Том Холланд, известный по роли Человека-паука, снова страдает в новом фильме братьев Руссо («Мстители: Война бесконечности»): в ленте «По наклонной» он сыграл вернувшегося из армии парня с ПТСР и наркозависимостью. Мы созвонились с Томом, чтобы поговорить о его самой сложной на данный момент роли, которую даже выдвигали для номинации на «Оскар».

— Как вы начали готовиться к этой роли? С чего все началось?

— С самого начала это было ошеломительно. Когда я в первый раз прочитал сценарий к фильму «По наклонной», мне показалось, что я неподходящий парень для этой роли. Я думал, что просто не способен справиться с ней в таком возрасте. Но мне повезло, что в моем «углу ринга» были [режиссеры фильма] братья Руссо, я был уверен, что они помогут мне пройти через весь этот процесс. Они — одна из главных причин того, почему я согласился на эту роль.

Конечно, ключевую роль сыграл процесс подготовки. У моего персонажа есть множество аспектов, которые предполагали, что мне надо будет подготовиться сразу на нескольких уровнях: пройти армейскую подготовку и тренировку военного медика, узнать все, что возможно, о наркозависимости, изучить ПТСР. Для этого этапа я беседовал более чем с тридцатью ветеранами войны. Они рассказали мне о том, какими вернулись домой, каково это было — служить и воевать за границей.

Кроме того, у нас на съемочной площадке был консультант по наркотикам, который работал в рехабе и в прошлом был сам зависим от наркотиков. Он помогал нам делать все реалистично в кадре. Причем не только то, как люди вводят героин, но и то, как наркопотребители реагируют на это, как они ведут себя, когда наркотик находится в их теле. Он же подсказал, как показать, что происходит с человеком после четырехдневной ломки и так далее. Чем больше я мог получить информации, тем лучше — мне хотелось как можно точнее отразить историю моего персонажа.

Трейлер «По наклонной»

— Неуверенность в себе прошла после того, как все было уже отснято?

— Да, конечно, я вырос и как актер, и как мужчина. Всю свою карьеру я был тем парнишкой, который играет Человека-паука и постоянно волнуется о том, а хорошо ли у меня лежат волосы, хорошо ли я выгляжу. «По наклонной» стал для меня абсолютной противоположностью.

Этот фильм помог мне избавиться от тщеславия, позволил мне выглядеть довольно плохо.

Мне нравится это новое чувство, когда на съемочной площадке я не думаю о внешнем виде. Это так освобождает и позволяет глубже погрузиться в моего персонажа и насладиться процессом съемок.

— Как проходила физическая и эмоциональная трансформация для этой роли? Ведь, чтобы сыграть в «По наклонной», вы потеряли четверть своего веса.

— Физическая трансформация была важна: тот дискомфорт, который я постоянно испытывал, пока терял вес для этой роли, мне очень помогал, чтобы передать ту боль и ломоту, которую чувствуют наркопотребители. Да и с эстетической точки это тоже было важно — мне надо было выглядеть не так, как я выгляжу в обычной жизни. Исходя из этого, мы в том числе решили побрить мне голову. Все это очень важные нюансы, и я очень рад, что прошел через все это и многое другое.

В жизни выдается лишь один шанс сыграть такую роль, как в «По наклонной». Я это понял сразу. Также я понимал, что это не история одного человека, но история миллионов людей, которые страдают от наркозависимости и ПТСР.

— А какие уроки вы извлекли для себя после работы над этим фильмом?

— Я мало что знал об опиоидной эпидемии до того, как я подписался на роль в этом фильме. Одна из вещей, которую я вынес для себя: стоит один раз попробовать героин, как после этого единственная мысль, которая есть у тебя в голове, — как достать еще больше героина. Эта идея стала сильным катализатором моих собственных решений, которые я делал как актер.

Надеюсь, что люди, посмотрев этот фильм, извлекут главный урок: желание человека искать помощи — это достойное уважения решение и должно поощряться.

Существует ужасная стигма, люди жестко осуждают наркопотребителей, когда все должно быть иначе.

Так что я надеюсь, что этот фильм откроет глаза людей на эту проблему и может заставит не судить и критиковать их, но поможет испытать чувство сопереживания тем, кто страдает от пристрастия к наркотикам.

© Apple TV

— Братья Руссо рассказывали о том, какой вы трудоголик, как много работаете над своими ролями. Помогает ли это, когда снимаешься в таких фильмах, как «По наклонной», или же порой эмоциональное давление роли все равно зашкаливает?

— Конечно, сниматься в таком фильме — огромное давление. Но это скорее чувство ответственности и долга перед людьми, чью историю мы пересказываем в своем фильме. Мы хотим отдать им должное и не подвести их.

Я, честно говоря, привык работать под давлением: съемки в «Человеке-пауке» — это, пожалуй, самое сильное давление, которое можно испытать в кино. Но мне нравятся трудности. Мне нравится тяжело работать, потому что для меня тяжелая работа — это хорошая работа. Так что я был рад вызову, брошенному мне этой ролью.

— В чем для вас заключается главное отличие работы над «По наклонной» и такими фильмами, как «Мстители» и «Человек-паук»?

— Не думаю, что есть огромная разница между тем, как снимают эти фильмы. Все так же кричат: «Камера! Мотор! Снято!» — и я все равно притворяюсь тем, кем я не являюсь.

Разница только в том, что большую часть времени на съемках «Человека-паука» я играю на фоне голубого экрана, чего не было во время съемок «По наклонной», но и там были свои особенности. К примеру, весь сценарий был разбит на шесть глав, у нас было очень сжатый период съемок, гораздо меньше времени, чем на марвеловских фильмах. Было непросто: каждый день надо было все делать правильно, потому что у тебя не будет шанса ничего переснять.

Особенно трудно было перенести на экран аспект, связанный с ПТСР. Ведь я проинтервьюировал множество людей с этим синдромом и понимал, насколько это травматичный опыт. Как и говорил, для меня главным было донести эти истории честно и аутентично. Отсюда шло самое большое давление на меня. У меня пока не было возможности поговорить с ними и узнать, что они думают, но я надеюсь, что они посмотрят фильм и будут гордиться той работой, что я проделал.

— Вы встречались с Нико Уокером, автором книги, на которой основан фильм? Ведь это практически его личная история — или я ошибаюсь?

— Нет, это автофикшен, который отчасти основан на событиях из его жизни. Ну а наш фильм — это адаптация его книги, так что у нас была свобода выбора в отношении персонажа. Эта история — большая часть его жизни, которую я одолжил на несколько месяцев.

На самом деле, я еще не говорил с Нико, не было такой возможности, но я надеюсь, что нам удастся связаться в течение ближайших недель и поговорить насчет нашей адаптации его книги в кино. Понравилось ли ему или же он будет разочарован? Мне очень интересно узнать, что он думает.

— Как думаете, это самый сложный персонаж в вашей карьере?

— Это точно самый сложный персонаж, которого мне довелось сыграть. Начиная с количества работы, которая эта роль потребовала: период подготовки, потеря веса, ментальное и физическое напряжение, через которое я прошел, — все это было невероятно сложно. Но вместе с тем все эти усилия того стоили.

Я надеюсь, что мои юные фанаты смогут посмотреть этот фильм и узнать о проблеме, которая сегодня стоит у дверей практически каждого дома, но при этом кажется как будто бы невидимой. Ведь битва с зависимостями обычно происходит в тени, так что я надеюсь, что люди, которые испытывают эти проблемы, смогут обратиться за помощью после просмотра нашей картины.

— Братья Руссо еще сказали, что вы буквально росли вместе и стали сильнее вместе как актер и режиссеры. А что они значат для вас? Особенно сейчас, после того как вы закончили работу над таким сложным проектом, как «По наклонной»?

— Я так многим обязан этим двум парням, они были так добры ко мне эти последние четыре-пять лет, всегда меня поддерживали и были так радушны по отношению ко мне. С ними всегда приятно работать, я вижу, как они общаются с актерами и другими членами съемочной команды: они создают одну из лучших атмосфер на съемочной площадке из тех, что мне довелось побывать. Я бы пошел за ними в любой проект, если бы они этого захотели. Всегда буду им благодарен за то, как они изменили мою жизнь.

© Apple TV

— У вас не было опасений, перед тем как вы взялись за эту роль, что теперь видение вас как актера изменится в глазах зрителей?

— Вряд ли это как‑то в итоге повлияет на мой собственный имидж. В конце концов, я все тот же человек и моя работа заключается в том, чтобы играть разных персонажей. Конечно же, мой герой в «По наклонной» не такой, какой я есть в реальной жизни. Тем интереснее, что мир увидит другую сторону меня, увидит мое исполнение персонажа, который очень далек от того, какой я на самом деле. Но я не думаю, что это как‑то изменит мнение зрителей обо мне.

Мой папа растил меня и моих братьев с мыслью о том, что ты должен стараться изо всех сил: это все, что ты можешь сделать. И в начале фильма мой персонаж тоже пытается стараться изо всех сил, но, кажется, ему все время не везет. Так что мне было очень жаль его, потому что он принимал плохие решения не оттого что этого хотел, а оттого что система была против него и желала, чтобы он провалился. Так что я начал сопереживать ему, и это дало мне драйв, для того чтобы отдать этому персонажа каждую частицу самого себя.

— В этом году вам исполнится двадцать пять лет, вы очень молоды, талантливы и популярны, уже думаете о том, что будете делать дальше?

— Я стараюсь жить одним днем и не загадывать на будущее. У меня была плохая привычка погружаться в размышления: «а что если…», «а как это кончится», «а как это обернется»? Но, вместо того чтобы думать о том, что я буду делать через десять лет, я думаю о том, что буду делать сегодня вечером, или о том, в какой сцене я буду сниматься завтра.

Так что на данный момент я просто стараюсь сфокусироваться на том, чем занят в данную минуту, — и в данную минуту я занят съемками в третьем «Человеке-пауке». Наверное, когда мне было двенадцать лет, я не мог даже предположить, что буду делать то, что делаю сегодня, но я очень рад, что все так обернулось. Мне нравится играть этого персонажа, но съемки нового фильма, пожалуй, самые сложные из всех, что мы делали ранее, так что я стараюсь полностью посвятить свое внимание этому проекту сейчас.

— После премьеры «По наклонной», многие начали говорить о том, что вы можете получить номинацию на «Оскар» за эту роль. Как вы относитесь к таким разговорам?

— Для меня это честь, что люди вообще рассматривают такой вариант развития событий (в итоге фильм не получил никакой номинации. — Прим. ред.). «Оскар» — высший знак признания, который актер может получить. Так что тот факт, что об этом говорят и ставят мое имя в одном предложении с этой наградой, очень впечатляет. Но мне надо напоминать себе, что мне всего двадцать четыре года, у меня впереди еще вся карьера, и если это будет не этот фильм, то другой, я в этом уверен. Так что я никуда не тороплюсь, хотя мне и приятно, и я очень благодарен тому, что люди рассматривают меня в подобном ключе.

«По наклонной» («Cherry») на Apple TV+
Подробности по теме
«Асоциальная сеть», «Трафик», «По наклонной»: три новых фильма про наркотики
«Асоциальная сеть», «Трафик», «По наклонной»: три новых фильма про наркотики