После ухода проектов голливудских студий и стриминга Netflix российский кинематограф остался практически один на один с самим собой и своей аудиторией. Что же они увидели в отражении друг друга? И что нам теперь смотреть?

Еще год назад, во время бума онлайн-кинотеатров, казалось, что Россия вот-вот станет новой мировой стриминговой сверхдержавой. Вольготно чувствующие себя отечественные платформы одна за другой отчитывались о небывалом приросте подписчиков на фоне пандемийной ситуации и прогрессирующем интересе западных партнеров к российским сериалам. Казалось, еще шаг — и Россия станет новой Скандинавией, Южной Кореей или Латинской Америкой в плане мирового успеха на рынке, где мода на экзотические сериалы постоянно меняется и переходит от одной страны к другой. Ответственный за международный успех «Игры в кальмара» и «Бумажного дома» сервис Netflix начал знакомить зрителей по всему миру с новым российским кино, закупая в свою библиотеку онлайн-премьеры «Эпидемии», «Майора Грома», «Серебряных коньков» и «Чернобыля», а также заказывая у российских продакшенов оригинальные проекты. В рамках этого контракта свежими эксклюзивами должны были стать сериалы от продюсеров той же «Эпидемии»: режиссер «Чик» Эдуард Оганесян бросился делать новый проект «Петля» с Александром Петровым в главной роли, Юра Борисов должен был сниматься в сериале «Ничего особенного», параллельно шло производство «Анны К» со Светланой Ходченковой в роли современной Анны Карениной.

Некоторые из заявленных тайтлов даже были досняты, но после 24 февраля Netflix решил, что больше не готов выставлять на свою витрину кино из России, и расторг договор с российским стратегическим партнером «Национальная Медиа Группа». Тем временем стриминговый гигант, уйдя с нашего рынка, потерял в общей сложности около 700 тыс. аккаунтов из России, что, в свою очередь, сказалось на экономике сервиса, который в последнее время сокращает сотрудников и пересматривает свою контентную политику.

Продюсеры с российской стороны Евгений Никишов и Валерий Федорович никак не комментируют дальнейшую судьбу произведенных для Netflix проектов, но очевидно, что у шоу с большим зрительским потенциалом есть только один путь: еще немного подержать их в заморозке в статусе «принадлежит Netflix», пока не станет выгоднее выкупить права и устроить премьеру на одной из российских онлайн-платформ.

Впрочем, российские сервисы для просмотра фильмов и сериалов в отсутствие международного конкурента тоже больше потеряли, чем приобрели. Стриминги неохотно делятся своими цифрами, но все игроки рынка в России отмечают очевидное падение числа подписанных домохозяйств в этом году. Наконец-то привыкшая платить за онлайн-контент российская аудитория из‑за экономии вынуждена сокращать количество своих подписок. Зрители предпочитают сохранить одну-две оплаченные платформы вместо всех сразу. В связи с этим представители стримингов ускорили свои планы по объединению проектов в конгломераты. Нулевым пациентом подобного альянса станет соединение видеосервисов Wink и more.tv. Параллельно ведутся переговоры между другими представителями индустрии. Наши стриминги уже давно научились обмениваться своим оригинальным контентом (один сериал показывали сразу в нескольких местах), но теперь давно предсказанная тенденция к слиянию и поглощению платформ начнет сбываться.

Еще один вид взаимопомощи, который испробовали стриминги, — прокатывать в кинотеатрах перемонтированные или отдельные эпизоды успешных сериалов. C одной стороны, это дополнительное промо для проекта, а с другой — помогает хоть как‑то поддержать отечественный кинопрокат, вынужденный сокращать количество залов в отсутствие проектов голливудских студий. Без фильмов Marvel, Disney и Warner Bros. кинотеатры стали менее привлекательны для подростков — своей основной аудитории во все времена.

Возможно, именно поэтому подростковая комедия с отличным бэкграундом «Молодой человек» не собрала те цифры, которые могла бы, если бы кинотеатры оставались местом притяжения для юной аудитории. Тем не менее релиз все-таки окупился за счет недорогого производства. По нынешним временам неожиданно удачно задержалась в кинотеатрах лента «Одна», которая рассчитана на максимально широкий круг зрителей, как и многие фильмы-катастрофы о любви (так уж повелось со времен «Титаника»). «Одна» больше месяца держится в прокате и приближается к цифре сборов 300 млн рублей, но все равно едва ли выйдет в ноль из‑за огромного производственного бюджета. Кстати, изначально фильм собирался выкупить тот же Netflix, что могло бы покрыть часть расходов, но помешала уже другая катастрофа.

Подростки ушли из кино, но родителям все равно нужно куда‑то водить своих детей, отсюда складывается тенденция, что кинотеатральная сетка адаптируется под семейную и детскую аудиторию. Этим летом кинотеатры окончательно превратились в центры детского досуга. Самыми успешными релизами этого года стали как раз фильмы и мультфильмы с рейтингом 6+. Квинтэссенция этого — поголовный успех комедии про пионерлагерь «Артек. Большое путешествие» с Михаилом Галустяном, которая стала лидером кинопроката и продолжала работать в кино даже спустя месяц после премьеры в сети. В копилку той же тенденции идет феноменальный успех нового полного метра мультсериала «Три кота», «Кощея» и «Финника» от создателей «Смешариков». Сейчас все российские студии-мейджоры достали из запасов анимацию и семейные фильмы, мечтая запустить на этой волне новую успешную франшизу уровня «Последнего богатыря» (а создателям «Богатыря» пришлось объявить о запуске очередного продолжения).

По данным Единой автоматизированной информационной системы (ЕАИС) и «Бюллетеня кинопрокатчика»

Только к осени в кинотеатры начнут поступать привычные потенциальные блокбастеры, под которые раньше было принято волюнтаристски зачищать кинотеатральное расписание, но теперь все сложилось само собой — все залы будут отданы им. В первую очередь речь идет о таких крупных релизах, как новая версия «Мастера и Маргариты», которую под названием «Воланд» делают создатели «Серебряных коньков». На Новый год выйдет игровая версия «Чебурашки» с Еленой Яковлевой и Сергеем Гармашом, у которой есть возможность стать новым «Богатырем» для семейной аудитории. Традиционный интерес у аудитории должны вызвать масштабные исторические картины вроде «Нюрнберга» от режиссера «Легенды № 17» Николая Лебедева, которая приобретет дополнительные смыслы в разрезе времени. Хитмейкер Клим Шипенко, автор «Холопа» и первый российский режиссер в космосе, покажет свою версию жизни и смерти Сергея Есенина в «Декабре» с Александром Петровым в главной роли. Историческая сага «Сердце Пармы» по роману Алексея Иванова покажет в главной роли Александра Кузнецова, который недавно появлялся в новых «Фантастических тварях» (не были в широком российском прокате). Сейчас Кузнецов делает акцент на том, что он человек мира и родом c Украины, поэтому целиком ушел в международные проекты, но предварительно актер успел отсняться в российских фильмах на целый год вперед («Сердце Пармы», «Свободное падение», «Шаман», «Клипмейкеры» и т. д.).

Говорить о полной отмене российского кино на международной арене тоже не приходится, хотя обеим сторонам приходится дополнительно обговаривать, зачем они это делают. Каннский кинофестиваль взял в конкурс новую ленту Кирилла Серебренникова «Жена Чайковского» с целью поддержки опального режиссера с артикулированной позицией. Кинофестиваль в Локарно опубликовал специальное заявление, в котором выступает против культурной изоляции, и пригласил в конкурс антивоенный фильм-притчу Александра Сокурова «Сказка», преломляющий события Второй мировой войны. Украинский режиссер Сергей Лозница, тоже неоднократно разрабатывавший тему ВОВ, активно ездит по фестивалям и выступает против бойкота российского кино, если оно никак не поддерживается государством. Уже упомянутый выше актер Александр Петров смог вопреки всему сняться в новом европейском проекте «Дворец» не менее опального режиссера Романа Полански. Американский кинофестиваль в Теллурайде чествует Кантемира Балагова («Теснота») и Киру Коваленко («Разжимая кулаки») в качестве кураторов программы этого года, которая пройдет с 2 по 8 сентября в Колорадо. Другого молодого российского режиссера Филиппа Юрьева («Китобой») в этом году включили в список членов Европейской киноакадемии для голосования в их премии.

Несмотря на все санкции, участник Венецианского кинофестиваля, режиссер Иван И.Твердовский, снимет свой новый фильм «Кликушество» в совместном производстве с Норвегией — что по нынешним временам почти нонсенс. Американская киноиндустрия продолжает сотрудничество с Ильей Найшуллером, который в России продюсирует того же «Молодого человека», а в Голливуде разрабатывает сиквел своего англоязычного дебюта «Никто».

Отменяется ли отмена российской культуры? Сложно сказать, но начинает проглядываться тренд к открытому диалогу, прояснению позиций, временной релокации и взаимообмену. Внутри страны заметна тенденция к взаимопомощи — это видно хотя бы по тому, как онлайн-платформы решили подсобить кинотеатрам с новым контентом. Видимо, где‑то в естественном сплочении российская киноиндустрия и попробует найти новый путь к зрителю.

Подробности по теме
Темные рыцари больших экранов: как выживают российские кинотеатры в новой реальности
Темные рыцари больших экранов: как выживают российские кинотеатры в новой реальности