего в первом сезоне замка Харренхолл Саймоном Стронгом и Деймоном Таргариеном. Деймон прилетел сюда, чтобы захватить замок, и его безумный план увенчался успехом. Это оказалось возможно, потому что у развалин почти не было стражи, а лорду замка — Ларису Стронгу — Саймон отказался хранить верность, так как (небезосновательно) уверен в его причастности к поджогу.

Но вернемся к нашим Бракенам и Блэквудам. Как объясняет Саймон, семьи воюют между собой так давно, что истинную причину вражды уже никто не помнит. Однако она продолжается, потому что шестеренки взаимных обид все еще продолжают вращаться. О похожей опасности предупреждает Рейниру ее тетка Рейнис.

Для Рейниры ответ на вопрос, с чего началась война между черными и зелеными, очевиден: с узурпации трона. Меж тем Рейнис возражает, что для других участников конфликта катализирующим событием мог стать совсем иной случай.

Например, убийство маленького принца Джейхериса, невольным соучастником которого стала Рейнира.

Разговор с Рейнис подстегивает Рейниру к мирному урегулированию вражды, пока не стало слишком поздно. Для этого она обращается за помощью к Мисарии Бледной Пиявке, доказавшей свою надежность. Как выяснилось, это она в конце прошлой серии предупредила о прибытии рыцаря Аррика на Драконий Камень и предотвратила убийство Рейниры. В благодарность Мисария хочет две вещи — место при дворе и месть Хайтауэрам, оставивших ее безо всего.

С Хайтауэрами понятно, но почему Бледная Пиявка захотела встать на сторону Рейниры? Королева Черных заслужила доверие Бледной Пиявки, когда показала, что способна на милосердие. Ведь Рейнира могла оставить Мисарию в темнице или вовсе казнить за сотрудничество с Зелеными, однако вместо этого отпустила ее. Удачное решение и полезное пополнение в команде Черных. Тем более, что Рейнире как раз понадобилась помощь опытной шпионки: ей нужно незаметно попасть в Королевскую Гавань и поговорить тет-а-тет с Алисентой Хайтауэр.

Пока же давайте узнаем, как обстоят дела у Зеленых. На совете поднимается вопрос о войне между Бракенами и Блэквудами. Казалось бы, очередной раунд старой вражды, до которой посторонним не должно быть дела, но есть два нюанса. Во-первых, Блэквуды присягнули на верность Рейнире, а Бракены считают королем Эйгона. Во-вторых, для Эйгона это достаточная мотивация, чтобы самому вступить в драку. Король после смерти сына бьет копытом и рвется в бой с Черными.

Новоназначенный десница короля Кристон Коль вызывается поехать прямиком в Харренхолл, уже занятый Деймоном. Несмотря не печальное состояние, это все еще самый большой замок Речных земель, что делает его важным опорным пунктом в набирающей обороты войне. Кристон отправляется в дорогу вместе с небольшой группой рыцарей и вовремя подоспевшим братом Алисенты Гвейном Хайтауэром.

К слову, мы с ним уже знакомы. Это он был противником Деймона на рыцарском турнире в самом первом эпизоде «Дома Дракона», но теперь его играет не безликий каскадер, а регулярно появляющийся в проектах Гая Ричи британец Фредди Фокс. Неужто между Гвейном и Деймоном намечается повторный поединок?

По дороге эта веселая банда натыкается на Бейлу Таргариен верхом на драконице Лунная Плясунья. Все отделываются легким испугом, но зато теперь Черные в курсе планов Зеленых.

Вслед за Кристоном рвется лететь на драконе и Эйгон, но его ловко переубеждает Ларис Стронг. В первом сезоне Ларис был личным шпионом Алисенты, а в начале второго нам показали, что она избегает его компании: видимо, фут-фетишизм Стронга окончательно доконал вдовствующую королеву. Вместо этого Ларис нашел способ втереться в доверие к Эйгону. Отговорить короля от полета навстречу врагам Ларису удается, надавив на его гордость. Якобы члены совета желают, чтобы он был подальше от трона, и потому крутят им как хотят.

Оцените иронию: Эйгон так боится выставить себя марионеткой, что в итоге все равно стал жертвой манипуляций. Впрочем, король настолько доволен услугами Лариса, что дает ему официальную должность мастера над шептунами, которую тот технически и так выполнял.

Назло всем козням Эйгон вместо боя отправляется на пьянку в бордель, где натыкается на брата Эймонда. Грозный с виду Эймонд все еще хранит верность своей первой куртизанке, а вместо секса предпочитает лежать у нее в коленях. Странный малый. В это же время в борделе оказывается человек по имени Ульф, утверждающий, что он бастард Таргариенов. Запомните это имя, оно еще всплывет. Кроме того, обратите внимание на загадочную черноволосую женщину в замке Харренхолл, которая предрекает смерть Деймону. Ее зовут Алис Риверс, и ее не просто так в будущем будут называть королевой-ведьмой.

В финале эпизода Рейнира с помощью Мисарии и под видом монашки все же встречается с Алисентой в церкви. Рейнира хочет обсудить возможность мирных переговоров, но Алисента не видит в них смысла, ведь она уверена, что Зеленые с легкостью разобьют Черных. В определенный момент в разговоре всплывают предсмертные слова отца Рейниры. Алисента уверена, что Визерис перед смертью назвал наследником ее сына Эйгона. Рейнира в шоке, потому что понимает, что затухающий разум Визериса имел ввиду другого Эйгона, Завоевателя.

Кажется, Алисента осознает свой промах, но то ли слишком горда, чтобы признать ошибку, то ли понимает, что отыграть назад ничего не получится. Мира не будет. Сгоревшая мельница с ее медленно вращающимися лопастями — идеальная метафора того, что останется после этих людей.

Расскажите друзьям