Дэниел Рэдклифф и Стив Бушеми осваиваются на Диком Западе, Колин Фаррелл прыгает выше головы посреди льдов Арктики, а Кристиан Слейтер и Алек Болдуин сражаются с нейрохирургом-социопатом.

«Чудотворцы» («Miracle Workers»), 3-й сезон

с 13 июля, TBS

Продолжение комедийного сериала-антологии, который полюбился многим за свой грубоватый абсурдистский юмор, изобретательные анахронизмы, а также актерский дуэт Стива Бушеми и Дэниела Рэдклиффа. Для последнего «Чудотворцы», похоже, стали своего рода отдушиной, дающей ему ежегодную возможность блеснуть актерским диапазоном, и, как нетрудно догадаться, еще одним способом максимально дистанцироваться от прославившей его в детстве роли мальчика, который выжил.

«Я по очевидным причинам имею предубеждение насчет того, чтобы из года в год играть одного и того же персонажа, — типа, я уже однажды такое проделал, — рассуждает Рэдклифф в интервью IndieWire о том, почему взялся за „Чудотворцев“. — Но меня заинтересовала идея антологии, в рамках которой каждый год берешься за новую историю и нового персонажа. Это же просто мечта любого актера!»

Была еще одна весомая причина, почему Рэдклифф взялся за «Чудотворцев»: актер — горячий поклонник творчества создателя сериала Саймона Рича, писателя-юмориста, успевшего по молодости поработать в Saturday Night Live и Pixar, а до «Чудотворцев» сотворившего один из самых оригинальных ситкомов 2010-х «Мужчина ищет женщину». Первый сезон «Чудотворцев» снят по книге Рича «What in God’s Name», а основой для второго послужил его рассказ «Revolution».

Немало бонусов для Рэдклиффа несет и совместная работа с таким тертым калачом, как Бушеми, который, надо думать, щедро делится с молодым коллегой опытом на съемочной площадке. В первом сезоне звезда «Подпольной империи» и любимчик братьев Коэнов исполнил роль Бога, который, устав от неудачного эксперимента с человечеством, решил уничтожить Землю и открыть где‑нибудь во Вселенной фьюжн-ресторан. Герой Рэдклиффа, ангел-неудачник, неуклюжий винтик небесной канцелярии, весь сезон пытается его переубедить. Во втором сезоне действие «Чудотворцев» переносится в Средневековье, а герои Бушеми и Рэдклиффа меняются местами на социальной лестнице. Первый играет отца семейства Дерьмогребов (и фамилия, и род занятий одновременно), а второй — избалованного наследника престола, который ничего не знает о реальной жизни.

Действие нового сезона разворачивается на просторах Дикого Запада. Преподобный отец Иезекииль Браун (Дэниел Рэдклифф) ведет свою паству через всю Америку в Орегон, заручившись поддержкой проводника Джима Никто (Стив Бушеми). Вскоре оказывается, что Никто вовсе никакой не Никто, а никто иной, как особо разыскиваемый преступник Бенни Молокосос.

Помимо Рэдклиффа и Бушеми в третьем сезоне мы снова встречаемся с другими полюбившимися актерами из постоянного каста «Чудотворцев». Их амплуа, в отличие от двух исполнителей главных ролей, не сильно меняются из сезона в сезон. Джералдина Висванатхан исполняет роль замужней респектабельной дамы Пруденс Абердин, у которой с ходом сезона все больше крепнут феминистские настроения. Пруденс постоянно подталкивает на всяческие авантюры преподобного Брауна, к которому явно питает романтические чувства. Каран Сони играет охотника за головами, который преследует Бенни Молокососа, а Джон Басс — мажорного мужа Пруденс, который, несмотря на уговоры жены, выпивает «Грязный мартини» с водой из близлежащей лужи и подхватывает дизентерию.

Актерский состав в третьих «Чудотворцах» остался прежним, а вот шоураннеры сменились, и не заметить этого нельзя. Дело в том, что третий сезон снимался уже без участия Саймона Рича, отца-основателя сериала, чей необычный абсурдистский юмор стал основой основ проекта. Конечно же, делать новую главу «Чудотворцев» без него было не самой лучшей идей. Судя по первым сериям третьего сезона, «Чудотворцы» под руководством новых шоураннеров Дэна Мирка и Роберта Падника изо всех сил пытаются найти свой собственный голос, но пока все, что у них получается, это зашкаливающее количество шуток про громкое выпускание газов. К тому же социальная сатира, которой так славились первые две части «Чудотворцев», в новом сезоне стала скорее очевидной, чем меткой. Ну, правда, кто еще в 2021-м не проехался по инстаграмерам-инфлюэнсерам, которые не принимают участие в событиях, а только фотографируются на их фоне? Пока что самой популярной и разошедшейся по всем соцсетям сценой третьего сезона стал эпизод с вог-танцем героя Рэдклиффа.

При этом потенциал у дуэта Рэдклифф — Бушеми огромный, и, кажется, просто грех растрачивать его на шутки про дизентерию и беззубую сатиру. Остается только надеяться, что дальше будет лучше, ведь и Мирк, и Падник в свое время работали вместе с Саймоном Ричем над предыдущими сезонами «Чудотворцев» и «Мужчиной ищет женщину», так что должны были чему-то научиться.

«Доктор Смерть»/«Плохой доктор» («Dr. Death»)

C 15 июля, Peacock

Экранизация одноименного подкаста, рассказывающего реальную историю печально известного американского нейрохирурга Кристофера Данча, который в начале 2010-х искалечил и убил несколько своих пациентов. В целом менее чем за два года в результате грубых врачебных ошибок Данча пострадали 33 из 38 его пациентов. В 2017 году он был приговорен к пожизненному заключению.

Июль 2012-го, Далласский медицинский центр. Мэделин Байер заполняет анкету и готовится к операции, которую будет проводить доктор Кристофер Данч (Джошуа Джексон, которого миллениалы постарше наверняка помнят по молодежному сериалу «Бухта Доусона», а остальные — по недавним «Любовникам»), многообещающий молодой нейрохирург, который по неизвестным причинам недавно перевелся в Даллас из соседнего Плейна. Через пару дней женщина снова оказывается на операционном столе: проводящий повторную операцию доктор Роберт Хендерсон (Алек Болдуин) шокирован тем, что Данч сотворил со своей пациенткой. Объединив свои усилия с несдержанным и острым на язык сосудистым хирургом Рэндаллом Кербом (Кристиан Слейтер), умудренный опытом Хендерсон пытается добиться отстранения Данча от врачебной практики, но это оказывается не так‑то просто. Вскоре выясняется, что еще одна недавняя пациентка Данча находится в коме.

На свете найдется немного вещей страшнее, чем врач (а в данном случае это еще и нейрохирург), который сознательно калечит своих пациентов. Медицинский триллер, да еще и основанный на реальных событиях, — это особенный жанр, зрелище явно не для слабонервных. Сцены с мясником Датчем в операционной, когда он, утирая пот со лба, усердно с жуткими звуками ковыряется в пациентах, могут заметно подорвать веру в современную медицину.

К тому же Джексону удается создать действительно неприятного персонажа. Мы с самого начала знаем, что случилось с пациентами Данча, поэтому наблюдать на протяжении многих часов за его далеко не безобидными эскападами, его самоуверенным, надменным поведением и грубым общением с пациентами и коллегами — это не самое легкое времяпровождение. Эмоциональным зрителям лучше вообще не приближаться к экрану. «Плохой доктор» — это восьмичасовая история инициативного дурака, чья слепая убежденность в своих возможностях привела к самым плачевным для окружающих последствиям. Может быть, если бы хронометраж «Плохого доктора» сократили вдвое, это бы увеличило количество зрителей, досмотревших сериал до конца.

По понятным причинам создатели сериала пытаются быть как можно ближе к фактам, скрупулезно и детально воссоздают ход событий, но, в отличие от недавних сериалов с похожей документальной реконструкцией реальных расследований вроде британского «Убийства в Пембрукшире», у них не получается сделать повествование хоть сколько‑нибудь захватывающим. Несмотря на все их старания, искра никак не высекается.

Они щедро разбавляют сюжет чуть ли не комичными сценами с дуэтом Болдуина и Слейтера, очевидно призванными разрядить уж слишком напряженную и мрачную атмосферу сериала, и флешбэками из прошлого доктора, которые, надо сказать, мало чего вносят в портрет доктора-убийцы — мы так до конца и не понимаем, почему он творил все эти страшные вещи, социопат он или самоуверенный болван. Но вся эта конструкция не работает. Смотреть на это все и уныло, и неприятно. И тут уже никакой Кристиан Слейтер, который из кожи вон лезет, чтобы оживить происходящее на экране, не поможет. Вряд ли с помощью «Плохого доктора» Джексону или Болдуину удастся перезапустить карьеру, как это в свое время вышло у Слейтера с «Мистером Роботом».

«Конец» («The End»)

С 18 июля, Showtime

Еще один недавний сериал, просмотр которого трудно назвать простым. Создатели австралийского стриминг-хита, международный релиз которого состоялся в середине июля на Showtime, разговаривают со своим зрителем об очень непростых вещах — смерти и праве на нее. Они размышляют, насколько человек способен контролировать свою собственную жизнь и почему она стоит того, чтобы за нее бороться. Согласитесь, нечасто в современном стриминге поднимаются такие темы. Неуютной атмосферой и количеством особенностей на одного персонажа «Конец» может напомнить о подзабытых сериальных трагикомедиях из 2000-х — «Сестре Джеки» и «Соединенных штатах Тары», которые тоже старались быть максимально откровенными со своим зрителем, не сглаживали углы и показывали жизнь во всей ее полноте со всеми ее неприглядностями.

Эди (Харриет Уолтер), пожилая женщина, овдовевшая полгода назад, совершает неудачную попытку самоубийства. «Не реанимировать», — нервно тычет она в надпись на своем браслете, чтобы привлечь внимание сотрудников скорой помощи. «Но, милочка, вы же в сознании», — парирует парамедик. Дочь Эди, Кэти (Фрэнсис О’Коннор), мать двух девочек и жена бизнесмена, находящегося в тюрьме, перевозит ее из родной Британии к себе в Австралию. Но вместо того, чтобы поселить Эди у себя, «в доме с тремя ваннами», она размещает ее в дорогущем доме престарелых. Кажется, у этих двоих не самые простые отношения.

Кэти — врач, специализирующийся в паллиативной помощи: она помогает тяжелобольным облегчить их состояние. Утверждать жизнь и относиться к умиранию как к естественному процессу, не стремиться ни ускорить, ни отдалить наступление смерти — главное в этом подходе. Предотвращать самоубийства и выступать категорически против эвтаназии — это, можно сказать, ее профессиональная рутина. «Вы бы так не поступили с собакой», — вот с такими фразами, произнесенными отчаявшимися родственниками смертельно больных людей, уставших терпеть боль, приходится иметь дело героине чуть ли не ежедневно. Эди же, напротив, считает, что человек имеет право уходить из жизни тогда, когда посчитает нужным. В лице матери и дочери сталкиваются две кардинально противоположные точки зрения.

В первом же эпизоде мы узнаем, что в последнее время жизнь была несправедливо жестока с Эди. Долгое время она ухаживала за больным мужем, страдавшим от рака мочевого пузыря и болезни Альцгеймера, и все лишь для того, чтобы после его смерти найти его тайный дневник, где он во всех подробностях описывает свои многочисленные измены. Вдобавок, как будто и этого было мало, у Эди вскоре тоже обнаружили раковую опухоль, и она перенесла двойную мастэктомию (операция по удалению молочной железы. — Прим. ред.). Не похоже, что героиня была душой компании и до произошедшего, но эти события окончательно превратили ее в язвительного и крепко пьющего циника. Финальные кадры первого эпизода как будто специально созданы для того, чтобы отсеять случайных зрителей. Обнаженная Эди — вместо обеих грудей шрамы — залпом допивает бутылку вина, сидя на ненавистном стуле в душе своей комнаты в доме престарелых, и начинает кричать прямо в камеру.

Не добавляет сериалу простоты и дополнительная линия с историей старшей дочери Кэти — Титании (Моргана Дейвис), которая пытается определиться со своей гендерной идентичностью. Внезапный приезд бабушки совпадает с периодом, когда юная героиня просит всех называть ее Обероном и использовать в ее адрес мужские местоимения.

«Северные воды» («The North Water»)

С 15 июля, AMC+

«Северные воды» появились как нельзя кстати, посреди затянувшейся жары лета 2021-го. Несмотря на всю свою мрачность и брутальность, мини-сериал исправно выполняет функцию кондиционера: промозглые ледяные просторы Арктики, на которых неспеша разворачиваются события мини-сериала, способны охладить зрителя даже в самый знойный день.

Действие сериала развивается в конце 1850-х посреди вод Северного Ледовитого океана, на борту китобойного судна «Волонтер», капитан которого задумал инсценировать кораблекрушение с целью получить спасительную страховку.

Колин Фаррелл играет психопата Дрекса, главного гарпунера на корабле, способного с легкостью убить человека за стакан рома. Причем Фаррелл настолько убедительно вжился в роль, что впору серьезно рассуждать о новом этапе в карьере актера. Его герой — садист, лжец и редкостный негодяй — с остервенением и плохо скрываемым удовольствием сдирает шкуру с беззащитных морских котиков, не моргнув глазом клевещет на невиновного человека, планирует хладнокровное убийство. Легко сбиться со счета, пытаясь вспомнить все его злодеяния хотя бы за первые пару серий. Кажется, что для героя такое существование абсолютно естественно. Умри или убей — единственный возможный вариант в его жизненной философии.

Этому невероятному злодею противостоит герой Джека О’Коннелла — разжалованный военный хирург Патрик Самнер, который устраивается на китобойное судно в качестве корабельного доктора. Самнер — персонаж весьма неоднозначный: трудно сразу распознать, что скрывается за его потерянным, рассеянным видом. Он явно бежит от каких‑то своих демонов и хочет казаться лучше, чем есть на самом деле. Капитану корабля (на удивление нетипичная роль Стивена Грэма, которого не сразу узнаешь) тот заявляет, что находится в ожидании большого наследства, хотя на самом деле у него нет ни гроша за душой. К тому же Самнер, раненный во время прохождения службы в Индии, — опиумный наркопотребитель, который в попытке совладать со своим жутким прошлым и неуютным настоящим каждый день увеличивает дозы наркотика. Положиться на память или вменяемость такого персонажа тоже не представляется возможным.

В мире «Северных вод» царит практически беспросветный мрак, а взгляд на человечество безапелляционно пессимистичен. Здесь нет ни одного честного, сколько‑нибудь приятного персонажа. «Возможно, лишь глупцы, гениальные в своем идиотизме, унаследуют Землю», — таким невеселым мыслям придается философствующий доктор, наблюдая за тем, как Дрекс, чуждый каких‑либо этических норм, энергично забивает морских котиков. Однажды в и без того мрачные будни китобоев вторгается трагедия: на прием к доктору приходит юнга, подвергшийся изнасилованию, а позже несчастного юношу находят мертвым.

В основе сериала — одноименный романа Иэна МакГуайра, современного британского писателя-реалиста, чьи произведения отличаются максимально правдивым изображением реальности. Режиссером всех серий экранизации выступил Эндрю Хей («45 лет» с Шарлоттой Рэмплинг, «Положись на Пита»), который не менее заботливо перенес все эти подробности быта середины позапрошлого века на экран. Хей обстоятельно выстраивает атмосферу «Северных вод»: в первом эпизоде камера канадца Николя Больдюка подолгу бродит по зловонным улицам британского порта, задерживается на освежеванной свинье. Порой такая нарочитая реалистичность выглядит излишне натужной, но с другой стороны, все потенциальные зрители сериала были заблаговременно предупреждены о предстоящем зрелище вынесенной в пролог цитатой Шопенгауэра о том, что «мир — это ад, а люди в нем и мученики, и мучители одновременно».