С 18 декабря в «Амедиатеке» выходит новая сериальная экранизация «Противостояния» — эпического романа Стивена Кинга об эпидемии и конце цивилизации. Станислав Зельвенский, посмотрев половину сезона, рассказывает, насколько актуален сериал, когда его сюжет уже не кажется таким фантастическим.

Билли Джоэл определенно переживает ренессанс: в «Короне» под «Uptown Girl» танцует принцесса Диана, в «Пацанах» он вообще любимый артист главного героя, вот и пилотный эпизод «Противостояния», последнего большого сериала этого года, заканчивается его хитом «The Stranger». Который попал в чарты в конце 70-х — примерно тогда же, когда Стивен Кинг опубликовал один из своих самых амбициозных романов, точнее, его первую сокращенную версию.

Даже сокращенное «Противостояние» очевидно не втиснулось бы в кинофильм, но телеверсия существует уже давно — в 1994 году ее поставил кинговский приятель Мик Гаррис по сценарию самого автора (и с его не таким уж крошечным актерским участием). Впрочем, Кинг, как известно, редко полностью доволен собой и своими экранизациями, и новая версия CBS тоже выходит при его поддержке — более того, специально для нее он как‑то переписал запоминающийся финал.

Что, конечно, чрезвычайно интригует и вообще мудрый ход, поскольку дает очевидный повод посмотреть «Противостояние» тем многочисленным зрителям, которые так или иначе знакомы с материалом. Повод, который пригодится, потому что в остальном новый мини-сериал пока выглядит чуть более дорогой и ладной, но не очень-то необходимой репликой старого.

Русский трейлер «Противостояния»

События «Противостояния» разворачиваются на руинах цивилизации: сбежавший из американской военной лаборатории вирус за считаные месяцы выкашивает почти все население Земли. Выживают обладающие иммунитетом единицы. В Америке они постепенно собираются в двух лагерях: один находится в Болдере, штат Колорадо, второй в Лас-Вегасе. И все это подано под густым соусом христианского символизма: болдеровские группируются вокруг святой чернокожей старушки (ее играет Вупи Голдберг с седыми дредами), заседающей среди кукурузных полей, а в лас-вегасском гнезде разврата верховодит Рэндалл Флэгг (Александер Скарсгорд), представитель дьявола (ну или сам дьявол, кому как нравится) в ковбойском наряде.

© CBS Television Studios

Иначе говоря, это одновременно очень громоздкий и очень простой текст. Простой — потому что сводится к максимально наглядной борьбе добра со злом. Громоздкий — потому что в «Противостоянии» куча героев, и у каждого своя дорожка, которая приводит его, соответственно, в один из лагерей: рок-музыкант, преступник, профессор, беременная девушка и так далее. Шестичасовому сериалу 1994 года дыхания не хватило: многие линии выглядели чересчур пунктирными. В новом около девяти часов, но проблема, кажется, останется — уже по первым сериям (прессе показали примерно половину) понятно, что одни персонажи будут принесены в жертву другим.

Шоураннеры (один из них — Джош Бун, автор несчастных «Новых мутантов») линейному повествованию предпочли шашлык из флешбэков — очевидно, это сделано, чтобы добавить динамики, но на практике скорее сбивает с толку и с настроения. Из разумных решений — то, что фокус чуть сдвинут со Стю Редмана, безупречно положительного рабочего парня из Техаса (Джеймс Марсден; в старом сериале его играл Гэри Синиз) на более сложного героя Гарольда Лаудера (Оуэн Тиг из «Оно»), инцела-литератора, одержимого своей бывшей бэбиситтершей, у которой тоже удачно оказался иммунитет (Одесса Янг из «Ширли»). Среди странных решений — выбор Эмбер Херд на роль учительницы-девственницы со сложной внутренней жизнью; она выглядит потерянно и неубедительно. Красивый мужчина Скарсгорд, от которого очень многое зависит, пока тоже вызывает скорее вопросы, чем трепет, впрочем, главные сцены Флэгга — во второй половине сериала.

© CBS Television Studios

Больную тему с вирусом сериал проезжает довольно стремительно: это скорее «Лост», чем «Ходячие мертвецы». Хоррор-составляющая «Противостояния» ограничивается, в общем, тем, что все время кого‑то тошнит; пилот и начинается с того, что опытный герой подбадривает салагу: «Хочешь поблевать, сынок? Давай блюй, дело хорошее» (кроме того, за первые три минуты — два привета Тому Крузу). По большей же части это рассуждение, упакованное в авантюрно-мелодраматическую форму, о том, как человечеству вести себя после конца света, о религиозной морали и американской демократии.

Мы к концу света уже заметно ближе, чем писатель и даже сценаристы, и отсюда «Противостояние» вдруг стало выглядеть отчетливо устаревшим. И не потому, что эта история, несмотря на ряд ритуальных исправлений от авторов сериала, остается главным образом белой и мужской. Просто многие исходные позиции Кинга на пороге 2021 года кажутся сомнительными — начиная с того, что Бог и Дьявол полем решительной битвы выберут Америку.

«Противостояние» в «Амедиатеке»
Подробнее на «Афише»
Подробности по теме
Marvel-ситком, вирус Кинга и аниме: главные сериалы зимы 2020/2021
Marvel-ситком, вирус Кинга и аниме: главные сериалы зимы 2020/2021