Два новых трэш-фильма, которые добрались до зрителя из программы Берлинале этого года. «Темные очки» — первый за 10 лет фильм классика Дарио Ардженто выходит в кинотеатрах, а «Извержение вкуса» Питера Стрикланда доступно в сети. Обе картины проверяют зрителя на дурновкусие.

«Темные очки» («Occhiali Neri»)

Реж. Дарио Ардженто

В городе Риме одна за другой гибнут женщины из эскорта, причем расправы происходят по сценарию, хорошо знакомому по прежним фильмам Ардженто. Сперва режиссер показывает героинь без одежды с клиентами, наслаждаясь каждым дюймом их тел, а потом подвергает атаке в лучших традициях итальянского джалло и американских слешеров: перерезанное струной горло, фонтаны крови, последние вздохи полуобнаженной груди, дикие крики. Но с одной из жертв у маньяка выходит осечка: высокомерной красавице Диане (Иления Пасторелли) удается сбежать от психа в черном комбинезоне и белом фургоне. Правда, в результате автомобильной погони (снятой, кажется, с оглядкой на «Доказательство смерти» Тарантино), она теряет зрение и таранит автомобиль с китайской семьей. Родители умирают, а мальчик в итоге становится другом Дианы. Еще ей выдают собаку-поводыря. Теперь ребенок, овчарка и девушка должны остановить убийцу, который, словно Терминатор, убивает всех на своем пути. Дарио Ардженто бросает против него даже свою дочь Азию — но безрезультатно. И все это — с актерской игрой, операторской работой и музыкальным беспределом точь-в-точь как в треш-хоррорах 1970-х.

Другими словами, фильм Ардженто — это пиршество бесстыдства.

Итальянка здесь опекает китайского ребенка, потому что проблема «белого спасителя» европейского классика не волнует. Камера постоянно объективирует героиню Пасторелли — и в этот момент понимаешь, почему режиссер (по слухам) положил глаз на Стейси Мартин и почему та отказалась от роли. «Темные очки» — фильм, наслаждающийся беспомощностью ослепшей красавицы и предвкушающий ужасы, которые ждут ее в темноте. Наконец, в сценарии есть шутки, которые вполне попадают под определение «эйблизм». Один из двух сыщиков приходит к гениальному выводу: «В ее квартире не горит свет. Она не дома». Напарница-начальница одергивает его: «Это потому, что она слепая».

А с другой стороны, Ардженто попадает в ситуацию стендапера, который шутит над темой, не связанной с его личной болью, — но всегда может защититься тем, что занимается сатирой на привилегированное большинство. И тогда предыдущий абзац этой рецензии превращается из критики в комплимент. Это не итальянка спасает китайского мальчика, а он воспитывает ее. Это не режиссер любуется обнаженной женщиной в темных очках, а зритель не проходит проверку на вшивость: неслучайно один из клиентов секс-работницы говорит, что ему нравится ее слепота, ведь теперь он может перестать стесняться себя и своих желаний. И наконец, пресловутые шутки про инвалидность лишь указывают на ту дискриминацию, которая существует по эту сторону экрана.

Сюжет фильма можно трактовать как месть трусливых и жестоких мужчин, которых пугает культурное и социальное сопротивление женщин, — и тогда режиссер, несомненно, выглядит профеминистом. Так что Ардженто уходит от любой критики с той же легкостью, с которой от нее уходит Пол Верхувен, который в своем «Искушении» то ли богохульствует, то ли защищает веру; то ли подвергает женщин объективации, то ли выступает адвокатом для лесбиянок. В общем, если 81-летний итальянец и 83-летний голландец (кстати, теперь уже нас в пору критиковать за эйджизм) в чем‑то в этих фильмах и преуспели, так это в умении не занимать четких позиций. Поэтому так велико искушение смотреть их фильмы сквозь темные очки.

Подробнее на Афише
Расписание и билеты
Подробности по теме
Кровь из глаз: «Темные очки» — трейлер нового бесстыдного хоррора Дарио Ардженто
Кровь из глаз: «Темные очки» — трейлер нового бесстыдного хоррора Дарио Ардженто

«Извержение вкуса» («Flux Gourmet»)

Реж. Питер Стрикланд

Там, где Ардженто выигрывает от упрощения, британец Питер Стрикленд, наоборот, истязает зрителя вычурной сложностью. Его «Извержение вкуса» — это арт-хоррор еще более странный, чем предыдущее «Маленькое красное платье»: двухчасовое фуд-порно вперемешку с арт-инсталляцией, ASMR-подкастом и попытками визуализировать запахи из кишечника и влагалища. Один герой мучается от запоров, а другая героиня контролирует подростка, время от времени поднося к его носу пальцы, которые только что побывали у нее между ног. Происходят события в резиденции художников, которые делают всевозможные перформансы с едой: разыгрывают пантомимы в воображаемых супермаркетах, подносят микрофоны к блендерам, смешивают фекалии с шоколадом.

В общем, разные изысканные блюда здесь готовят так, что зритель после фильма рискует объявить голодовку.

В операции по изменению наших пищевых привычек при этом участвуют достойнейшие люди: Эйса Баттерфилд (молодой Ян Цапник из «Полового воспитания»), Гвендолин Кристи (Бриенна Тарт из «Игры престолов»), Ариана Лабед (полиаморка из «Тригонометрии» — пожалуйста, посмотрите уже этот сериал) и Ричард Бреммер. А Бреммер — это, между прочим, тот актер, который играл Волан-де-Морта в первой части «Гарри Поттера». Потом его заменил Рэйф Файнс.

Эти благородные люди два часа пытаются засунуть нам пальцы в рот и посмотреть, что из того выйдет. Тошнить начинает быстро — и от стеба над несчастным совриском, и над сатирой на общество потребления, и от зоозащитной повестки, и от навязчивого повторения автором блестящей мысли, что мы — это то, что мы едим. Но в то же время каждая сцена фильма настолько красива, а механика вызова у зрителя рвоты до того изощренна, что не перестаешь удивляться злому гению Стрикланда: даже в мире, где уже есть арт-хорроры и постхорроры, он находит новые способы сделать нам плохо. Если вы мазохист, если у вас есть расстройства пищевого поведения, если на вас в свое время налезло «Маленькое красное платье» и если вы фанат хотя бы одного из перечисленных актеров — идите и смотрите. Но на голодный желудок.

Подробности по теме
15 главных фильмов лета, которые выйдут либо в кино, либо в сети
15 главных фильмов лета, которые выйдут либо в кино, либо в сети